Версия для печати

Superman made in Russia

Мельков Сергей Кошкин Андрей
Мировой экономический кризис дал толчок поиску наиболее эффективной модели управления нашей страной. Брендом стали слова «модернизация», «консерватизм» и «патриотизм», но их содержание вызывает острейшие дискуссии. Новые праздники, например День народного единства, пока не консолидируют российское общество.
Мировой экономический кризис дал толчок поиску наиболее эффективной модели управления нашей страной. Брендом стали слова «модернизация», «консерватизм» и «патриотизм», но их содержание вызывает острейшие дискуссии. Новые праздники, например День народного единства, пока не консолидируют российское общество.
{{direct}}
Кинематограф тоже активно откликается на социально-политические запросы. Буквально в последние месяцы в отечественный прокат вышло несколько фильмов о войне и ее последствиях («Брестская крепость», «Край»). Не стихают споры по поводу идей и личностей, способных обеспечить российскую идентичность или самим стать такой идентичностью. Попробуем понять: какой герой и для кого нужен в сегодняшней России?

Приемлем ли американский образец?

Чем в ментальном пространстве подкрепить, например, стремление современного российского руководства к активизации сотрудничества с передовыми постиндустриальными странами? Так, во время своего визита в Соединенные Штаты министр обороны РФ Анатолий Сердюков артикулировал стремление части отечественной политэлиты консолидировать совместно с американцами усилия в сфере безопасности. Но, полагаем, реальную консолидацию не удастся ограничить только одной областью.

Можно, скажем, скопировать заокеанские комиксные схемы (Рэмбо, Человека-Паука, борца с Терминатором) и механически перенести их в нашу страну. Однако российская попытка слепого копирования не удалась – мы имеем в виду киноленту «Черная молния» о юноше, нашедшем машину с волшебными свойствами и затем спасшем свой родной город. Фильм этот абсолютно фантастичен, сказочен, нереален. Не думаем, что такой герой станет популярным в России, поскольку он закрыт для окружающих и постоянно разрешает свои внутренние комплексы.

Или нам нужен обязательно герой-вояка? Сложный вопрос. В Российской армии, как и в нашем обществе, идут сложные процессы, она должна обрести новый облик. Но удастся ли добиться этой цели в основном административными методами, не создав новый идеал защитника Родины?

Психологи утверждают: «Идеальное человек способен не только отображать, но и преобразовывать в своем сознании и на практике». Приходится признать, что наши мальчишки сегодня формируются на действиях крутых парней, которых играют Сталлоне, Шварценеггер, Уиллис и др. Неплохо, что им подражают во всем мире, ведь политический заказ на этих «жестких мужчин» был сформирован в Америке в 70-е годы для поднятия популярности военной службы и Пентагона (об этом мы уже писали в №35). Следовательно, сегодня России нужен свой национальный воин-герой для подражания, не уступающий по популярности зарубежным кумирам.

Коллаж Андрея Седых

Мы убеждены в том, что доморощенному супермену made in Russia, например Вокру (воину креатива), еще предстоит стать вровень по популярности с американскими аналогами. Но как этого добиться, если даже современные российские военные (а уж они-то всегда были популярны у наших граждан) идеалом для молодежи сегодня не являются? Неужели нам предстоит адаптировать персонажи фильмов о Великой Отечественной войне, то есть героев прошлого, к современной ситуации?

Объяснений, почему у нас пока нет нового идеального героя, много – от несовершенства отечественного кинематографа до отсутствия популярности армии в обществе. Но если считать, что время для рождения новых российских героев/супергероев еще не пришло, то они никогда и не появятся. Если будем полагать, что это проблема армии, то ошибемся. Это дело власти и общества, именно в такой последовательности.

Попытки создать образ героя в рамках взаимодействия наших и иностранных спецслужб в отечественном кинематографе предпринимались. Так, сыграла Заворотнюк мужественную даму в звании полковника, которая предотвращает страшный, угрожающий чуть ли не всей планете теракт. Но бывшая «прекрасная няня» не завоевала популярности у массового зрителя на данном поприще, а скорее вызвала отторжение, по-видимому, потому, что у нас, как и во всем мире, женщина пока не может претендовать на роль, сопоставимую с персонажами названных выше звезд Голливуда. Даже если она Лопес в фильме «Опасный».

Есть, впрочем, удачные отечественные примеры, когда на экране мы видим сотрудников спецслужб, на которых очень хочется походить. В частности, в фильме «Обратный отсчет» все главные действующие лица, бесспорно, заслуживают уважения. И тот, кто ездит на «крутой тачке» и владеет приемами рукопашного боя (Мерзликин), и гений-хакер (Акиньшина), и слепой минер от бога (Ярмольник). Все они находятся в команде (спецподразделении) борцов с терроризмом, но, похоже, на статус главного российского героя пока не тянут. Да и формат этой киноленты вполне голливудский.

Словом, некий серьезный и брутальный идеал для укрепления своей безопасности России нужен. Его еще предстоит найти.

«Кирпичи» и «раствор»

Среди общечеловеческих ценностей – «строительного материала» отечественного супергероя, на наш взгляд, необходимо выбрать следующие: 1) любовь к Родине, 2) любовь к женщине, 3) обостренное чувство справедливости, 4) стремление быть там, где обществу и российским людям тяжело и опасно. В качестве такого «материала» выступают ценности бизнеса (хотя, пожалуй, не все, а те, что не связаны с криминалом и легкой наживой), который строится честно на основе интеллектуального труда. Наш доморощенный супергерой вынужден стоять на страже интересов общества, простых граждан, слабых и беззащитных.

В России сегодня наработанные пропагандистские штампы патриотических ценностей (периодически выдаваемых за общечеловеческие) продолжают культивироваться СМИ, силовиками, депутатами, партиями, чиновниками. Но люди в большинстве своем зачастую, полагаем, равнодушны к подобной риторике, их чаще интересуют цены на продукты, услуги ЖКХ и бензин.

На Западе патриотизм зиждется на заботе о гражданах, хороших дорогах, качественном бытовом обслуживании, улучшении условий для стариков и детей. В России же люди пока постоянно ощущают на себе ухудшение здравоохранения, поборы в различных учреждениях, бесплатных школах и больницах, а власть наращивает температуру вокруг патриотических ценностей пропагандистскими методами.

Во все времена у всех народов умные люди – достояние нации. Ученый – это герой, он открывает неизведанное и борется с ним во имя лучшей жизни. У нас это, как правило, нищий исследователь, воюющий с ветряными мельницами, которые вращают чиновники. Попытки прославлять человека науки были во все времена. И сегодня отечественные киносценаристы на Первом канале в телесериале «Побег» своеобразно делают это. Выпускник МГТУ имени Н. Э. Баумана, окончивший вуз с красным дипломом, успешный бизнесмен специально садится в тюрьму, чтобы, используя свои знания и опыт строителя, подготовить и помочь совершить побег своему брату, незаконно обвиненному и приговоренному к высшей мере наказания. Наш педагогический опыт убеждает, что российская молодежь в условиях развивающихся рыночных отношений уже давно сделала запрос на героическую интеллектуальную личность. Но какую?

Нынешнее поколение, вступающее в активный период созидания, было свидетелем уничтожения основ советской идеологии, морали и нравственных ориентиров, когда стремительное обогащение одних происходило в результате быстрого обнищания других, то есть в период трансформации коммунистических понятий о «классовых» ценностях и интересах. Такое поколение не хочет доживать свой век на мизерную пенсию, как их родители. Поэтому идеалы героических поколений перестали быть для молодых людей привлекательными. В период их становления главным мерилом успеха были деньги, причем зачастую любой ценой.

Сегодня методы достижения благосостояния, завоевания авторитета у окружающих меняются. Молодежь ради обогащения не хочет идти в наемные убийцы, черные рейдеры, на панель, а фильмы «Бригада», «Жмурки», «Банды» перестали быть руководством к действию. Новые российские патриоты с хорошим образованием желают работать в «Газпроме», ЛУКОЙЛе, Счетной палате и судейском сообществе, приобщаться к партийным фондам. Некоторым молодым людям нравится там, где можно «пилить» бюджеты и черпать из коррупционных ручьев, делать карьеру депутата или биржевого спекулянта.

Такие ценности и интересы выдвигает нынешнее молодое поколение на ключевые позиции в стране. Игнорировать кинематографу и литературе подобного рода стремления – значит удаляться от истины жизни. Люди устали от славословия и официальной фальши, а героический идеал без связи с правдивыми, реальными ценностями и интересами – это мертворожденный супергерой.

Запрос на Робина Гуда

Власть – пока единственная эффективная сила в России, поэтому политэлита может и должна выстроить стратегию на создание супергероя. Этот заказ на героя, полагаем, уже существует. Не зря же президент РФ и представители правящих кругов встречаются с культурной интеллигенцией, где не только обсуждаются проблемы современного искусства, но и продуцируются эталоны общественного поведения в условиях модернизации. Власть, как известно, во все времена была за прогнозируемое поведение общества.

Пока получается, что пути для героизации личности властными структурами направлены в прошлое (см. в №41 ). Так, мы продолжаем говорить о величии России, опираясь на ее обширную территорию, наличие ядерного оружия, запасов сырья, членство в «Восьмерке» и «Двадцатке», а из страны бегут ученые и специалисты, происходит деградация населения от пьянства, табакокурения и наркомании. По нашему мнению, высшая политическая власть России пока не знает, какой ей нужен отечественный супергерой.

Российское общество нуждается в положительных героях для своего обновления и адаптации к существующим реалиям, в том числе к новым условиям комплексной безопасности, когда вызовы и угрозы неизвестны и/или постоянно изменяются. То есть Илья Муромец, Добрыня Никитич и Алеша Попович современными героями в нашей стране вряд ли станут. В обществе созревают требования к супергерою, но пока они разрозненные, не сложены в схему и не запущены как механизм.

Правда, иногда герой вдруг появляется как бы ниоткуда. Поучительна история с Егором Бычковым – бывшим руководителем фонда «Город без наркотиков» из Нижнего Тагила, который по просьбе родителей принудительно лечил их детей-наркоманов. Суд вначале в соответствии с буквой закона осудил Бычкова на 3,5 года строгого режима, однако общество возмутилось несправедливым решением и срок был заменен на условный.

Возникают вопросы: действия Бычкова – это реализация общественного запроса на российского Робина Гуда? Образ решительного парня, который не уповает на власть и закон, необходим обществу, чтобы двигаться вперед? Интересно, снимут ли про него художественный фильм?

Надежды есть!

Поиск современного героя в России продолжается. И все же каким он представляется? Отечественному герою, видимо, предопределен удел – закрывать те прорехи в нынешней действительности, которые неспособны ликвидировать ни власть, ни общественность. Мы будем прекрасно понимать: он борется с тем, что кажется нам неодолимым. Но настоящий герой все равно продолжит битву со злом, так как по-другому поступить не может.

Он должен быть обращен в будущее, в российскую перспективу. В то же время это не сказочка, не лубок. Герой представляется нам продвинутым, образованным человеком, но отнюдь не полностью лояльным по отношению к стране, государству.

И в конце, если честно, мы затрудняемся четко определить: кто же сегодня в России герой? Будем искать или ждать.

Опубликовано в выпуске № 47 (363) за 1 декабря 2010 года

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц