Версия для печати

Балканский синдром

Владимиров Игорь
Исполнилось 6 лет с тех пор, как в Косово начала работать миротворческая миссия ООН. Предстояло решить много задач. Среди них и возвращение сербских беженцев, и создание мультиэтнического общества на территории края. Однако, как продемонстрировали события последних лет, план миротворчества не выполнен по главному показателю - миру.


ВЛАСТЬ В КОСОВО НАХОДИТСЯ В РУКАХ БОЕВИКОВ УЧК


Исполнилось 6 лет с тех пор, как в Косово начала работать миротворческая миссия ООН. Предстояло решить много задач. Среди них и возвращение сербских беженцев, и создание мультиэтнического общества на территории края. Однако, как продемонстрировали события последних лет, план миротворчества не выполнен по главному показателю - миру.
{{direct_hor}}
"ДОЛОЙ ООН!"

В середине марта 2004 г. по всему Косово прокатилась волна демонстраций, участники которых - в основном молодые мужчины и подростки (албанцы) - выступали против привлечения к уголовной ответственности "освободителей Косова" - ветеранов УЧК (Армии освобождения Косова). Демонстрации, многочисленные и очень хорошо организованные, прошли во всех крупных городах края - в Приштине, Призрени, Гниляне... В местной газете "Эпока э Ре", принадлежащей партии Хашима Тачи - бывшего командующего УЧК, вышла статья с заголовком "У нас хватит пороха и для миссии ООН". Участники грядущих событий получали необходимый "предварительный разогрев".

16 марта 2004 г. в сербском поселке Чагловица (расположен в 5 км от Приштины) из проезжающей машины неизвестными был обстрелян сербский подросток. Юноша получил тяжелые ранения, преступники скрылись. Односельчане раненого немедленно вышли на улицы и, требуя задержать и наказать виновных, перекрыли шоссе Приштина-Скопье. Практически сразу из Приштины в Чагловицу направились группы молодых албанцев, которые начали избивать сербов, крушить их машины и поджигать дома. Полиция ООН и подразделения КФОР пытались противостоять толпам боевиков, но действовали с опозданием и недостаточно организованно. К тому же численность албанских экстремистов постоянно увеличивалась. Начались столкновения с сербами в других населенных пунктах. В Приштине стало известно, что бойцами КФОР был застрелен албанец, который на грузовике пытался протаранить линию оцепления миротворцев, выставленную на подъезде к сербской деревне. Албанские боевики начали забрасывать камнями и поджигать ооновские машины по всему городу. К вечеру в центре Приштины собралась пятитысячная толпа парней, которая двинулась к домам, где проживали еще оставшиеся в городе сербские семьи. Полиция оказалась не в состоянии реагировать на все очаги беспорядков. Значительная часть личного состава была занята обороной полицейских участков.

А 17 марта по Косово распространилась информация о трех албанских мальчиках, которых якобы сербы загнали в реку Ибар, спустив на них разъяренного питбуля. В результате дети утонули. Это сообщение всколыхнуло всю провинцию. Нападения на сербов начались практически во всех сербских анклавах края. Горели дома, были подожжены уцелевшие церкви.

Полиция и КФОР не успевали реагировать на сигналы о нападениях и поджогах. Инициатива была полностью на стороне албанских боевиков. Вскоре руководство международной полиции пришло к выводу, что имеет дело не со стихийно вспыхнувшими беспорядками, а с хорошо спланированной масштабной акцией. По оценкам полиции, столкновения и погромы начались одновременно в 30 местах, разбросанных по всей провинции.

Администрация миссии ООН и командование КФОР оказались совершенно не готовы к такому повороту событий. К моменту, когда в край были переброшены дополнительные войска НАТО, свою задачу албанские боевики уже успели выполнить. Они продемонстрировали всем, кто настоящий хозяин в Косово. За три дня беспорядков и погромов погибли 28 человек. Сотни получили ранения. Было разрушено 300 сербских домов и 30 церквей. Около трех с половиной тысяч сербов стали беженцами, лишившись крова.

Акцию, за которой просматривалась умелая рука УЧК, с полным основанием можно было назвать не только антисербской, но и антиооновской, поскольку во время этих погромов непосредственно против миротворцев и в таком массовом порядке албанские боевики выступили впервые. В результате десятки военнослужащих КФОР и сотрудников международной полиции ООН получили ранения различной степени тяжести. С этого момента начался качественно новый этап в развитии косовского кризиса - открытое противостояние бойцов "албанских освободительных армий" силам ООН.

КТО В КОСОВО ХОЗЯИН?

Армия освобождения Косова (УЧК) - это военная организация косовских албанцев, которую наиболее радикально настроенные косовары создали в конце 90-х гг. для борьбы с сербской армией и полицией. Кстати, в 1998 г. госдепартамент США внес УЧК в список международных террористических организаций. А годом позже из международных террористов учекисты волшебным образом вдруг превратились в борцов с деспотическим режимом Милошевича.

С началом работы в крае миссии ООН "Армия освобождения" была формально распущена. Многие бывшие учекисты, правда, вскоре вступили в так называемый Корпус защиты Косова - вполне легитимную военизированную организацию, что-то вроде войск гражданской обороны. Вскоре после ввода в край войск НАТО командующий УЧК Хашим Тачи переоделся в гражданский костюм и занялся политикой. Причем весьма успешно. В настоящее время он лидер второй в Косово по величине партии - ПДК, депутат косовского парламента. Свою партию "генерал" Тачи назвал просто и со вкусом: "Демократическая партия Косово". Большинство членов этой партии, разумеется, вчерашние бойцы Армии освобождения. И партийная дисциплина у Тачи соответствующая - демократическая. Как в армии.

Кстати, в Косово ни для кого не секрет, что очень многие бывшие учекисты активно развивают на территории Косова различные отрасли криминального бизнеса. Среди этих отраслей - работорговля, контрабанда сигарет и спиртных напитков, торговля оружием и наркотиками.

16 июля 2003 г. в столице Косова Приштине судебная коллегия, состоящая из трех международных судей под председательством Тимоти Клэйсона, вынесла обвинительный приговор четверым бывшим членам УЧК (Армии освобождения Косова). Процесс длился несколько месяцев. В результате подсудимые были признаны виновными в совершении ряда тяжких преступлений (убийства, похищения людей, избиения и пытки) на территории провинции в период вооруженного конфликта 1998-1999 гг.

Самый значительный срок лишения свободы - 17 лет - получил некий Рустем Мустафа, более известный как "коммандер Реми". Во время косовской войны он занимал весьма высокую должность: был начальником "оперативной зоны Лап", которая включала в себя и родной город "коммандера Реми" - Подуево (50 км от Приштины). Его соратники, учекисты рангом пониже, также получили внушительные сроки тюремного заключения: Назиф Мехмети - 13 лет, Латиф Гаши - 10 лет, Наим Кадриу - 5 лет. Согласно данным, которыми располагал суд, жертвами осужденных были в основном косовские албанцы (среди пострадавших назывался только один серб). Учекисты пытали и убивали своих земляков, заподозрив их в сотрудничестве с белградскими властями.

Представители местной и зарубежной прессы, высокопоставленные сотрудники миссии ООН, косовские политические деятели сходятся во мнении, что данный судебный процесс является в своем роде знаковым. Впервые к суровому наказанию за военные преступления приговорены ранее "неприкасаемые" ветераны УЧК. И не рядовые бойцы, а представители руководящего звена, популярные и влиятельные в провинции люди. Тридцатидвухлетний Рустем Мустафа входил (и входит) в число наиболее состоятельных в Косово бизнесменов. До 2001 г. он занимал командную должность в Корпусе защиты Косова - военизированной структуре, в которую трансформировалась УЧК после ввода в провинцию миротворческих сил (был уволен по настоянию администрации миссии). Он и его подельники тесно сотрудничали с ПДК - партией Хашима Тачи.

Разумеется, столь значительное событие в общественной жизни Косова не могло остаться без последствий. В тот же день несколько тысяч косовских албанцев - сторонников УЧК - вышли на улицы Подуева, чтобы выразить свой протест по поводу "политического судилища над освободителями Косова". Демонстрация окончилась без существенных эксцессов. Однако ее участники ясно дали понять, что демонстрация в Подуево - это только начало конфронтации с администрацией миссии ООН.

Продолжения долго ждать не пришлось - ранним утром 17 июля (на следующий день после вынесения приговора группе "коммандера Реми") возле здания отдела полиции в том же Подуево прогремел взрыв. Неизвестные злоумышленники бросили ручную гранату. От взрыва никто не пострадал. Позже в ходе осмотра места происшествия сотрудники полиции обнаружили еще две гранаты, которые по каким-то причинам не взорвались. Гранаты были обезврежены специалистами КФОР.

Руководство международной полиции расценило взрыв в Подуево как акцию устрашения, напрямую связанную с судебным процессом.

С 17 по 20 июля 2003 г. в Приштине было повреждено более 10 ооновских автомобилей (проколоты шины, выбиты стекла и т. д.). На некоторых машинах аэрозольной краской было написано по-албански: "Оккупанты", "ООН вон из Косова". В Печи за тот же период неустановленные злоумышленники повредили 5 машин, принадлежащих ООН.

Официальные представители полиции комментировали происшедшие события довольно скупо. Они подтверждали, что взрывы напрямую были связаны с недавно оглашенным приговором суда в отношении бывших учекистов, при этом подчеркивая, что полиция продолжает работать в обычном режиме - "повышены лишь меры безопасности": усилена охрана полицейских зданий, несколько увеличено количество патрулей. Также официальные лица высказывали мнение, что совершенные экстремистами действия не получают массовой поддержки населения и что, видимо, следует вести речь не о хорошо подготовленной кампании против миссии ООН, а о выходках немногочисленных групп, действующих на свой страх и риск.

Однако в то же время полиция располагала оперативной информацией, согласно которой в ближайшие недели возможна дальнейшая эскалация напряженности. В частности, были получены данные о том, что планируются акции с целью причинения физического вреда сотрудникам миссии ООН (как гражданскому персоналу, прежде всего связанному с судебной системой, так и полицейским).

С учетом данных сведений можно было предположить, что прогремевшие в Косово взрывы стали не только реакцией на осуждение "национальных героев", но и красноречивым предупреждением руководству миссии относительно дальнейших арестов - "вам же хуже будет". Вероятно, подобные акции (и совершенные, и планируемые) имеют цель вынудить администрацию миссии ООН "заглушить" наметившуюся тенденцию привлечения к ответственности бывших учекистов.

ЧТО ДАЛЬШЕ?

В настоящее время миссию ООН в Косово негативно воспринимают фактически все группы местного населения. Албанское большинство рассматривает присутствие международной администрации в крае как основное препятствие на пути к независимости, к провозглашению Косова суверенным албанским государством. Сербское меньшинство полагает (особенно в свете последних событий), что миссия абсолютно не способна обеспечить сербам безопасность, не говоря уж о заявленном возвращении сербских беженцев, покинувших провинцию во время вооруженного конфликта. Представители других национальных меньшинств (гораны, босняки, цыгане и пр.) также не верят, что миссия сможет защитить их права и свободы, обеспечить работой и жильем, оградить от происков радикально настроенных албанских экстремистов.

Комментируя события марта 2004 г., тогдашний глава миссии ООН в Косово финн Харри Холкери заявил, что он шокирован совершенным насилием, но, тем не менее, выразил твердую уверенность, что мир в крае будет установлен. Каким образом это будет сделано, он уточнять не стал. Еще Холкери отметил, что у него вызывает горькое разочарование тот факт, что ни один из албанских политических лидеров прямо не осудил имевшие место погромы в отношении сербов.

Президент Ругова высказался в том смысле, что сербское меньшинство должно более глубоко интегрироваться в косовское общество(?), и, по своему обыкновению, добавил, что кардинально улучшить ситуацию сможет лишь признание Косова независимым государством.

Генеральный секретарь НАТО Яап де Хооп Схеффер, прибывший на место событий, заявил, что беспорядки и погромы, повлекшие человеческие жертвы, были организованы и проведены "албанскими экстремистами" и что подобное совершенно недопустимо. Поименно называть "албанских экстремистов" шеф НАТО почему-то не стал. Да и чего их, спрашивается, называть? Их же и так все знают.

...Начало 2005 г. было ознаменовано тщательно подготовленным расстрелом полицейской машины ООН недалеко от Приштины - погиб сотрудник международной полиции ООН и местный полицейский. Весной 2005 г. был подорван полицейский джип в Призрении - погиб полицейский-миротворец из Нигерии. Виновные пока не установлены. Что дальше?

Игорь ВЛАДИМИРОВ
Приштина-Москва

Опубликовано в выпуске № 26 (93) за 20 июля 2005 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц