Версия для печати

Загадочный обелиск

Тюляков Сергей
В берлинском районе Целендорф можно увидеть своеобразный обелиск – усеченную каменную пирамиду, на которой написано: «Русским офицерам и солдатам, которым пришлось умереть… Они отказались стрелять в борцов за свободу 17 июня 1953 года». Однако довольно противоречивые сведения об этих событиях ставят под сомнение факт расстрела советских солдат по приговору трибунала.
В берлинском районе Целендорф можно увидеть своеобразный обелиск – усеченную каменную пирамиду, на которой написано: «Русским офицерам и солдатам, которым пришлось умереть… Они отказались стрелять в борцов за свободу 17 июня 1953 года». Однако довольно противоречивые сведения об этих событиях ставят под сомнение факт расстрела советских солдат по приговору трибунала.
{{direct}}

Отдельные немецкие историки провели специальное расследование по данному вопросу. И сделали вывод: это легенда, не имеющая под собой почвы. Из статьи журнала «Шпигель» известно, что стоявший там 73-й стрелковый полк, военнослужащие которого якобы отказались открыть огонь по мирным демонстрантам, был расформирован еще в 1946 году. И все же ряд исследователей считают факт расстрела до конца невыясненным из-за недостатка или недоступности архивных источников. А российские публикации о факте расстрела советских солдат-отказников продолжают заполнять СМИ.

Например, по слухам, за отказ стрелять в рабочих Магдебурга были расстреляны 18 солдат (по другим сведениям еще больше) 73-го стрелкового полка и даже указаны фамилии трех казненных солдат. Среди расстрелянных сержант Николай Тюляков, ефрейтор Александр Щербина и рядовой Василий Дятьковский. Их фамилии были переданы, как сообщалось, двумя офицерами-перебежчиками из советской зоны, которые якобы служили в том же полку и знали о расстреле. Имена других неизвестны и сегодня.

Ныне покойный Серго Берия в книге «Мой отец – Лаврентий Берия» (М., 1994 г.) пишет: «Лишь недавно стало известно, что на совести советского руководства расстрел не только польских офицеров, но и военнослужащих Советской армии, причем уже в 50-е годы. Опубликованные в ФРГ неизвестные ранее документы из секретных архивов Социалистической единой партии Германии свидетельствуют о том, что после подавления восстания рабочих 17 июня 1953 года в ГДР были расстреляны около сорока (!) советских солдат, отказавшихся открыть огонь по восставшим. Наших соотечественников расстреливали в Берлине и Магдебурге свои же». Но где же эти документы?

В заявленном списке расстрелянных и мой однофамилец, а возможно, и очень дальний родственник. Это сержант Николай Тюляков. Фамилия довольно редкая. Тюляковы ранее проживали в основном в Орловской и Тверской областях. В меру возможностей начал и я свое расследование.

В 1998 году в журнале Nature был опубликован материал сотрудников Института судебной медицины Магдебургского университета «Анализ пыльцы раскрывает сезон убийства». В этой статье авторы сообщали, что в 1994 году в центре Магдебурга была обнаружена братская могила с останками 32 молодых людей, убитых, по заключению экспертов, между 1945 и 1960 годами (до весны 1945 года незаметно сделать захоронение в центре города было невозможно). Были выдвинуты две версии: либо это жертвы нацистов, расстрелянные весной 1945-го, либо советские солдаты, отказавшиеся стрелять в восставших рабочих 17 июня 1953 года. Пыльца, обнаруженная экспертами в носовых ходах, позволила сделать заключение, что смерть наступила в июне-июле. Это склонило мнение исследователей в пользу второго предположения.

Однако число погибших и место их захоронения противоречили слухам о предполагаемом событии. Сообщалось также, что подтверждения этого вывода со стороны российских ученых не последовало. О дальнейшей судьбе данного исследования информация также отсутствует.

Депутат Берлинского городского совета Гюнтер Тепфер с 1991 года пытался установить фамилии 18 расстрелянных солдат и место их погребения: «Мы обязаны оказать наше глубокое уважение близким родственникам расстрелянных, потому что они отдали свои жизни для спасения жизней других людей». Но ему не удалось сделать это. Из Главной военной прокуратуры РФ ответили, что в архивах данная информация не обнаружена...

Неутомимый немец обратился в посольство Украины. Ведь среди расстрелянных могли быть и украинцы. Он лично встретился с президентом Укринюрколлегии – организации, защищающей интересы украинских граждан за границей. Но и от него ничего не узнал. Военкоматы, откуда призывались эти военнослужащие, вероятно, не были проинформированы о случившемся. Кстати, погибших или умерших советских солдат из состава оккупационных войск в 1953 году продолжали хоронить на местных воинских кладбищах, на родину не отправляли.

Я обратился с запросом о сержанте Николае Тюлякове, проходившем службу в Германии, в один из районных военкоматов Орловской области. В этом районе родился мой отец и наших однофамильцев здесь очень много. Знакомые в военкомате дали неутешительный ответ: сведений нет.

Вероятно, тема расстрела никогда бы и не всплыла, если бы не сохранившиеся листовки Народно-трудового союза (НТС) – организации, действовавшей на территории ФРГ. На основании сведений двух офицеров-перебежчиков и, как указано, «очевидцев» в листовке было обращение к советским солдатам, служившим в ГДР: «Сводная команда автоматчиков 17 июня была сформирована из военнослужащих различных частей дивизии, в состав которой входит 73-й стрелковый полк, и направлена на подавление восстания немецких рабочих в Магдебург-Нейштадте, где начался штурм тюрьмы. Солдаты сводной части отказались стрелять в безоружных людей и дали возможность рабочим освободить заключенных. В воскресенье, 28 июня, рано утром в военном городке 73-го стрелкового полка были расстреляны 18 военнослужащих из сводной команды автоматчиков. Расстреливали партиями по три человека у края вырытой братской могилы. Установить номер части, в расположении которой производился расстрел, и фамилию должностного лица, подписавшего приказ о расстреле, пока не удалось».

О кризисе в ГДР в начале 1953 года написаны книги и статьи. Материал огромный. Меня заинтересовали малоизвестные исторические события, пусть косвенно, но связанные с волнениями в ГДР. Первые рабочие восстания происходили не в советской зоне оккупации Германии. Они начались в марте 1947 года в британской зоне и продолжались целых три месяца. Тогда англичане «выжимали» все возможное с подвластной им германской территории, ведь их страна находилась в сложном положении. Материальные и финансовые ресурсы восполнялись за счет поверженной Германии под лозунгом «Немцы за все заплатят». От отчаяния, лишений и голода немецкие рабочие подняли восстание. Демонстранты нападали на английских военнослужащих, бросали в них камни и тухлые помидоры, из солдатских столовых забирали продовольствие и растаскивали по домам. Лишь появление танков и пехотных частей, а также угроза расстрелов на месте заставили рабочих прекратить восстание.

Когда же стало ясно, что восточная часть Германии превращается в новую социалистическую страну – ГДР, американский капитал начал развивать бурную позитивную деятельность в ФРГ (План Маршалла, вызвавший рост экономики), тем самым провоцируя граждан ГДР бежать из своей страны. В мемуарах Маркуса Вольфа, руководителя «Штази», читаем: «Более 120 тысяч человек за четыре месяца 1953 года «проголосовали ногами», покинув ГДР».

15 июня в Берлине начались первые забастовки, которые 16 июня переросли в демонстрации. Демонстранты кроме снижения норм выработки требовали снижения цен и роспуска народной армии. Утром 17 июня в Берлине забастовка была уже всеобщей. Рабочие, собиравшиеся на предприятиях, там же строились в колонны и направлялись в центр города. Уже в 7 часов на площади Штраусбергер собралась 10-тысячная толпа. К полудню численность манифестантов в городе достигла 150 000 человек. Лозунгами манифестантов были: «Долой правительство! Долой Народную полицию!», «Мы не хотим быть рабами, мы хотим быть свободными!». Также выдвигались лозунги, направленные против оккупационных войск: «Русские, убирайтесь вон!». Впрочем, антисоветские лозунги, с энтузиазмом выдвигавшиеся присоединившимися к демонстрантам жителями Западного Берлина, не нашли особой поддержки у восточноберлинцев.

Об этих событиях следует информировать. Ведь они правдиво и широко показывают жизнь немецкого населения в ту сложную эпоху. Настоящую правду знали и знают в Кремле. А воспоминания отдельных очевидцев из противоположных и враждебных друг другу лагерей в отличие от достоверных документов – это неавторитетные аргументы. И совсем неверно, на мой взгляд, заявлять, что многие бывшие фронтовики, продолжавшие после войны служить в Германии, так люто ненавидели немцев, что среди личного состава наших войск не могло быть таких, кто не выполнил бы приказ об открытии огня по безоружным манифестантам.

Если расстрелов не было, то это необходимо подтвердить от имени верховной власти, а не ссылаться на Главную военную прокуратуру, «у которой нет сведений». И поставить на этом точку. А если действительно 28 июня 1953 года были расстреляны 18 советских солдат? Тогда должен быть иной ответ от верховной власти. И следует опубликовать список всех казненных с указанием их конкретной вины, а именно: за невыполнение приказа во время режима военного положения стрелять в штурмовавших местную тюрьму.

И если расстрелы все же состоялись, то где свидетели из сослуживцев расстрелянных? Ведь и после 1991 года оставались офицеры, служившие в 1953 году в районе Магдебурга. Они могли знать или хотя бы слышать о том, что там происходило. Эта тема актуальна и в наши дни. Почему? Потому, что в одном из живописных мест Западного Берлина можно увидеть обелиск и надпись на нем в честь «русских солдат и офицеров…» которым «пришлось умереть… за свободу…» У обелиска всегда цветы. А правдива ли информация на памятнике?

Опубликовано в выпуске № 30 (296) за 5 августа 2009 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...