Версия для печати

Ротация в стране львиных гор

Удманцев Вадим
В период с 20 по 26 января 2005 г. в миссии ООН в Сьерра-Леоне проходила очередная замена личного состава Российской авиационной группы (РАГ). Корреспондент "ВПК" встретился с генерал-майором Виктором ИВАНОВЫМ, который командовал в этой стране российскими вертолетчиками-миротворцами с апреля 2004-го до конца января 2005 г.

Генерал-майор Виктор ИВАНОВ
Фото Юрия ИВАНОВА


РУКОВОДСТВО МИССИИ ООН В СЬЕРРА-ЛЕОНЕ ВЫСОКО ОЦЕНИВАЕТ ТРУД РУССКИХ ПИЛОТОВ


В период с 20 по 26 января 2005 г. в миссии ООН в Сьерра-Леоне проходила очередная замена личного состава Российской авиационной группы (РАГ). Корреспондент "ВПК" встретился с генерал-майором Виктором ИВАНОВЫМ, который командовал в этой стране российскими вертолетчиками-миротворцами с апреля 2004-го до конца января 2005 г.
{{direct_hor}}
ЛИЧНОЕ ДЕЛО

ИВАНОВ Виктор Аркадьевич

Родился 22 августа 1954 г. в Петрозаводске. Закончил Сызранское высшее военное авиационное училище летчиков в 1975 г., Военно-воздушную академию им. Ю. А. Гагарина - в 1989 г. Проходил службу в военных округах европейской части России, Сибири и Забайкалья. В 1980-1981 гг. находился в командировке в Афганистане, в 1982-1986 гг. проходил службу в ГСВГ. Занимал должности от летчика-оператора до заместителя начальника армейской авиации Вооруженных Сил РФ. С 25 апреля 2004 по 20 января 2005 г. - командир Российской авиационной группы (РАГ-7) миссии ООН в Сьерра-Леоне. Воинское звание - генерал-майор. Награжден орденами Красной Звезды, Мужества, медалями. Женат, имеет дочь.


- Виктор Аркадьевич, какие задачи и какими силами выполняла РАГ-7 в Сьерра-Леоне?

- Главная задача - выполнение полетов для патрулирования границ Сьерра-Леоне и для сопровождения колонн. При проведении воздушной разведки мы работали вместе с наблюдателями ООН - брали их к себе на борт. Кроме того, принимали участие в выводе военнослужащих миссии ООН из этой страны - за год их численность сократилась с 17000 до 3500. Оказание воздушной поддержки было необходимо для укрепления морального духа наземных сил. Что же касается боевого применения вертолетов, то, слава Богу, оно не потребовалось. Ведь мы выступаем здесь в качестве фактора сдерживания, чтобы показать: у миссии ООН есть все силы и средства для оказания помощи местным властям по наведению нормального порядка в стране. Российская авиационная группа располагает четырьмя вертолетами Ми-24 со всем необходимым боезапасом, оговоренным в меморандуме ООН. Численность личного состава РАГ-7-110 человек, из них 17 - прапорщики, все остальные - офицеры.

- Велики ли были нагрузки на экипажи? Хватало людей для боевой работы?

- Общий налет на всю авиагруппу составил 1035 часов. В зависимости от сезона мы были в воздухе от 120 до 180 часов в месяц. Людей было достаточно, чтобы выполнять задачи в местных условиях без напряжения для человеческого организма. По штату мы имели 6 летных экипажей и 6 бортовых техников. Поэтому у нас была возможность варьировать, давать каждому человеку такую нагрузку, с которой он реально справлялся. Экипажи имели возможность отдыхать после полетов. В неделю получалось по 4-5 летных смен. Правда, с мая по октябрь длился сезон дождей, и это накладывало определенный отпечаток на график выполнения полетов. Дожди шли ежедневно, в основном рано утром, ближе к вечеру или по ночам, однако благодаря высокому профессионализму наших летчиков, срывов полетов по метеоусловиям практически не было. Мы летали и на патрулирование, и на метеоразведку. Другая отличительная особенность здешнего региона - жара - в среднем 32-35 градусов по Цельсию, особенно после сезона дождей. Естественно, и это накладывало отпечаток на работу и летчиков, и авиационной техники. Но полеты осуществлялись практически во все уголки этого государства. Так, максимальная длительность полета до самой дальней восточной границы Сьерра-Леоне с Либерией составляла 2 часа с дозаправкой на промежуточных аэродромах. Кроме того, раз в месяц для поддержания навыков летчиков мы проводили ночные учебно-тренировочные полеты по своему плану - как правило, до 4-х летных часов, как и оговорено специально в меморандуме ООН.

- Каково техническое состояние боевых машин? Были ли у РАГ проблемы с топливом и запчастями?

- У нас проблем с работой авиационной техники за 9 месяцев не было. Все вертолеты исправны на 100%, уровень надежности и безопасности Ми-24 позволял выполнять любые задачи. Ну, а поскольку обслуживали эту технику специалисты инженерно-авиационной службы высочайшего класса, ресурс работы каждого из четырех вертолетов до их капитального ремонта сейчас составляет часов 300 с небольшим, то есть позволяет Ми-24 работать здесь еще как минимум год. Проблем с топливом не было - мы всегда получали от миссии ООН для заправки вертолетов и автомашин дизельное топливо, бензин и керосин хорошего качества и заправлялись без каких бы то ни было ограничений. Специфические авиационные масла и горюче-смазочные материалы, а также необходимое количество запасных частей и агрегатов для вертолетов заранее были завезены на весь срок командировки из России - во время каждой замены личного состава материалы по заявкам привозит самолет Ил-76.

- Как и в какой степени вы взаимодействовали с миротворцами других контингентов?

- Взаимодействие у нас начиналось с постановки задач на полеты руководством миссии ООН, а затем осуществлялось уже непосредственно в ходе работы. Летали мы, как правило, по распоряжениям командующего войсками миссии ООН в Сьерра-Леоне генерал-майора Саида Акрама, представителя Пакистана. На аэродроме в Лунги, где дислоцируется Российская авиационная группа, приходилось взаимодействовать с военнослужащими из Нигерии, Ганы, Кении, которые нас охраняли и обслуживали. Когда осуществляли воздушное патрулирование или разведку погоды, также работали с наблюдателями ООН - представителями других государств: мы предварительно оговаривали с ними вопросы, как эту разведку вести, на что особенно следует обращать внимание, после чего они садились к нам в вертолеты, совершали вылеты и потом уже делали свои прогнозы о существующей обстановке. Кроме того, поскольку в Сьерра-Леоне работают вертолеты Ми-8 авиационной группы из Украины, а ранее еще и пакистанцы летали на "Пумах", каждый день между экипажами шел радиообмен информацией на английском языке. Для этого у нас на каждом борту имелся переводчик (всего в РАГ по штату 8 переводчиков). К нам постоянно приезжали представители миссии ООН для проведения занятий по вопросам безопасности, обмена опытом, а офицеры нашей авиагруппы выезжали в другие военные контингенты и в штаб-квартиру миссии ООН во Фритауне для лучшей взаимной координации действий. Регулярно проводились совещания, на которых всегда можно было переговорить и с командующим, и с другими представителями администрации миссии ООН. И всегда мы находили взаимопонимание, нам шли навстречу. А по-другому здесь работать и нельзя.

- Каждая Российская авиагруппа проводит в Сьерра-Леоне боевые стрельбы. Где и как вертолетчики отстрелялись в очередной раз?

- По ходатайству командующего и представителя секретаря Совета Безопасности ООН в Сьерра-Леоне мы проводили стрельбы на полигоне, который находится в сорока минутах подлетного времени к востоку от аэродрома Лунги. Вопросы оборудования полигона и взаимодействия оговаривались за 2 месяца до стрельб. Мишени устанавливали военнослужащие батальона из Ганы, связь обеспечивали представители Бангладеш, за оцепление вокруг полигона отвечали военнослужащие Нигерии, за его охрану - пакистанцы. Работали все вместе, поскольку требовалось не только продемонстрировать боевое мастерство российской группы, но и отработать всевозможные вопросы организации боевой работы во взаимодействии с разными миротворческими подразделениями, которые присутствуют в Сьерра-Леоне. Во время этих стрельб мы показали высокую боевую выучку - цели были поражены, и командующий поставил нашим летчикам оценку "отлично".

- А как в целом оценило работу РАГ-7 военное командование миссии ООН?

- Само присутствие контингента ООН в Республике Сьерра-Леоне подразумевает, что все вопросы должны решаться оперативно и быстро. Поэтому и сам командующий войсками миссии ООН, и представитель секретаря Совета Безопасности ООН в Сьерра-Леоне неоднократно заявляли, что срок нахождения миссии будет зависеть от продления пребывания здесь авиации, и боевой в том числе. То есть на столь высоком уровне уже сложилось мнение, что без российского присутствия задачи, стоящие перед частями миссии ООН, выполняться не будут. И мне очень приятно, что мы достигли в этом вопросе полного взаимопонимания с военным командованием, что наш труд положительно оценивался. Командующий войсками миссии ООН в Сьерра-Леоне всегда с глубоким удовлетворением и большой теплотой отзывался о нашей авиагруппе. А за 2 дня до отлета личного состава седьмой ротации генерал-майор Саид Акрам буквально на полчаса прилетел в Лунги для того, чтобы лично поблагодарить за службу каждого нашего офицера и прапорщика. Конечно же, было приятно, что каждый из нас получил оценку своей работы на уровне командующего. Тем более что с самого первого дня пребывания в Сьерра-Леоне мы, в первую очередь, старались не запятнать честь нашего государства. Российское военное командование в течение всей ротации также делало все возможное, чтобы как-то поощрить наш личный состав. Многие военнослужащие, находясь в составе группы, получили внеочередные звания и на ступень выше, и почти 95% - благодарности, грамоты и ценные подарки.

- Испытывали ли российские миротворцы какие-либо проблемы в бытовом плане?

- Бытовые условия здесь, можно сказать, прекрасные: в комнатах имеется все необходимое для жизни и отдыха, в каждом номере установлен кондиционер, организовано прекрасное трехразовое питание, силами личного состава оборудована своя баня, горячая и холодная вода есть круглые сутки. Чтобы поддерживать эти условия на нормальном уровне, мы взаимодействовали с представителями местной администрации миссии ООН, так что никаких серьезных проблем у нас не было. Если кондиционер или холодильник ломался, возникали перебои с водоснабжением, мы давали заявку, и на следующий день приезжал специалист. Еженедельно осуществлялся завоз продуктов по заявкам, которые мы делали за 2 месяца вперед. Причем все снабжение продовольствием шло с европейского рынка. Раз в 2 дня нам привозили свежий хлеб. Единственной серьезной проблемой было огромное расстояние до нашей России, Москвы, тоска по семьям. Правда, военнослужащие могли регулярно общаться с близкими и родственниками, потому что в расположении авиагруппы есть и Интернет, и телефон. Мы даже смотрели первый канал российского ТВ. Когда же старая антенна сломалась, накануне Нового года личный состав заказал новую, правда, за свой счет, но зато теперь и у военнослужащих восьмой ротации не возникает никаких проблем с просмотром российских телепередач. Имеется в нашем городке и кабельное телевидение, по которому мы каждый день старались показывать отечественные фильмы, в основном комедии, после обеда и вечером. А по утрам ставили видеокассеты развлекательного типа: концерты, песни, - чтобы люди не грустили вдали от Родины, чтобы у них целый день сохранялось хорошее настроение.

- Как местные африканцы воспринимали российских военнослужащих?

- Местное население видело, что мы им приехали помогать, а потому относилось к нам, как к гарантам их благополучия. Каких-либо неприятных инцидентов у нас с ними не было, даже наоборот, они к нам часто обращались по разным вопросам оказания помощи. И мы помогали: собрали и передали в местную школу тетради и ручки, на добровольные пожертвования личного состава закупали и отвозили сильно нуждающимся продукты. Обращались к нам и за медицинской помощью - и в этом мы никогда не отказывали местному населению: наши врачи кого-то осматривали, кого-то бесплатно консультировали, кому-то дезинфицировали царапину или перевязывали рану. Каждую неделю мы проводили совещания с представителями местной полиции, оговаривали с ними все вопросы нашей жизни. В общем, старались не ударить в грязь лицом, не опозорить наше государство за время пребывания в чужой стране.

- Когда будет свернута деятельность миссии ООН в Сьерра-Леоне? Ваш прогноз: как будет развиваться ситуация в этой стране после ухода из нее войск ООН?

- Гарантийное письмо о работе нашей миссии пока подписано до 31 июля, а из разговоров с командующим мне известно, что присутствие здесь войск миссии ООН планируется до конца текущего года. Силы ООН уйдут из Сьерра-Леоне тогда, когда государство своими действиями сможет гарантировать мир и благополучие населения. Саид Акрам также высказал мне свое искреннее пожелание, чтобы Российская авиагруппа находилась в Сьерра-Леоне до окончания работы миссии. Поэтому вопрос о возможности продления сроков пребывания нашей группы будет решаться ближе к июню месяцу. Сейчас обстановка в стране постепенно стабилизируется, и я думаю, что с уходом войск ООН она ухудшаться не будет.

Вадим УДМАНЦЕВ
Лунги-Фритаун-Москва

Опубликовано в выпуске № 4 (71) за 2 февраля 2005 года

Loading...
Загрузка...
Новости

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц