Версия для печати

Запасной парашют не понадобится

Юрьева Ольга
В завершившуюся парламентскую сессию спикер Совета Федерации сделал много важных заявлений, касающихся международной военно-политической обстановки, армейских проблем страны и будущих угроз и вызовов безопасности. Однако наиболее ярким событием полугодия стала презентация автобиографической книги Сергея Миронова «Из красного измерения», в которой много внимания уделено теме службы в армии и ее влиянию на мировоззрение политика.
В завершившуюся парламентскую сессию спикер Совета Федерации сделал много важных заявлений, касающихся международной военно-политической обстановки, армейских проблем страны и будущих угроз и вызовов безопасности. Однако наиболее ярким событием полугодия стала презентация автобиографической книги Сергея Миронова «Из красного измерения», в которой много внимания уделено теме службы в армии и ее влиянию на мировоззрение политика.
{{direct}}

На итоговой пресс-конференции спикера Совета Федерации газета «ВПК» поинтересовалась, как повлияли на Сергея Михайловича армия, опыт командования взводом ВДВ, немалое количество прыжков с парашютом – более двух дюжин. С одной стороны – армия воспитывает командирские качества, а с другой – доверие к людям. В книге написано, что командирам ВДВ парашюты для прыжков готовят подчиненные. Так перенес ли это «чувство локтя», это доверие Сергей Михайлович в свою парламентскую практику? «Вы бы прыгнули со своими парламентскими соратниками в сложный прыжок в море в шторм?» – спросила газета «ВПК» спикера.

«В ВДВ есть очень хорошее правило: в небе все равны, там нет ни командиров, ни подчиненных, – ответил Сергей Миронов. – У меня самого были любопытные армейские эпизоды. Например, есть такой момент во время прыжка, когда нельзя допустить схождения куполов соседних парашютов, чтобы они не перехлестнулись. Сразу командуешь тому, кто рядом, говоришь всякие слова, чтобы он не допустил опасного сближения. А все в комбинезонах, и не видно, кто это летит – офицер или рядовой. Был и со мной такой случай. И как только приземлились, я увидел, что обращался в небе к комбату. Извинился. А комбат ответил: «Сержант, ты прав, в небе все равны».

Парашюты все-таки укладывают все сами, и есть определенные этапы при укладке парашюта – рутинные и ключевые. Каждый боец перед прыжком считает нужным обязательно проконтролировать на ключевых этапах, как уложен парашют. Хотя, безусловно, есть в армии и такое абсолютное доверие, когда парашют укладывают одни, а прыгают другие и все нормально. С точки зрения доверия парламенту могу сказать, что я своим коллегам абсолютно доверяю. Горжусь тем, что за семь лет, которые прошли после изменения порядка формирования верхней палаты, удалось создать очень дееспособную команду. У нас особая парламентская атмосфера, которая резко отличается от атмосферы в Госдуме, этого нельзя не заметить. Со своими коллегами из Совета Федерации я готов и в шторм сигать с любой высоты, зная, что страховка не подведет и запасной парашют не понадобится».

Надо отметить, что Сергей Миронов отличается своей принципиальностью, открытостью, мудрой смелостью, доверием к людям. Несомненно, благодаря именно этим качествам главы Совета Федерации законотворческая работа стала чрезвычайно продуктивна – в ней участвуют представители разных слоев общества. На парламентские слушания и «круглые столы» приглашаются все – от маститого академика до простого сельского фермера, от генерала Генштаба до начинающего бизнесмена из уездного городка. Мнение всех с уважением выслушивает спикер Сергей Миронов. Это можно сравнить с первым прыжком с парашютом: выслушивая каждый раз новую идею, давая человеку слово на трибуне, спикер словно делает шаг в неизвестность. Однако военная выдержка и взвешенность помогают всегда найти правильное решение.

Фото: PHOTOXPRESS

В книге биограф Сергея Миронова Милослав Нарышкин описывает интересный эпизод – как новобранцев отбирали в десант. Вечером под проливным дождем полусонных новобранцев рассадили по грузовикам с тентами и увезли в учебную часть. Коренастый старшина не просто крикнул, а выстрелил криком, как из гаубицы:

– Кто в морской десант?

– А это что такое, товарищ старшина? – таким же криком спросил Сергей Миронов.

– Это такое, что обычному солдату даже в страшном кошмаре не приснится. Прыжки с парашютом ночью в морскую бездну в пятибалльный шторм. Кто готов рискнуть хилым здоровьем, выходи!

Сергей Миронов, не задумываясь, шагнул вперед. Он и его товарищи уже представляли себя «морскими дьяволами», которые и генералам смеются в лицо, а не то что какой-то смерти. На самом деле такими психологическими уловками проверяли ребят на смелость, подбирали для прыжков с борта Ан-2.

Интересен и другой эпизод из армейской жизни Сергея Михайловича. «Нас приучали с первых дней, что в десанте не бывает невыполнимых приказов и плохих десантников не бывает. Мы потом не раз делали то, что сначала нам казалось невозможным», – рассказывает Сергей Миронов. В учебной части намечалась генеральская проверка. «Приезд генерала в часть сродни нанесению ядерного удара вероятным противником. Генерал – это не воинское звание, это и есть счастье», – описываются события в автобиографии Сергея Миронова. Нужно было наводить порядок, перенести тяжеленную бетонную плиту, чтобы на глаза не попадалась. Взвод, как муравьи, окружили огромную бетонную плиту – такой вес не то что передвинуть, а даже от земли не оторвать. Сергей Михайлович вспоминает:

– Мы страшно напряглись, изобразили нечеловеческое усилие, словно перед нами была пирамида Хеопса. Плита даже не вздрогнула.

Однако на солдатскую смекалку всегда найдется сержантская, которая, как известно, осечек не дает, потому что основана на опыте многих поколений сержантов и старшин, шутливо рассказывает Сергей Михайлович:

«Взвод, садись! Гусиным шагом вокруг плаца шагом марш!». Прошли два круга, ноги уже отваливались, руки затекали, пот лил ручьем. После этого поступила команда: «К плите!». Надо ли говорить, что плита, как пушинка, была поднята, мы готовы были нести ее куда угодно, только бы не возвращаться на плац для гусиного шага».

В 337-м гвардейском воздушно-десантном полку в Кировабаде (Азербайджан) при сорокаградусном пекле полупустыни, где Сергей Миронов командовал взводом, всегда была отличная спортивная подготовка, унижения личности никто не терпел, дисциплина жесткая – с утра до вечера будничная военная работа. А условия службы были тяжелые даже для подготовленных ребят: бегом в гору и с горы, днем – жара и жажда, ночью – ливень и мороз. Однако полк установил рекорд: вместе с техникой покидали расположение за 14 минут!

Спикер Совета Федерации с первых дней своего председательства шефствует над подразделениями ВДВ. Одним из первых официальных визитов Миронова на этом посту в 2001-м был в 45-е отделение разведполка ВДВ. «Наша страна всегда гордилась армией, но нужно не только гордиться, нужно помнить о людях в погонах, помнить о том, что эти люди защищают нас», – сказал тогда Сергей Миронов. Для главы сената ВДВ, по его собственному признанию, родная стихия, Сергей Миронов ведет в Интернете блог, где рассказывает о своей службе в ВДВ. Поздравляя воинов-десантников с Днем ВДВ в этом году, спикер отметил: «Девиз солдат и офицеров-десантников «Никто, кроме нас!» – свидетельство того, что каждый день для них становится школой мужества, проверкой на крепость духа, силу воли, отвагу и терпение. Пройти этот путь – большая честь для того, чья судьба неразрывно связана с воздушным десантом».

Опубликовано в выпуске № 31 (297) за 12 августа 2009 года

Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц