Версия для печати

Радиоэлектронный щит: прошлое и настоящее

Любин Михаил
Зарождение радиоэлектронной борьбы (РЭБ) было связано с необходимостью нарушения радиосвязи как средства управления вооруженными силами противника. В ходе Русско-японской войны моряки российского флота в качестве способа радиопротиводействия (РПД) 15 апреля 1904 года впервые в мире применили преднамеренные радиопомехи, существенно нарушившие радиосвязь вражеских кораблей – корректировщиков артиллерийского огня во время обстрела японской эскадрой внутреннего рейда Порт-Артура. В честь этого исторического факта в наших Вооруженных Силах был учрежден День специалиста РЭБ.
Зарождение радиоэлектронной борьбы (РЭБ) было связано с необходимостью нарушения радиосвязи как средства управления вооруженными силами противника. В ходе Русско-японской войны моряки российского флота в качестве способа радиопротиводействия (РПД) 15 апреля 1904 года впервые в мире применили преднамеренные радиопомехи, существенно нарушившие радиосвязь вражеских кораблей – корректировщиков артиллерийского огня во время обстрела японской эскадрой внутреннего рейда Порт-Артура. В честь этого исторического факта в наших Вооруженных Силах был учрежден День специалиста РЭБ.
{{direct}}

В сороковые и пятидесятые

В годы Русско-японской и Первой мировой войн помехи применялись эпизодически, а объектами РЭБ являлись только средства радиосвязи, используемые для управления войсками и военно-морскими силами. Во время Второй мировой войны и в послевоенные годы в качестве технической основы систем управления войсками и оружием наряду со средствами радиосвязи широко внедрялись и другие радиоэлектронные средства (РЭС), особенно средства радиолокации, ставшие первоочередными объектами РЭБ в развернувшихся боевых действиях зарубежных и отечественных ВВС. Вот почему представляется целесообразным рассмотреть наиболее характерные вопросы истории развития РЭБ именно в этой сфере.

Самолеты бомбардировочной авиации США и Великобритании начиная с июля 1943 года в достаточно широком масштабе создавали пассивные (применяя металлизированные полуволновые дипольные отражатели) и активные (с помощью специальных радиопередатчиков) помехи с целью радиоэлектронного подавления (РЭП) радиолокационных станций системы ПВО Германии. При этом для подавления РЛС обнаружения воздушных целей, наведения истребителей и целеуказания зенитной артиллерии (то есть РЛС ОНЦ, используемых для управления войсками ПВО противника) около 10 процентов бомбардировщиков были переоборудованы в специальные самолеты – постановщики помех, которые выполняли функции групповой защиты основных ударных сил. В дополнение к этому каждый самолет с целью индивидуальной защиты оснащался аппаратурой пассивных и активных помех для подавления РЭС управления оружием ПВО, то есть РЛС орудийной наводки зенитной артиллерии и бортовых РЛС истребителей противника. По оценке зарубежных специалистов, потери бомбардировщиков уменьшились примерно в два раза по сравнению с потерями самолетов, не прикрытых помехами.

В наших Военно-воздушных силах с целью подавления РЛС системы ПВО противника с августа 1943 года начали использоваться пассивные помехи. В каждом бомбардировочном полку авиации дальнего действия (АДД) с выделенных двух-трех самолетов, следовавших впереди и с превышением относительно прикрываемых машин, экипажи вручную с интервалом около 10 секунд сбрасывали пачки из 200 бумажных металлизированных лент длиной 25–30 сантиметров с целью подавления РЛС управления войсками и оружием ПВО противника. Для определения момента входа самолетов в зону обнаружения РЛС использовались самолетные обнаружители радиолокаторов СОЛ-3 и СОЛ-3А. Благодаря своевременному применению помех в сочетании с противозенитным и противоистребительным маневром в определенной степени были снижены потери машин и повышена эффективность ударов АДД. (В скобках заметим, что задачи по нарушению радиосвязи управления войсками противника в 1943–1945 годах на фронтах Великой Отечественной войны успешно выполнялись сформированными в наших Сухопутных войсках четырьмя отдельными радиодивизионами специального назначения, которые, например, в начале 1943-го блокировали радиосвязь верховного германского командования с окруженной группировкой войск под Сталинградом.)

После окончания Великой Отечественной войны предприятиями отечественного ОПК (прежде всего ЦНИРТИ им. академика А. И. Берга, а также НИИАП, город Новосибирск, НИИ «Экран», город Самара и др.) были разработаны и в начале 50-х годов приняты на вооружение ВВС более совершенные средства пассивных помех: дипольные отражатели из стекловолокна типа ДОС-113, ДОС-50, ДОС-15, автоматы для их сбрасывания типа АСО-16, АСО-28, АПП-22 для групповой защиты и автоматы типа АСО-2Б и АСО-2И для индивидуальной защиты самолетов. Коллективы, возглавляемые главными конструкторами Г.В. Абрамовым, А.Н. Болдыревым, А.А. Зиничевым и Б.А. Копыловым, создали наиболее важные из самолетных средств РЭП станции прицельных активных помех типа ПР-1, СПС-1 и СПС-2, станции заградительных помех типа «Завеса» и станции прицельно-заградительных помех типа «Букет» для групповой защиты самолетов, а специалисты под руководством конструкторов Л. В. Волкова, Ю. Н. Мажорова, Е. К. Спиридонова и Ю. С. Фурсова – автоматические станции активных помех типа «Роза», «Резеда» и «Сирень» для индивидуальной защиты самолетов.

В первой половине 50-х ряд самолетов фронтовой, дальней и военно-транспортной авиации послужил основой для разработки специальных крылатых машин, предназначенных для ведения радиоэлектронной борьбы и оснащенных упомянутыми средствами РЭП групповой защиты. В те же годы на базе самолетов – постановщиков помех началось формирование отдельных частей и подразделений РЭБ (дальняя авиация: отдельный авиаполк на самолетах Ту-16П, в каждом из трех авиакорпусов ДА – отдельная авиаэскадрилья РЭБ, в каждом бомбардировочном полку – эскадрилья постановщиков помех на Ту-16П и Ту-22ПП, фронтовая авиация: в каждом из семи авиаобъединений – отдельная эскадрилья РЭБ, в каждом бомбардировочном полку – подразделение постановщиков помех в составе 4–8 самолетов Ил-28П).

Важная составляющая

Особое место в теории и практике РЭБ приобрело поражение радиоэлектронных объектов специально предназначенным для этого оружием. Известно, что в 50–60-х годах на вооружение систем ПВО ведущих государств мира поступили зенитно-ракетные комплексы и обеспечивающие их радиоэлектронные приборы, обладающие высокой помехоустойчивостью. Успешное преодоление авиацией таких помехоустойчивых систем ПВО могло быть достигнуто только при условии согласованного применения средств РЭП и ракет класса «воздух-РЛС».

Коллаж Андрея Седых

Этими ракетами (типа «Шрайк, «Стандарт» ARM и «Мартель») стали оснащаться самолеты ВВС стран НАТО. Исходя из специального назначения и используемых радиоэлектронных средств для высокоточного наведения на излучение поражаемых РЛС такие противорадиолокационные ракеты достаточно обоснованно за рубежом рассматриваются как средства радиоэлектронной войны (в нашей терминологии – РЭБ).

На вооружение отечественных ВВС комплексы ракет «воздух-РЛС» типа КСР-5П были приняты в 1965 году, что является началом принципиально нового этапа развития РЭБ в наших Вооруженных Силах. Важно отметить, что такое самонаводящееся на излучение высокоточное оружие может применяться для поражения не только радиолокационных станций систем ПВО и ПРО, но и средств радиосвязи, радионавигации и других РЭС противника, работающих преимущественно в широкоосвоенных диапазонах сантиметровых и дециметровых радиоволн.

В 70–80-е годы в ВВС СССР поступали более совершенные комплексы ракет «воздух-РЛС», в том числе Х-28П, Х-58У, Х-31П для фронтовой авиации и Х-22МП для дальней авиации. В конце 80-х в нашей стране были разработаны и приняты на вооружение единственные в мире ракеты класса «воздух-воздух» типа Р-27П, наводящиеся на излучение бортовых РЛС и бортовых станций активных помех. Высокой оценки заслуживают системы управления указанных комплексов ракет, созданные, в частности, в ЦКБ автоматики (город Омск) под руководством главных конструкторов, лауреатов Государственной премии СССР А. С. Киричука, Э. И. Седунова и В. В. Славина, а также В. А. Аудера (сотрудника ЦНИРТИ им. академика А. И. Берга). Данные системы значительно опередили зарубежные аналоги, в два-три раза превзойдя их в точности наведения ракет. Так, если ракеты типа «Шрайк» и HARM могли поражать РЛС с вероятностью 0,3–0,5, то реальная вероятность поражения цели ракетой X-58У согласно результатам государственных испытаний составляет свыше 0,9 (при заданной вероятности поражения 0,8).

В те же годы вместо устаревших станций активных помех типа «Букет», предназначенных для групповой защиты самолетов, специальные крылатые и винтокрылые машины РЭБ получают более совершенные станции помех типа «Ландыш», «Азалия» и «Смальта», в которых были реализованы оптимальные виды и параметры помех. В качестве средств исполнительной радиоэлектронной разведки, входящих в состав комплексов РЭП и систем управления ракетами «воздух-РЛС», коллективами под руководством главных конструкторов А.В. Малыхина и А.С. Киричука создаются новые станции предупреждения о радиолокационном облучении самолета типа «Береза» и «Пастель» (последняя является наиболее совершенной), а специалистами, возглавляемыми главным конструктором Е. С. Сухановым (КБ Азовского оптико-механического завода), – теплопеленгаторы типа «Мак», предназначенные для обнаружения пусков ракет «земля-воздух» и «воздух-воздух».

Благодаря достаточно масштабному внедрению авиационной техники РЭБ в период 1974–1984 годов в составе ВВС были сформированы два отдельных авиаполка РЭБ на самолетах Су-24МП и Як-28ПП, восемь отдельных вертолетных эскадрилий РЭБ на винтокрылах Ми-8ППА и Ми-8СМВ. Во фронтовой авиации в каждом бомбардировочном полку на машинах Як-28 третья эскадрилья была эскадрильей РЭБ (Як-28ПП).

Опыт совместного боевого применения ракет «воздух-РЛС» и средств РЭП в локальных войнах 60–70-х годов оказался весьма успешным. Так, благодаря этому потери американской авиации во Вьетнаме в 1970–1972 годах снизились в 5–7 раз и составили в среднем 1,7 процента (на 1000 самолетовылетов – 17 сбитых самолетов), а урон израильской авиации в октябре 1973-го – менее одного процента. Здесь надо отметить, что, по оценке зарубежных специалистов, стоимость самолетных средств РЭБ не превышала 10–15 процентов от всей стоимости машины.

Наши авиационные средства РЭБ прошли проверку в Октябрьской войне на Ближнем Востоке. Так, 6 октября 1973 года группа из 120 сирийских самолетов (советского производства), наносивших массированный удар по израильским войскам в районе Голанских высот, потеряла от огня ПВО лишь одну машину (то есть 0,8 процента). Это явилось результатом поражения и подавления помехами РЛС обнаружения воздушных целей, станций управления ЗРК «Хок», РЛС наведения истребителей, их средств радиосвязи и радионавигации. Впервые для подавления РЛС управления оружием ПВО противника в целях групповой защиты самолетов использовались высокоэффективные станции помех, разработанные под руководством главного конструктора, лауреата Государственной премии СССР Е. С. Качанова. За успешную организацию боевого применения средств РЭБ были награждены орденом Красной Звезды полковники В. Ф. Зарубин и А. Т. Малахов – руководители советских консультантов-специалистов РЭБ при штабе ВВС Сирии.

В 80-е годы, когда советские войска вели боевые действия в Афганистане и участились случаи применения противником зенитных управляемых ракет с тепловыми головками самонаведения, командование ВВС приняло дополнительные меры по оснащению самолетов автоматами отстрела инфракрасных (ИК) патронов калибра 26 и 50 мм, а также по оборудованию вертолетов ИК ловушками типа ППИ-26 и станциями оптико-электронных помех СОЭП-В1А (главный конструктор В. А. Самодергин, НПО «Зенит», город Зеленоград). В результате принятых мер удалось резко (в 7–8 раз) снизить потери авиации 40-й армии.

На протяжении последних двадцати с лишним лет конструкторские работы по созданию остро необходимых средств РЭБ для ВВС и других видов Вооруженных Сил, несмотря на известные, в основном финансовые трудности, с должной настойчивостью выполнялись специалистами под руководством генерального конструктора, лауреата Государственной премии СССР и премии Совета министров СССР, заслуженного изобретателя России, доктора технических наук, профессора Ю. М. Перунова. В 80–90-е годы для индивидуальной и индивидуально-взаимной защиты самолетов вместо станций типа «Сирень» разработаны более совершенные (в том числе контейнерные) станции помех типа «Герань», которые по своим основным характеристикам были близки, а по отдельным параметрам даже превосходили аналогичные по назначению зарубежные станции активных помех. Благодаря главному конструктору, доктору технических наук, профессору Ю. Т. Карманову, а также сотрудникам КНИРТИ А. С. Ямпольскому и А. Г. Гальченкову (лауреату Госпремии СССР) удалось создать автоматические станции активных помех нового поколения с использованием цифровых методов и устройств, обеспечивающих анализ сигнальной обстановки, настройку по частоте, формирование оптимального количества видов и комбинаций помех, необходимый уровень их мощности и момент излучения.

За внедрение перспективной авиационной техники РЭП была присуждена Государственная премия СССР руководителям Службы РЭБ ВВС – генерал-майорам авиации И. В. Бахметову и Н. Ф. Николенко, а также руководителям Службы вооружения ВВС – генерал-майору авиации Н. А. Архипову и полковнику А. И. Стрелкову.

Пути восстановления

К сожалению, во второй половине 80-х годов и в «лихие 90-е» в обстановке экономического развала страны, финансовых трудностей и сокращения Вооруженных Сил были расформированы все отдельные авиационные полки РЭБ, а в бомбардировочных полках дальней и фронтовой авиации – все штатные эскадрильи радиоэлектронной борьбы. Более чем на 50 процентов сократилось количество отдельных вертолетных эскадрилий РЭБ, наземных частей и подразделений РЭБ во фронтовой авиации. Происходило свертывание органов радиоэлектронной борьбы, например ликвидированы подразделения, заказывающие технику РЭБ. В результате произошло резкое падение потенциала РЭБ ВВС.

Снижением потенциала РЭБ наряду с недостатками организации боевых действий российских войск при отражении агрессии Грузии против Южной Осетии в августе 2008 года можно объяснить существенные и неоправданные потери наших ВВС: как сообщали средства массовой информации, уже в первые часы боевых действий при фактическом отсутствии воздействия средств РЭБ на систему ПВО противника огнем его ЗРК были сбиты три истребителя-бомбардировщика Су-25 и один дальний бомбардировщик Ту-22М. В то же время вследствие созданных грузинской стороной радиопомех затруднялось управление нашими армейскими частями и подразделениями.

Для восстановления утраченного потенциала РЭБ ВВС нужно предпринять следующие меры: ускоренное оснащение самолетов (особенно фронтовой авиации) комплексами РЭП индивидуально-взаимной защиты, совершенствование комплексов РЭП групповой защиты и самонаводящегося на излучение высокоточного оружия, что особенно важно в связи с возможным внедрением в вооруженных силах вероятного противника так называемых сетецентрических систем, обеспечивающих высокую устойчивость управления боевыми действиями в масштабе времени, близком к реальному, и во всех звеньях управления войсками, увеличение хотя бы до минимально необходимого уровня количества частей и подразделений РЭБ, в том числе на базе беспилотных летательных аппаратов, совершенствование управления частями и подразделениями РЭБ в рамках автоматизированных систем управления объединений и соединений ВВС.

В настоящее время потенциал радиоэлектронной борьбы реально повышается за счет поступающих на вооружение ВВС самолетов нового поколения, разрабатываемых по технологии «Стелс» и обладающих малой заметностью, благодаря чему существенно облегчается радиоэлектронное подавление систем управления войсками и оружием ПВО противника. При этом уместно подчеркнуть, что резкое снижение заметности летательных аппаратов достигнуто прежде всего благодаря внедрению новых типов радиопоглощающих покрытий с рабочим диапазоном частот 26–40 000 МГц (то есть диапазоном радиоволн длиной от 0,75 см до 11,5 м), разработанных в последние годы научно-исследовательскими учреждениями Академии наук, ЦНИРТИ им. академика А. И. Берга и опытно-конструкторскими бюро оборонно-промышленных ведомств РФ.

Как свидетельствует зарубежный опыт, одним из путей дальнейшего наращивания потенциала средств радиоэлектронного поражения является использование электромагнитного оружия (ЭМО), в том числе лазерного, предназначенного для поражения как радиоэлектронных, так и нерадиоэлектронных объектов наземного и морского базирования и воздушно-космических объектов. Так, из печатной прессы известно: в 1998 и 1999 годах в США введены в строй системы HAARP и HPMW, в 1999-м во время агрессии НАТО в Югославии прошла боевую проверку авиационная U-бомба, в 1996 и 2000-м в качестве мобильного войскового комплекса ПВО испытан тактический высокоэнергетический лазер, в 2009 и 2010-м по проекту «Воздушный лазер» проводились испытания лазерного оружия, предназначенного для поражения баллистических ракет на траектории их полета. О высокой эффективности ЭМО и других средств радиоэлектронного поражения свидетельствуют локальные войны двух последних десятилетий. В частности, авиация США при проведении операций «Буря в пустыне» (1991) и «Свобода Ираку» (2003) в результате массированного применения ЭМО, ракет «воздух-РЛС» и радиоэлектронных помех смогла полностью дезорганизовать ПВО Ирака.

Потенциал РЭБ ВВС удастся существенно повысить и благодаря внедрению компьютерного радиоэлектронного подавления, то есть хакерских акций с использованием компьютерных вирусов и специальных программ для нейтрализации радиоэлектронно компьютеризированных объектов противника.

В связи с возрастающим потенциалом носителей средств радиоэлектронного поражения, действующих теперь непосредственно в боевых порядках основных ударных сил, а также в специальных зонах над своей территорией и над территорией противника, радиоэлектронная борьба из вида оперативного и боевого обеспечения все более трансформируется в составной элемент операций и боевых действий.

С учетом этих соображений в последние годы в Вооруженных Силах России на базе отдельных частей и подразделений радиоэлектронной борьбы сформированы войска РЭБ. Это новый род войск, включающий соединения, части и подразделения РЭБ в составе оперативно-стратегических командований. Вполне обоснованно повышаются роль и ответственность службы РЭБ в деятельности командиров и штабов в период подготовки и в ходе боевых действий объединений и соединений ВС.

Михаил Любин,
полковник в отставке, бывший старший преподаватель кафедры РЭБ Военной академии Генерального штаба

Опубликовано в выпуске № 2 (368) за 19 января 2011 года

Аватар пользователя corsar
corsar
21 января 2011
"...при фактическом отсутствии воздействия средств РЭБ на систему ПВО противника огнем его ЗРК были сбиты три истребителя-бомбардировщика Су-25 и один дальний бомбардировщик Ту-22М". А с каких пор штурмовик Су-25 стал истребителем-бомбардировщиком?
Аватар пользователя юрий
юрий
30 января 2011
в 72-73 г в сирии находилась наземная группа рэб в составе 2 х станций помех смальта и 2 х станций р 388. данной группой создавались помехи гсн зур хок и рнс такан.постановка помех привела к отказу израильской авиацией использования рнс такан ипрактически свела на нет эффективность зрк хок.
Аватар пользователя corsar
corsar
21 января 2011
"...при фактическом отсутствии воздействия средств РЭБ на систему ПВО противника огнем его ЗРК были сбиты три истребителя-бомбардировщика Су-25 и один дальний бомбардировщик Ту-22М". А с каких пор штурмовик Су-25 стал истребителем-бомбардировщиком?
Аватар пользователя юрий
юрий
30 января 2011
в 72-73 г в сирии находилась наземная группа рэб в составе 2 х станций помех смальта и 2 х станций р 388. данной группой создавались помехи гсн зур хок и рнс такан.постановка помех привела к отказу израильской авиацией использования рнс такан ипрактически свела на нет эффективность зрк хок.

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц