Версия для печати

Единая ВКО России: политика и стратегия

Кнутов Юрий
Согласно материалам доклада Исследовательской службы конгресса США после операции «Буря в пустыне» 100 процентов всех боевых потерь американской военной авиации в самолетах связаны с применением зенитных средств неприятельской противовоздушной обороны. Более того, начиная с 1991 года и по сей день ни один американский военный самолет не был сбит вражескими летчиками. Поэтому в начале XXI века Пентагон принял новую оперативную концепцию Destruction of Enemy Air Defense (DEAD) или «Уничтожение ПВО противника». Одновременно США приступили к созданию глобальной системы аэрокосмической обороны Северо-Американского континента. Ответом на эти вызовы времени могла бы стать современная воздушно-космическая оборона (ВКО) России, вопрос о выделении которой в самостоятельный род войск должен рассматриваться в самое ближайшее время.
Согласно материалам доклада Исследовательской службы конгресса США после операции «Буря в пустыне» 100 процентов всех боевых потерь американской военной авиации в самолетах связаны с применением зенитных средств неприятельской противовоздушной обороны. Более того, начиная с 1991 года и по сей день ни один американский военный самолет не был сбит вражескими летчиками. Поэтому в начале XXI века Пентагон принял новую оперативную концепцию Destruction of Enemy Air Defense (DEAD) или «Уничтожение ПВО противника». Одновременно США приступили к созданию глобальной системы аэрокосмической обороны Северо-Американского континента. Ответом на эти вызовы времени могла бы стать современная воздушно-космическая оборона (ВКО) России, вопрос о выделении которой в самостоятельный род войск должен рассматриваться в самое ближайшее время.
{{direct}}

6 июня 1982 года, в 15-ю годовщину начала «шестидневной войны» израильские войска вторглись в Ливан. Через три дня авиация армии обороны Израиля (ЦАХАЛ) нанесла мощный удар по развернутой в долине Бекаа сирийской группировке ПВО «Феда» («Зонт»), выведя ее из строя. Операция ВВС ЦАХАЛ «Арцав-19» стала прообразом так называемых бесконтактных (дистанционных) войн.

После «судного дня»

Тель-Авив тщательно подготовился к авиаудару. Для него это был вопрос чести – отомстить за поражение, нанесенное его ВВС египетской и сирийской ПВО в ходе войны «Судного дня» в октябре 1973-го. Тогда за 18 дней боев с помощью ЗРК «Квадрат» («Куб»), ПЗРК «Стрела-2» и ЗСУ-23-4 «Шилка» были сбиты 53 из 170 имевшихся в ВВС ЦАХАЛ штурмовиков A-4 Skyhawk и 33 из 177 истребителей-бомбардировщиков F-4 Phantom (только ЗРК «Квадрат» поразил 40 самолетов противника). Израильтяне подтвердили потерю 53 летчиков и 104 самолетов (по западным оценкам, израильская авиация лишилась от 180 до 200, а по советским данным – почти 280 машин).

В ту пору израильские пилоты прозвали ЗРК «Квадрат» Three Fingers of Death – «Три пальца смерти» (по числу ракет на одной пусковой установке), а СНР-125 получила название Low Blow – «Удар ниже пояса». Бывший командующий ВВС ЦАХАЛ Эзер Вейцман, оценивая результаты октябрьской войны, сказал, что крыло самолета-истребителя было сломано зенитной ракетой. Однако через семь лет, 28 мая 1980-го премьер-министр еврейского государства Менахем Бегин заявил, что проблема борьбы с советскими ЗРК решена и теперь израильская армия сможет уничтожить их за два часа.

Не так давно выяснилось, что США и Израилю помог предатель – ведущий конструктор одного из московских оборонных НИИ Адольф Толкачев, который с 1978 по 1984 год в обмен на два миллиона долларов передавал ЦРУ совершенно секретную информацию о советских системах ПВО, особенностях работы радиолокационных прицелов отечественных самолетов и станций наведения ЗУР.

Кроме того, в 1974 году израильтяне захватили две СНР-125 в исправном состоянии. Одну изучили сами, а вторую передали США. Американцы создали имитаторы работы и с их помощью тренировали как своих, так и израильских пилотов. Это во многом облегчило задачу подавления ЗРК советского производства не только на Ближнем Востоке, но и в Ираке и Югославии… После операции «Арцав-19» оперативная концепция применения средств воздушно-космического нападения (СВКН) США прошла ряд проверок на боевую эффективность в операциях «Лис пустыни» (авиационные и ракетные удары по Ираку, 1998), «Союзная сила» (война против Югославии, 1999), «Несокрушимая свобода» (Афганистан, 2001), «Свобода Ираку» (2003). Причем с каждым разом происходило совершенствование стратегии и тактики использования СВКН. В частности, весной 2003-го в Ираке ВВС США впервые реализовали оперативную концепцию DEAD, основанную на применении новейших средств гарантированного уничтожения наземных средств ПВО. Она предусматривает размещение систем точного целеуказания на спутниках-шпионах, самолетах ДРЛОиУ AWACS (Airborne Warning and Control System – авиационная система раннего предупреждения и управления), высотных БПЛА RQ-4 Global Hawk и других воздушных и наземных средствах радиотехнической разведки, а также внедрение новейшей аппаратуры радиоэлектронного подавления.

Коллаж Андрея Седых

Для поражения подвижных РЛС с быстро перестраиваемыми частотами специально разработана ПРР AGM-88E ААRGM HARM (High-speed Anti-Radar Missile – высокоскоростная противорадиолокационная ракета). Удар по наземным средствам ПВО наносится с помощью пилотируемых и беспилотных самолетов (БПЛА UCAV), оснащенных крылатыми ракетами класса «воздух-поверхность» AGM-158 JASSM с боевой частью повышенной мощности и точностью попадания три метра. Для разрушения бетонных укрытий применяются управляемые авиабомбы с дальностью планирования до 75 километров и другие «умные боеприпасы» большой мощности, включая кассетные. Основным способом уничтожения ПВО становится массированный авиационно-ракетный удар, построенный по принципу «атаковать с большой дальности и с высокой точностью».

Во время боевых действий в Ираке Пентагон отработал тактику борьбы с жидкостными одноступенчатыми баллистическими ракетами малой дальности Р-11 (по классификации НАТО – SS-1 Scud) советского производства. Американские спутники фиксировали старт «Скада» и тут же передавали информацию на командный пункт NORAD (North American Aerospace Defense Command – Командование аэрокосмической обороны Северной Америки, до 2006 года его штаб-квартира располагалась в городе Шайенне, недалеко от Колорадо-Спрингс, а затем после ее временной консервации была перенесена на авиабазу «Петерсон», штат Колорадо). Там производилось компьютерное моделирование траектории полета Р-11 и принималось решение, какой из батарей ЗРК Patriot, расположенных на Ближнем Востоке, поручить ее уничтожение. Затем на радиолокатор комплекса Patriot, опять же через спутник, поступала соответствующая команда и его антенна автоматически разворачивалась в сторону цели.

Однако во время стрельб выявилась интересная особенность. После выработки топлива Р-11 напоминала летящую с огромной скоростью пустую металлическую бочку с боезарядом на конце. Поэтому подрыв осколочно-фугасной боевой части ЗУР Patriot не уничтожал «Скад», а лишь пробивал в корпусе различные отверстия и в какой-то мере влиял на траекторию полета Р-11. Приходилось тратить от 10 до 28 ракет, чтобы уничтожить БЧ одного «Скада».

Наученные горьким опытом, американцы разработали новые самонаводящиеся по тепловому излучению ступени перехвата кинетического действия (hit-to-kill), когда ЗУР поражает цель не осколками, а путем прямого механического столкновения с летательным аппаратом или баллистической ракетой (с помощью этого метода можно обстреливать только одну цель, причем с известной траекторией полета, и невозможно поражать маневрирующие цели).

Успешное подавление комплексов советского производства в экспортном исполнении (без систем защиты от пассивных и активных помех, а также другой жизненно важной аппаратуры, такой, как «Дублер») позволило развернуть на Западе широкую пропагандистскую кампанию о якобы низкой эффективности наших систем ПВО и полном превосходстве авиации НАТО над ними.

Рубежи защиты и нападения

К сожалению, надо признать, что дезинформационная шумиха, поднятая в западных СМИ, дала свои результаты. В определенных российских военных кругах на время возобладала точка зрения о недостаточной эффективности отечественного зенитного ракетного оружия. Ставка была сделана на авиацию ВВС и ПВО как основу системы противовоздушной обороны России.

Воспользовавшись благоприятным моментом, Пентагон смог совершить рывок, начав в сентябре 2004 года развертывание глубоко эшелонированной системы аэрокосмической обороны Северо-Американского континента. На вооружение армии США поступили усовершенствованные комплексы ПРО-ПВО Aegis, а также THAAD (Terminal High Altitude Area Defense), Patriot PAC-3 (Patriot Advanced Capability-3) и GBI. Если над акваторией Мирового океана авиацию противника должна встречать авиация ВМС США, то уже на следующем рубеже глобальной системы защиты находится корабельная многофункциональная боевая информационно-управляющая система Aegis. Она выполняет задачи противовоздушной и противоракетной обороны. Ее боевые возможности продемонстрированы всему миру 21 февраля 2008 года, когда ракетой-перехватчиком Standard Missile-3 (SM-3) был сбит потерявший управление американский спутник US-193.

SМ-3 была оснащена тепловыми сенсорными датчиками. Так как двигатели последней ступени баллистической ракеты, а также спутники, находящиеся на солнечной стороне, имеют высокую температуру, то появляется возможность использовать в противоракете инфракрасную головку самонаведения. Она позволяет уничтожать космические цели кинетически, а не путем подрыва ядерной или осколочно-фугасной боевой части.

Для непосредственной защиты Северо-Американского континента помимо истребительной авиации применяются ЗРК THAAD и Patriot. В мобильном противоракетном комплексе наземного базирования для высотного заатмосферного перехвата THAAD используется высотная гиперзвуковая маневренная противоракета, способная, как и SМ-3, кинетически поражать баллистические ракеты средней и малой дальности. Несмотря на негативный опыт иракской кампании, не снимается с вооружения и ЗРК MIM-104F Patriot PAC-3 (кстати, Patriot – фактически аббревиатура – Phased Array Tracking Radar to Intercept Of Target, РЛС сопровождения c фазированной антенной решеткой для перехвата целей). На комплекс Patriot PAC-3 возлагается задача уничтожения воздушных, баллистических и гиперзвуковых целей, а также оперативно-тактических ракет методом прямого удара боеголовкой кинетического действия.

Наибольшие опасения вызывает американская система ПРО наземного базирования GBI (Ground Based Interceptor). В ее состав входит ракета-перехватчик GBI-3 stage, которая представляет собой модернизированную коммерческую ракету-носитель «Орион». По своим боевым возможностям GBI-3 stage является баллистической ракетой средней дальности (БРСД) и способна помимо противоракет поражать наземные цели на расстоянии до 4800 километров. Принципиальное отличие ракеты-перехватчика от БРСД заключается в боеголовке. Однако как определить, что в шахте находится именно противоракета, а не баллистическая ракета, оснащенная ядерной головной частью? В случае развертывания американских ракет-перехватчиков GBI stage у границ России (например в Румынии, Грузии или Турции) ситуация во многом будет напоминать Карибский кризис. Только теперь угроза почти мгновенного удара нависнет не над Вашингтоном, а над Москвой.

Много вопросов остается и после первого в истории столкновения полностью исправного американского спутника Iridium 33, подконтрольного Пентагону, с нерабочим спутником «Космос-2251», принадлежавшим Космическим войскам России, 10 февраля 2009 года над северной частью Сибири на высоте примерно 800 километров. В результате оба аппарата разрушились. Вероятнее всего, прошло испытание американской системы противокосмической обороны, которая призвана определить в сложной обстановке в околоземном пространстве военный ИСЗ противника и быстро уничтожить его с помощью спутника-убийцы.

Проведены успешные запуски беспилотного орбитального самолета Х-37B и гиперзвукового аппарата FHTV-2. Они не подпадают под Договор по СНВ-3, способны нести ядерное и кинетическое оружие на борту и могут применяться не только в космосе, но и по целям на поверхности земли и океана. Продолжается совершенствование системы предупреждения аэрокосмического нападения на территорию США. Для этого помимо традиционных систем оповещения (космические спутники, радиолокационные станции наземного и морского базирования) создается сеть автоматических РЛС на привязных аэростатах.

Ведутся разработки оружия, действующего на основе новых физических принципов, в первую очередь лазерного. Между тем главный недостаток боевых лазеров – зависимость от атмосферных условий – все еще не преодолен. Наличие облаков, тумана, искусственная дымовая завеса по-прежнему представляют ощутимое препятствие для лазерного луча. В связи с этим упор делается на боевые лазеры, использование которых возможно в ясную погоду, на больших высотах либо в космосе, когда топливный бак баллистической ракеты можно поразить лазерным лучом. Именно по этому пути идут США, активно разрабатывая лазерное оружие воздушного (ABL или Airborne Laser на самолете Boeing 747-400F) и наземного базирования (программа Tactical High Energy Laser). Уже созданы относительно компактные боевые лазеры, которые можно установить на автомобиле. Они предназначены для поражения беспилотных летательных аппаратов и реактивных снарядов.

Без лишнего шума Пентагон прибегает и к такой необычной форме борьбы с противником, как дистанционное отключение его радиотехнических устройств. В 90-е годы югославская армия приобрела в странах НАТО различную электронику. После попыток Белграда силой сохранить территориальную целостность страны Североатлантический альянс начал войну против Югославии. К удивлению сербских военных перед началом боевых действий почти вся закупленная на Западе аппаратура вышла из строя. Как оказалось, причина ее поломки была заранее запрограммирована.

Чтобы избежать копирования интегральных схем конкурентами, производители добавляют в них ложные цепочки, которые не используются в работе, но создают путаницу при попытке создания дубликата. Эти лишние элементы могут быть не только «пустышками», но и в ряде случаев исполняют роль троянского коня. Перед нанесением бомбовых ударов спутники и самолеты США послали закодированные сигналы, активировав «нерабочие» участки микросхем. В результате часть югославской боевой техники оказалась дистанционно выключена. Аналогичная операция была проведена Пентагоном в 2003 году в Ираке. Тогда удалось отключить французские ЗРК и РЛС западного производства.

Ведутся разработки СВЧ-оружия, способного мощным направленным электромагнитным импульсом на расстоянии вывести из строя электронику систем ПВО противника.

Ответ Москвы

Для отработки тактических приемов концепции DEAD используется Центр боевого применения ВВС США, расположенный на авиабазе Nellis в штате Невада, возле Лас-Вегаса. Здесь имеется музей, где демонстрируются не только американская авиационная техника и ЗРК, но и советские истребители, радиолокационные станции и зенитные ракетные комплексы. Они были захвачены израильскими войсками у египтян и сирийцев, а также приобретены американцами в странах бывшего Варшавского договора или получены из России в период правления президента Бориса Ельцина (например станции и пусковые установки с ракетами ЗРС С-300В и С-300П).

Впрочем, некоторые образцы представлены в виде макетов в натуральную величину, а действующие экземпляры используются в исследовательских целях. На полигоне авиабазы Nellis оборудованы позиции РЛС П-35, П-18, П-40, СТ-68У и др. Помимо техники РТВ на обширной местности по всем правилам военной науки размещены симуляторы С-75, С-125, С-200, С-300В, С-300П (действующие макеты ПУ с ракетами, имитаторы работы РЛС и СНР), что позволяет американским и зарубежным летчикам регулярно отрабатывать различные варианты уничтожения наших средств ПВО. И это, конечно, говорит о многом…

Для противодействия DEAD в Российской армии в рамках воздушно-космической обороны страны реализуется концепция маневренной противоздушной обороны. Необходимо сказать, что воздушно-космическая оборона – это не отдельный род войск, а система политических, экономических, военных, военно-технических, правовых и иных мер, проводимых на государственном уровне с целью подготовки и ведения военных действий в воздушном пространстве Российской Федерации и в ближайшем космосе. Основные принципы построения современной ВКО разработаны еще в середине 80-х годов в Главном штабе Войск ПВО. Часть из них была проверена на практике при организации ПВО Сирии в 1983–1984 годах и показала свою высокую боевую эффективность в борьбе не только с израильской, но и с американской авиацией.

Утвержденная 5 февраля 2010 года указом президента РФ Военная доктрина Российской Федерации предусматривает участие нашей страны в военных или вооруженных конфликтах, а также в локальных войнах. Ведение обычными (неядерными) средствами региональной или крупномасштабной войны доктриной не предусматривается. С целью решения стоящих перед Российской армией задач сформированы четыре Объединенных стратегических командования: ОСК «Запад» (штаб в Санкт-Петербурге), ОСК «Центр» (штаб в Екатеринбурге), ОСК «Юг» (штаб в Ростове-на-Дону) и ОСК «Восток» (штаб в Хабаровске), а также четыре командования ВВС и ПВО. Для защиты Центрального промышленного района, воздушного пространства и ближнего космоса над Москвой образовано Оперативно-стратегическое командование Воздушно-космической обороны (ОСК ВКО).

Надо отметить, что похожая система управления противовоздушной обороной уже существовала в нашей стране. В 1979 году Генеральный штаб во главе с Маршалом Советского Союза Николаем Огарковым провел военную реформу. Были созданы четыре Главных командования войск: Западного направления со ставкой в Легнице (Польша), Юго-Западного со ставкой в Кишиневе, Южного со ставкой в Баку и Дальнего Востока со ставкой в Хабаровске.

В подчинение главнокомандующих войсками соответствующих стратегических направлений перешли и части ПВО, дислоцируемые в приграничных округах. Двойное подчинение Войск ПВО (штаб ставки и Главный штаб Войск ПВО) привело к резкому снижению выучки личного состава и как следствие – к росту небоеготовности. Камнем преткновения стала организация взаимодействия между войсковой и объектовой ПВО (из-за несовместимости аппаратуры АСУ, РЛС и ЗРК). В 1986 году от реформы решили отказаться, однако все ее негативные последствия в короткие сроки устранить не смогли. Прямым результатом непродуманного реформирования системы ПВО стал безнаказанный пролет Руста с посадкой на Красной площади.

В настоящее время технологические трудности, существовавшие в конце ХХ века, во многом преодолены. Начато создание глубоко интегрированной системы ВКО, включающей подсистемы разведки и предупреждения о воздушно-космическом нападении, поражения и подавления сил и средств воздушно-космического нападения, всестороннего обеспечения и управления. В соответствии с новым обликом Вооруженных Сил части ЗРВ преобразованы в бригады ВКО. Они оснащаются ЗРС С-400, а в ближайшей перспективе – С-500, способной уничтожать гиперзвуковые и баллистические цели. Рассматривается вопрос о реанимации проекта противокосмической обороны на основе перехватчика МиГ-31. Размораживаются работы по созданию отечественного лазерного комплекса авиационного базирования А-60 на базе самолета Ил-76. Проведена модернизация стационарного комплекса ПРО Москвы А-135. Теперь РЛС «Дон-2Н» может использоваться совместно с ЗРС С-400. И самое главное – разработана аппаратура сопряжения между разнородными системами ПВО, что подтвердили успешные совместные боевые стрельбы ЗРК «Бук-1М» и ЗРС С-300ПС на учениях «Восток-2010».

В рамках Единой системы ПВО СНГ началось формирование региональных зон ПВО – восточноевропейской (Россия и Белоруссия), кавказской (Россия и Армения) и центральноазиатской (Россия и Казахстан). Планируется создать Единую космическую систему, которая совместно с модернизированными и новыми РЛС системы ПРН позволит своевременно отслеживать информацию о воздушных, гиперзвуковых и космических целях не только над территорией России, странами СНГ, но и над другими регионами мира.

Опыт создания воздушно-космической обороны Советского Союза, а также современной системы аэрокосмической обороны США показывает, что нельзя рассматривать систему ВКО России как нечто вспомогательное, не имеющее четкой структуры и своего командования с широкими полномочиями, подобными командованию NORAD. Найти правильный баланс между децентрализованным (Объединенные стратегические командования) и централизованным (Командование ВКО) управлением – задача по-прежнему актуальная. От ее правильного решения во многом будет зависеть безопасность страны.

Юрий Кнутов,
заведующий ФГУ «Музей Войск ПВО» Министерства обороны России

Опубликовано в выпуске № 50 (366) за 22 декабря 2010 года

Аватар пользователя александр павлович
александр павлович
03 января 2011
опять стращалки про США.мир меняется и самый главный враг России коррупция ,некомпетентность и то страшное социальное расслоение общества которое получилось после правления ельцина.сейчас главное заставить работать ворованные деньги на народ России.хотя бы хоть это.
Аватар пользователя александр павлович
александр павлович
03 января 2011
опять стращалки про США.мир меняется и самый главный враг России коррупция ,некомпетентность и то страшное социальное расслоение общества которое получилось после правления ельцина.сейчас главное заставить работать ворованные деньги на народ России.хотя бы хоть это.

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц