Версия для печати

Посол чужой страны – наш разведчик-нелегал

Дроздов Юрий
«Наш человек в Ватикане» – необычная книга о необычном человеке и его невероятной судьбе. Невероятной на фоне нынешних публикаций, когда на читателя обрушился поток мемуарной литературы. Человек, о котором идет речь в документальном романе Владимира Чикова, прошел сложные круги рискованной жизни под чужими именами и фамилиями. Вокруг него складывались самые фантастические легенды. И это неудивительно.
Чиков В. М. «Наш человек в Ватикане». М., «Кучково поле», 2009, 638 стр., илл.
{{direct}}

«Наш человек в Ватикане» – необычная книга о необычном человеке и его невероятной судьбе. Невероятной на фоне нынешних публикаций, когда на читателя обрушился поток мемуарной литературы. Человек, о котором идет речь в документальном романе Владимира Чикова, прошел сложные круги рискованной жизни под чужими именами и фамилиями. Вокруг него складывались самые фантастические легенды. И это неудивительно.

Он действительно казался каким-то чудом природы. Одновременно был и разведчиком-нелегалом, и подпольщиком-коминтерновцем, и переводчиком, и командиром роты в Испании и диверсионных групп в Аргентине, Чили и Уругвае, и даже послом чужой страны в Италии, Ватикане и по совместительству в Югославии.

Такая реальная фигура – настоящая находка для писателя-документалиста. А Владимир Чиков как раз и есть неутомимый воссоздатель истории нелегальной разведки и исторических характеров ее легендарных героев. Когда Чиков заинтересовался нелегалом Иосифом Григулевичем – послом Теодоро Кастро, он был уже автором серии книг о знаменитых разведчиках-атомщиках, о нелегалах Рудольфе Абеле, Кононе Молодом, Леонтине и Моррисе Коэнах. Григулевич привлек внимание писателя Чикова прежде всего как нелегал и как крупный ученый, член-корреспондент Академии наук СССР. Знал он тогда и о том, что в прессе разведывательная деятельность прославленного нелегала не раз искажалась, много было наносного и необъективного, в публикациях о нем использовались всякого рода слухи и сплетни.

Владимир Чиков рискнул написать правдивую книгу о разведчике первой величины, о несгибаемом, волевом и абсолютно цельном, как принято говорить, человеке, «высеченном из единого камня натур». Этим самым он дал теперь ответ на пожелание «Энциклопедии военного искусства», которая вышла двенадцать лет назад и в разделе которой – «Разведчики XX века» говорилось о Григулевиче: «Когда-нибудь мы все же узнаем правду об этом человеке, бескорыстно посвятившем себя Идее». И вот началась работа писателя по созданию книги «Наш человек в Ватикане, или Посол чужой страны». Говорю «работа», потому что Чиков успел лично встретиться не только со своим героем, но и с теми немногими сотрудниками внешней разведки, которые с позиций центра руководили его нелегальной работой в тринадцати странах мира и вели его личное дело в Москве. Писатель Чиков собирал устные рассказы живых свидетелей жизни Григулевича в разведке и науке, копался в архиве СВР, изучая подлинные документы о нем.

Создавая эту книгу, автор стремился быть предельно честным, не превращать героя в «икону». Ни для кого не секрет, что произведение никогда не будет волновать, если оно написано равнодушной рукой, если в него не вложена душа писателя. Роман Владимира Чикова волнует, я читал его еще в рукописи и уже тогда понял, что автор при написании руководствовался известным высказыванием Льва Толстого о том, что книга должна быть сильна правдой жизни. Именно в правде, в документальности и заключается особая сила этого произведения, в нем все из жизни: и люди, и главный герой, и события, и место действия. Авторская включенность в реальную жизнь Григулевича поражает. Подобная вовлеченность в жизнь главного персонажа, в круг его тайных встреч с агентами и открытого общения с официальными людьми – президентами, премьер-министрами, Папой Римским, послами и представителями крупного бизнеса повышает эмоциональный градус от прочтения этой книги, делает ее не сухим исследованием, а художественно-документальным произведением.

Заинтересованность автора показать судьбу разведчика-нелегала в разных житейских ситуациях, тем более в 13 странах мира, ощущается в каждой фразе, в каждой интонации и даже в расшифровке тайнописных документов, специфических чекистских терминов и псевдонимов его коллег. Все это приобщает читателя к происходящему в книге, создает его внутреннюю связь с автором и не позволяет ни на минуту утрачивать доверия к ее содержанию. Добавляет интереса к повествованию и большой блок эксклюзивных фотографий, которые подтверждают подлинность происходивших событий в мире и показывают, с какими людьми имел дело главный герой книги.

Мне посчастливилось хорошо знать этого выдающегося разведчика-нелегала. Скажу лишь несколько слов с позиций бывшего начальника Управления «С» (нелегальная разведка) КГБ СССР, который в годы активного противоборства между советскими и американскими спецслужбами находился по одну сторону барьера с автором. «Наш человек в Ватикане» – это роман о мужестве человека, о его судьбе настолько драматичной и поучительной, что ее нельзя забыть. Она и составляет главную ценность произведения. Первая часть книги для читателя может показаться знакомой. Да, это так. В 2006 году была издана книга этого же автора под названием «Суперагент Сталина. Тринадцать жизней разведчика». В ней подробно рассказывалось о нелегальной работе Григулевича только в странах Латинской Америки, в Испании и Франции. Автор долго мучился вопросом: включать или не включать ее в роман «Наш человек в Ватикане, или Посол чужой страны»? Если не включать, то в книге будет непонятно, почему чужая страна назначила его своим послом на Апеннины – в Италию, Ватикан и по совместительству в Югославию.

Прием костариканским послом (советским
разведчиком) Теодоро Б. Кастро (справа)
и его супругой Луизой представителей
дипкорпуса в Риме. 1952 год
Из личного архива Иосифа Григулевича

Значительно урезав «Суперагента Сталина», автор последовательно и уверенно ведет читателя к назначению своего героя послом чужой страны и к внедрению его в Ватикан, куда за всю историю отечественной разведки не проникал ни один наш агент, не говоря уже о советском или российском разведчике. Главный герой книги запоминается и крепко врезается в душу своим самобытным, авантюрным характером, большим аналитическим умом, ярким талантом, обоснованным риском и самое главное – преданностью и самоотверженным служением своему Отечеству – именно на этих постулатах держалась вся история России. И в этом служении, совсем не аскетическом, не жертвенном, Григулевич находил подлинное счастье и полное удовлетворение жизнью на Земле.

И еще одно. В книге описаны события подчас удивительные, даже исключительные. Что ж, в разведке исключительность в порядке вещей! И каждый разведчик, особенно нелегал, неповторим, каждый исключителен. В данной книге исключителен не только человек, а и обстоятельства. Показателен в этом отношении эпизод с неожиданным и несправедливым, на взгляд автора, увольнением из внешней разведки сорокалетнего и самого результативного в те годы нелегала Иосифа Григулевича, отдававшегося любимой работе до самозабвения. Не скрывая своего преклонения перед героем повествования, автор сочувствует ему при увольнении и проводит мысль в книге о том, что недальновидно поступило тогда руководство ПГУ КГБ, отлучив его от разведдеятельности, хотя и оберегало от провала за рубежом. Но и «на гражданке» он не потерялся, проявил себя блестяще: и в науке, и в литературе, и в общественно-политической деятельности.

И поэтому автор всем своим запалом, всей страстью и убежденностью утверждает, что и один в поле воин, что в жизни всегда есть место подвигам и что каждый человек, особенно в юности и молодости, должен стремиться именно к такой же безоглядной самоотдаче, какой она была у главного героя произведения Владимира Чикова. Не будет натяжкой и предположить, что самой известной книгой автора станет именно этот документальный роман «Наш человек в Ватикане», в котором представлен цельный образ советского разведчика-нелегала.

Юрий Дроздов,
генерал-майор в отставке

Опубликовано в выпуске № 34 (300) за 2 сентября 2009 года

Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц