Версия для печати

Давняя игра: поле прежнее, лидеры меняются

Сатановский Евгений
«ВПК» продолжает публикацию материалов видного отечественного эксперта-политолога, посвященных анализу обстановки на пространстве от Атлантики до Индийского океана и границ Китая.
«ВПК» продолжает публикацию материалов видного отечественного эксперта-политолога, посвященных анализу обстановки на пространстве от Атлантики до Индийского океана и границ Китая.
{{direct}}

Значение Ближнего и Среднего Востока (БСВ) для мировой экономики, его роль в качестве ключевого поставщика углеводородов делают неизбежной борьбу за влияние в этом регионе – не случайно само понятие «Большая игра» родилось в связи с соперничеством Российской и Британской империй на БСВ. Соотношение сил и сама ситуация с внешними игроками здесь динамично трансформируются. Возникают и исчезают экономические, политические и военные альянсы с переменным составом участников. Выходит на поверхность или временно сглаживается конкуренция внутри военно-политических блоков. Лоббирование местных элит, отражающее их противостояние, зачастую втягивает великие державы в конфликты, существенные не для этих стран, а для их союзников и сателлитов.

Главные – Европа и США

Появление в регионе новых и возвращение на мировую арену покинувших ее первые ряды государств, экономический и военный потенциал которых оказывается сопоставим с лидерами, все чаще нарушают сложившийся баланс сил. Свою роль играют такие межгосударственные альянсы, как ЕС, НАТО или ШОС, не говоря об ООН и других международных организациях. Однако при всем значении для БСВ Японии, КНР, Южной Кореи, России, Индии, стран Юго-Восточной Азии и Латинской Америки главным из этих игроков является Запад.

Сегодня бывшие метрополии, в состав которых в колониальные времена входили нынешние независимые государства БСВ, – Великобритания, Франция, Италия и Испания действуют в регионе с оглядкой на признанного лидера западного блока – США, экономических гигантов из Азии и Латинской Америки и своих соседей по Европе. Лондон, Париж, Рим и Мадрид вынуждены считаться с региональными игроками, амбиции которых подкреплены финансами, как у стран Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), или мощными вооруженными силами, как у Израиля, Ирана, Турции и Пакистана (а в случае Израиля и Пакистана – еще и ядерным потенциалом). Национальные интересы экс-метрополий ограничены коллективной ответственностью в рамках НАТО, ЕС и (для Великобритании и Франции) Совета Безопасности ООН. Общеевропейская политика влияет на политику отдельных стран ЕС, а стратегия и тактика Североатлантического альянса зависят от консенсуса между его членами до такой степени, что политика теряет логику, а военная деятельность – управляемость. И все же Европа, несмотря на царящую в ней на первый взгляд неразбериху, вопреки ее внутренней противоречивости, то идя в фарватере американской политики, то соперничая с Вашингтоном, играет на Ближнем и Среднем Востоке важную роль.

Единственной ближневосточной страной, входящей в НАТО, является Турция, что предоставляет ей уникальные в своем роде возможности для влияния на политику и Брюсселя, и отдельных союзников по блоку, в том числе не связанных напрямую с его военной деятельностью

Впрочем, на БСВ, как и в остальных районах операций Североатлантического альянса, его бесспорным лидером являются Соединенные Штаты. В военных мероприятиях НАТО (в том числе в Афганистане, Ираке и Ливии) велика роль Великобритании (в отдельных контртеррористических операциях участвовали спецподразделения Канады, Австралии и Новой Зеландии). Германия активна в «гуманитарных миссиях НАТО» и несет значительную часть финансовых расходов блока, но от участия в ливийской кампании воздержалась, скомпенсировав это увеличением контингента бундесвера в Афганистане, отправив туда разведывательные самолеты AWACS и 300 военнослужащих. В составе миссии ООН UNIFIL три сотни немецких солдат и офицеров патрулируют побережье Ливана (до 30 июня 2011 года), а в Судане, в том числе в Дарфуре, в рамках миссии UNMIS германский контингент составляет 50 человек (до 15 августа 2011 года). Франция, соперничая с США на БСВ, вернувшись в военную систему НАТО, выступила инициатором действий против Ливии. Противоречия Парижа и Анкары отражаются и на военно-политической деятельности альянса.

Генеральные направления – Афганистан, Ливия

Ключевой частью стратегии НАТО на БСВ является деятельность альянса в Афганистане. На лиссабонской встрече стран – членов НАТО (19–20 ноября 2010 года) приняты Стратегическая концепция блока на 10 лет, Соглашение о долгосрочном партнерстве в сфере безопасности и обсуждена новая система ПРО. В Афганистане войска НАТО (130 тысяч человек), входящие в состав Международных сил содействия безопасности (МССБ), будут находиться до 2014 года, поддерживая режим Х. Карзая в его попытках вовлечения в правительство пуштунских лидеров (так называемых умеренных талибов). Передача контроля над безопасностью афганскому правительству, в распоряжении которого намечается предоставить 300 тысяч местных военнослужащих, подготовленных НАТО, планируется с июля 2011-го.

Исламская Республика Пакистан (ИРП) просила МССБ и Соединенные Штаты отложить начало вывода войск из Афганистана и предпринять меры для развития приграничного пуштунского племенного региона. Осложнение отношений между Вашингтоном и Исламабадом после ликвидации бен Ладена позволяет предположить снижение в ближайшей перспективе уровня координации действий в Афганистане с руководством ИРП. Разногласия включают претензии Пакистана в отношении проведения несанкционированной его руководством операции против бен Ладена, отказ в расширении операций против талибов на пакистанский Северный Вазиристан, угрозу возможных осложнений в случае использования беспилотников на территории ИРП, неприятие усиления роли Индии в Афганистане и острую реакцию Исламабада на информацию о планах США по захвату ядерных объектов Пакистана в случае возникновения критической ситуации в сфере обеспечения их безопасности.

Коллаж Андрея Седых

Итогом всего этого могут быть сокращение возможностей транспортировки грузов НАТО по пакистанскому коридору и ответное прекращение Западом экономической и военной помощи Пакистану. Вследствие этого неизбежен отвод войск МССБ на север Афганистана, на территорию Северного альянса, что потребует большего присутствия НАТО в Центральной Азии и укрепления его сотрудничества с Россией. Не исключено, что в качестве компенсации РФ получит право на участие в коллективной ПРО Европы и совместных с НАТО операциях против афганских наркопроизводителей. В свою очередь США, вероятно, усилят давление на членов альянса по вопросу увеличения ими финансирования операции в Афганистане и разворачивания военно-медицинской инфраструктуры.

Вовлечение НАТО в операцию «Одиссея. Рассвет» в Ливии существенно влияет на репутацию блока как военной силы. Пентагон предоставил для подавления войск Каддафи 42 истребителя – F-15C Block 50, F-15Е и F-16Е, базировавшихся на ВВБ «Сиганела» (остров Сицилия) и «Суда-Бей» (остров Крит). Штурмовики AV-8В «Харриер II» действовали с палубы универсального десантного корабля «Кирсардж», ВВБ «Суда-бей» и «Авиано» (Северная Италия), а три стратегических бомбардировщика В-2 – с континентальной части США. В состав американской авиационной группировки вошли самолеты радиоэлектронной борьбы RC-135, EC-130Y, EC-130J, EA-18G, электронной разведки ЕР-3Е, базовой патрульной авиации Р-3 «Орион» и заправщики КС-135Р и КС-10А (ВВБ «Мидденхолл» в Великобритании, «Рота» в Испании и «Суда-Бей»). В группировке ВМС – атомная ракетная подлодка «Флорида» типа «Огайо» (носитель крылатых ракет «Томагавк»), две атомные подлодки типа «Лос-Анджелес», два ракетных эсминца типа «Арли Берк», корабль управления «Маунт Уитни», УДК «Кирсардж» и транспорт-док типа «Остин».

Инициатор операции – Франция выделила альянсу восемь истребителей «Рафаль», два «Мираж 2000-5», два «Мираж 2000D», самолет ДРЛО и У Е-3F, самолет-разведчик С-160 «Трансаль» и шесть самолетов-заправщиков С-135FR (действуют с ВВБ на территории Франции). Побережье Ливии патрулирует авианосец «Шарль де Голль», на борту которого находятся восемь истребителей «Рафаль-М», 12 штурмовиков «Супер Этандер», два самолета ДРЛО и У Е-2С «Хокай», вертолеты ЕС-275 «Еврокоптер» и SA-330 «Пума», а также два фрегата.

Британская группировка ВВС состоит из 20 истребителей-бомбардировщиков GR.4 «Торнадо», 10 истребителей «Еврофайтер Тайфун», самолетов ДРЛО и У типа E-3D и «Сентинел» R.1, самолетов-разведчиков «Ниморд» R.1 и заправщиков VC-10 (действуют с ВВБ на территории Великобритании и базы «Акротири» на острове Кипр). Группировка ВМФ включает АПЛ «Триумф» типа «Трафальгар», оснащенную КР «Томагавк», и два фрегата.

Италия задействовала истребители «Тайфун» (для обеспечения ПВО ВВБ «Сигонела»), истребители-бомбардировщики типа «Торнадо» и самолеты РЭБ. Группа ВМФ включала легкий авианосец «Джузеппе Гарибальди» со штурмовиками AV-8В «Харриер II», два эсминца типа «Андре Дориа» и десантный корабль «Сан Джоржио».

Испания выделила для операции четыре истребителя F-18, самолет-заправщик «Боинг-707», патрульный самолет СN-235, а также подводную лодку и фрегат. Норвегия – шесть истребителей F-16, Дания – четыре истребителя F-16, Катар – четыре истребителя «Мираж 2000-5», Канада – шесть истребителей СF-18, Бельгия – шесть истребителей F-16 (с ВВБ в Греции), ОАЭ – шесть F-16 и шесть «Мираж 2000». В операции задействовано до 200 самолетов, в том числе 80 из США, которые совершили около четырех тысяч вылетов (интенсивность на порядок ниже операции НАТО в Косове в 90-е годы). По некоторым данным, на территорию Ливии переброшены подразделения американского и британского спецназа.

Партнеры по ВТС

Сотрудничество государств региона с НАТО определяется их историей, приоритетами руководителей и политикой как блока в целом, так и отдельных членов альянса. Единственной ближневосточной страной, входящей в НАТО, является Турция, что предоставляет ей уникальные в своем роде возможности для влияния на политику и Брюсселя, и отдельных союзников по блоку, в том числе не связанных напрямую с его военной деятельностью (в рамках противостояния с Францией, давления на Германию и постепенного дистанцирования от США). Именно Анкара выступила за проведение операции против Ливии в формате коалиции «НАТО + арабские страны» и поддержала операцию при условии, что она не окончится оккупацией Ливии.

Тесное сотрудничество с НАТО связывает Израиль, на территории которого расположен американский радар, контролирующий зону Персидского залива и склады Пентагона. Израильский оборонно-промышленный комплекс тесно связан с ОПК Соединенных Штатов, Германии и других членов альянса. Израиль – единственная страна региона, вооруженные силы которой достигли полной оперативной и технологической совместимости с ВС НАТО. Это же характерно для отдельных подразделений армий Иордании, Марокко и государств ССАГПЗ.

Прочные связи с НАТО в арабском мире поддерживают Иордания, Ирак, ССАГПЗ (военные базы США, Великобритании, Франции, склады ВВТ), Египет, Тунис, Марокко, Мавритания и Джибути (военные базы США и Франции). В настоящее время Великобритания строит базу радиоэлектронной разведки в Сомалилэнде, несмотря на непризнанность этого анклава. Франция же сокращает контингент Иностранного легиона в Джибути и Чаде. Интенсифицирует контакты с альянсом Алжир. Контакты с рядом стран НАТО Ливана (укрепление армии и пресечение контрабанды оружия) и Йемена (борьба с терроризмом) находятся под вопросом из-за дестабилизации внутриполитической ситуации в этих странах. Активное ВТС с НАТО Ливии прервано после начала операции против Каддафи и не имеет шансов на восстановление в среднесрочной перспективе.

Одна из форм сотрудничества стран БСВ с НАТО – Средиземноморский диалог с участием Алжира, Египта, Израиля, Иордании, Мавритании, Марокко и Туниса, в рамках которого проводится обмен информацией в сфере борьбы с терроризмом. Другая – Стамбульская инициатива, принятая в 2004 году, с ориентацией на страны ССАГПЗ для содействия им в борьбе с терроризмом и распространением ОМУ, проведения учений, помощи в подготовке погранохраны и др., ее участниками являются Бахрейн, Катар, Кувейт и ОАЭ при потенциальном присоединении к ним Саудовской Аравии.

В числе многосторонних и двусторонних учений НАТО с ВС арабских государств выделяются маневры «Брайт стар» (проходят раз в два года на территории Египта), «Безопасность и бдительность на море» и «Феникс экспресс» (с 2008 года при участии ВМС Алжира, Мавритании, Марокко и Туниса) – на средиземноморском ТВД. Проводятся совместные антитеррористические учения и операции, в том числе американская «Транссахарская контртеррористическая инициатива» (вместе со странами Сахеля). Алжир, Израиль и Марокко участвуют в операции НАТО «Активные усилия» (патрулирование в Средиземном море). Страны Магриба принимают участие в мероприятиях группы «5 + 5» (государства Магриба + Испания, Италия, Франция, Португалия и Мальта). С рядом арабских стран НАТО ведет обмен разведывательной информацией. Кувейт и Бахрейн подписали соглашения с блоком об обмене информацией в сфере борьбы с терроризмом.

Альянс содействует странам БСВ в подготовке кадров вооруженных сил. В Ираке натовцы обучают военнослужащих и сотрудников сил безопасности, предоставляют ВВТ, снаряжение и экипировку. В Багдаде во взаимодействии с командованием ВС США и правительством Ирака под контролем Совета НАТО работает Миссия по реализации обучения. На основе программ британского военного колледжа в Сандхерсте на территории Иордании организуется по стандартам НАТО офицерское военное училище. В 2011 году в столице Катара – Дохе откроется филиал французского военного колледжа Сен-Сир, в котором будут заниматься 50 курсантов из стран ССАГПЗ. С 2007-го офицеры из Катара обучаются на ближневосточном факультете военного колледжа НАТО в Риме. В натовской школе в Германии и колледже в Италии организовано обучение представителей стран – членов программы по вопросам миротворчества, экологии, контроля над вооружением, безопасности в Европе и планирования предотвращения чрезвычайных ситуаций. Часть подразделений ВС Марокко проходит подготовку во Франции. В марокканских военных училищах и академии ряд дисциплин преподают французы, французские офицеры выполняют при Академии Генштаба функции советников. Часть военнослужащих армии Марокко учится во Франции. В Великобритании обучают офицеров армии Иордании.

Полнятся арсеналы

В последние годы страны БСВ увеличили импорт ВВТ, активизировав военно-техническое сотрудничество со странами НАТО. Так, в 2006–2009 годах ЕС заключил контракты и частично поставил в Магриб военной продукции на 2,8 миллиарда долларов, а США – на 2,5 миллиарда. Крупнейшим покупателем оружия в Магрибе является Алжир, подписавший в 2006–2009 годах соглашения на приобретение за рубежом ВВТ на 6,8 миллиарда долларов (в том числе на 600 миллионов долларов в странах ЕС), а в 2010-м – на 2,16 миллиарда долларов. Наибольшее развитие получили военные связи Алжира с Великобританией, Италией и Францией.

Королевство Марокко, вынужденное держать значительную часть ВС в Западной Сахаре, пытается поддерживать баланс сил с Алжиром. В 1998–2005 годах Рабат заключил контракты на закупку за рубежом ВВТ на 900 миллионов долларов, в 2006–2009 годах – на 4,7 миллиарда (в том числе на 2,5 миллиарда долларов с США). В 2009-м король Мохаммед VI одобрил подписание в ближайшие два года соглашений о поставках ВВТ на 2,5 миллиарда долларов. Помимо США и Франции поставщиками ВВТ для ВС Марокко являются Нидерланды, Испания, Италия и Бельгия.

Тунис приобретает вооружение и технику для своей армии в ограниченных количествах у США и Франции. В 2009-м он и НАТО подписали соглашение о сотрудничестве в военной сфере. В том же году возобновилось такое сотрудничество НАТО с Мавританией, прерванное в 2008-м после государственного переворота в этой стране. Поставщиками ВВТ для нее выступают Испания и Германия. В 2002–2005 годах Ливия подписала соглашения на приобретение ВВТ на 900 миллионов долларов, в 2006–2009-м – на 1,6 миллиарда долларов. Партнерами Бейрута в импорте вооружения из числа стран НАТО стали Франция, Италия, Германия и Великобритания. В Египет в 2008–2010 годах поставляли ВВТ Соединенные Штаты, Норвегия и Германия. Израиль в 2010 году реализовывал крупные контракты в сфере ВТС со странами НАТО, среди которых выделялись Америка и ФРГ. Поставки военной техники в Ирак велись из США, Италии, Германии.

Страны ССАГПЗ намерены израсходовать в ближайшие пять лет на закупки одной лишь военно-морской техники до 8 миллиардов долларов. Основные экспортеры ВВТ в Бахрейн – США и Германия, ряд кораблей будет построен на верфях компании ADSB (Абу-Даби). Катару продают вооружение США, Германия, Франция и Нидерланды. Кувейт закупает военную технику в США, Германии и Великобритании. ОАЭ – в Италии, Германии, Франции и Турции, а также у национальной компании Abu-Dhabi Shipbuilding. Оман осуществляет ВТС с Великобританией, Германией и США.

Крупнейшие ассигнования на военные нужды в регионе выделяет Саудовская Аравия, ее оборонные расходы ежегодно достигают 35–40 процентов госбюджета или 12–15 процентов ВВП. Большую часть оружия королевство импортирует из США, Великобритании и Германии. При этом на долю Омана, Саудовской Аравии и ОАЭ приходится около 80 процентов немецкого экспорта в секторе «Наиболее востребованные виды вооружения» (22 позиции). В число покупателей немецкой боевой техники входили Иордания, Сирия, Йемен, Пакистан и Турция (15,2 процента военного экспорта Германии в 2004–2008 годах).

Следует отметить, что значительные объемы современного вооружения, приобретенного странами ССАГПЗ, не осваиваются национальными ВС, боеспособность которых за исключением отдельных подразделений невысока в отличие от армий Марокко, Алжира, Египта, Сирии, Иордании, Ирана, Турции, Пакистана и Израиля. Следствием этого стало решение ОАЭ о формировании профессионального наемного контингента для подавления возможных волнений на территории Эмиратов. Его спровоцировало самоустранение США и других стран НАТО от вмешательства в «арабские революции» в Тунисе и Египте, а также волнения на Бахрейне (подавление которых стало задачей сводного контингента КСА, ОАЭ, Катара и Кувейта).

При этом монархии Залива активно стремятся к участию в акционерном капитале производителей вооружения из числа стран НАТО, ограниченному в США, но возможному в Европе, в том числе в Германии. Так, поддержав приобретение госфондом IPIC из Абу-Даби 30 процентов акций предприятия MAN (город Эссен), руководство Ferrostaal пригласило инвестора участвовать и в оборонных проектах. Это же касается слияния концерна Thyssen-Krupp с крупнейшим в ФРГ судостроителем Blohm+Voss (город Гамбург) при поддержке судостроительной компании Abu Dhabi Mar (ОАЭ). Вместе с тем укрепление связей со странами, входящими в НАТО, и блоком в целом позволило Лиге арабских государств (точнее, Катару, ОАЭ и Саудовской Аравии) подтолкнуть Францию к вмешательству в ливийскую гражданскую войну на стороне оппозиции, втянув в этот конфликт НАТО и США.

Евгений Сатановский,
президент Института Ближнего Востока

Опубликовано в выпуске № 20 (386) за 25 мая 2011 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц