Версия для печати

Танки в войнах XXI века

Фаличев Олег
Война в Ираке, как и события последних лет в Югославии, других горячих точках планеты, продемонстрировала заметный качественный скачок развития ВВТ. Сегодня все большее применение в вооруженной борьбе находят суперсовременные компьютерные технологии и роботизированные системы, а сами боевые действия все чаще обеспечиваются космическими средствами разведки, связи, целеуказания. Говорит ли это о том, что век ползающих по земле "бронированных монстров", как порою отзываются о боевых машинах, позади? Каким видится облик перспективного танка ХХI века? Не утратила ли, наконец, наша "оборонка" за годы трудных реформ своих лучших традиций? Над этими и другими злободневными вопросами в интервью "ВПК" размышляет начальник Главного автобронетанкового управления Министерства обороны РФ генерал-лейтенант Владислав ПОЛОНСКИЙ.

Т-90С способен на равных конкурировать с американским "Абрамсом".
Фото Аркадия ЧИРЯТНИКОВА


ПРИ СОЗДАНИИ ПЕРСПЕКТИВНЫХ ОБРАЗЦОВ БТВ НУЖНЫ НЕТРАДИЦИОННЫЕ ПОДХОДЫ


Война в Ираке, как и события последних лет в Югославии, других горячих точках планеты, продемонстрировала заметный качественный скачок развития ВВТ. Сегодня все большее применение в вооруженной борьбе находят суперсовременные компьютерные технологии и роботизированные системы, а сами боевые действия все чаще обеспечиваются космическими средствами разведки, связи, целеуказания. Говорит ли это о том, что век ползающих по земле "бронированных монстров", как порою отзываются о боевых машинах, позади? Каким видится облик перспективного танка ХХI века? Не утратила ли, наконец, наша "оборонка" за годы трудных реформ своих лучших традиций? Над этими и другими злободневными вопросами в интервью "ВПК" размышляет начальник Главного автобронетанкового управления Министерства обороны РФ генерал-лейтенант Владислав ПОЛОНСКИЙ.
{{direct_hor}}
- Владислав Александрович, как показала операция "Шок и трепет" в Ираке, исход сражения на земле и войны в целом все более зависит от успехов в воздушно-космической сфере, уровня развития ВВТ противоборствующих сторон. Означает ли это, что танковые войска будут играть меньшую роль, а матушка-пехота (Сухопутные войска) вообще отодвигается на второй план?

- Вряд ли с этим можно согласиться. Во-первых, на Сухопутные войска сегодня как на вид Вооруженных Сил возлагаются ключевые задачи в проведении операций по отражению агрессии на континентальных ТВД. В силу своей многофункциональности они способны занимать и длительное время удерживать целые районы в целях закрепления успеха и последующего разгрома противника. При этом, в отличие от других видов Вооруженных Сил (в том числе воздушно-космического компонента), являющихся средствами временного воздействия, Сухопутные войска по-прежнему остаются силами территориального присутствия. Что это означает, надеюсь, пояснять не надо.

Во-вторых, основным вооружением общевойсковых формирований Сухопутных войск является бронетанковое (БТВ). Таким образом, при решении боевых задач в войнах и вооруженных конфликтах роль БТВ не только не снижается, а, наоборот, существенно возрастает. Более того, тактические общевойсковые формирования, оснащенные БТВ, могут решать самые разнообразные задачи в различных условиях боевой обстановки, а в их состав входят подразделения (части) родов войск и специальных войск.

Аналитики предполагали, что сценарий операции "Шок и трепет" будет похож на "Бурю в пустыне" 1991 года - 38 дней непрерывных бомбардировок и ударов крылатыми ракетами, а затем непосредственно наземная фаза. Однако бои на земле развернулись уже в первые дни войны. Причем из основных видов бронетехники силы коалиции использовали танки М1А1НА, М1А2 "Абрамс", "Челленджер-2", БМП М2А2 "Бредли", LAV-25 (США) и "Уорриер" (Великобритания).

Подчеркну: действия бронетанковых войск в Ираке подтвердили, что танки занимают важную нишу как универсальное ударное боевое средство и тем самым сохраняют свою роль на всех этапах проводимых операций и боев. Их высокий боевой потенциал даже в условиях массового применения дальнобойного ВТО может наиболее надежно обеспечить использование ударов этим оружием. Это один из главных выводов.

Кроме того, появилась возможность снижения количественного состава сил и средств группировок Сухопутных войск при одновременно возрастающей их "бронизации" с основой на рациональное сочетание тяжелой гусеничной бронетехники (основные танки) и легкой (БМП, БТР). Так, в войсках коалиции в операции 1991 года было около 565 тысяч личного состава Сухопутных войск, а в 2003 году - только около 100 тысяч.

В обозримом будущем без БТВ вообще, и танков в частности, не обойдется ни одна война, ни один вооруженный конфликт любой интенсивности.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

ПОЛОНСКИЙ Владислав Александрович

Родился 24 ноября 1947 г. в Витебске. Окончил Рязанское военное автомобильное училище (1969 г.) и Военную академию тыла и транспорта (1980 г.). Службу начал заместителем командира автотракторной роты по технической части ПВАИУ.

Генерал-лейтенант Владислав Полонский
Затем служил командиром роты, начальником штаба - заместителем командира отдельного ремонтно-восстановительного батальона (ГСВГ). С 1980 по 1989 г. - офицер штаба Управления вооружения войск Дальнего Востока, старший офицер, заместитель начальника штаба, заместитель начальника отдела планирования технического обеспечения операций штаба Управления вооружения войск Дальнего Востока. С 1989 по 1995 г. - старший офицер отдела боевой подготовки и военно-учебных заведений ГЛАВТУ МО СССР, начальник отдела комплектования автомобильной техники, начальник организационно-планового управления, заместитель начальника ГЛАВТУ МО РФ. С 1995 по 1997 г. - начальник оргпланового управления - заместитель начальника ГАБТУ МО РФ. С 1997 г. - начальник штаба - первый заместитель начальника ГАБТУ МО РФ. С 2004 г. - начальник Главного автобронетанкового управления МО РФ. Награжден орденами "За службу Родине в Вооруженных Силах" III степени, "За военные заслуги", Почета, многими медалями.



- Каковы сегодня основные мировые достижения и тенденции в развитии танкостроения? Куда направлен вектор в создании танка ХХI века?

- Нарождающееся на данном этапе как в нашей стране, так и за рубежом новое поколение бронированного вооружения имеет ряд общих признаков, основанных на конструктивной реализации передовых технологических достижений, особенно в области микроэлектроники, роботизации, связи и информационных технологий. К отличительным признакам нового поколения образцов БТВ относятся наличие автоматизированной системы боевого взаимодействия, интеграция бортовой электроники в единый комплекс, новые технологии управления оружием (внешнее целеуказание, автоматическое сопровождение целей, дистанционный подрыв боеприпаса), дистанционное управление движением и огнем, комплексирование средств защиты и разведки целей, наличие тепловизора, РЛС и т.п.

Что касается технического облика танка ХХI века, то выполненные проработки различных его компоновок показывают: даже при сокращении экипажа до 2-3 человек и компактного его размещения масса танка (при приемлемой защищенности от перспективных боеприпасов и использовании комбинированной брони и динамической защиты) не может быть меньше 60-65 тонн. Подобные результаты получены и в других странах. Однако, как показал опыт эксплуатации наших танков ИС-4 в 50-х годах, при такой массе не обеспечивается оперативно-тактическая подвижность и, в первую очередь, из-за недостаточной грузоподъемности мостов местного значения.

- Выходит, вопрос выбора компоновки перспективного танка все еще остается открытым, а работы в этом направлении продолжаются?

- Совершенно верно. Тут нужны нетрадиционные подходы. Например, при сохранении пушечного вооружения и массы танка не более 45-50 тонн требуется, кроме рационализации компоновочных решений, переход на новые, оригинальные способы защиты от противотанковых средств. Наиболее перспективным здесь нам представляется широкое использование "электронных" средств защиты. В этом отношении получены достаточно обнадеживающие результаты.

Справка "ВПК"

Первый в мире комплекс активной защиты был принят на вооружение в Советской Армии еще в 80-х гг. для танков Т-55. В последнее время существенно активизировались работы над системами активной защиты и за рубежом. В США, например, планируют с использованием данных российских разработок и результатов своих исследований создать к 2005 г. систему активной защиты для танков, БМП и других образцов БТВ.

В дополнение к броневой, динамической и активной защите с 80-х гг. стали использоваться комплексы оптико-электронного противодействия системам прицеливания и наведения. Эти комплексы предназначены, с одной стороны, для обнаружения средств поражения противника (индикации направления на средства поражения), а с другой - для срыва наведения средства поражения.


Все это в совокупности, включая средства снижения заметности в оптическом, тепловом и радиолокационном диапазонах, устройства динамической и активной защиты, позволит обеспечить высокий уровень выживаемости образцов БТВ в боевых условиях.

Так, известные комплексы активной защиты "Арена" и "Дрозд" при относительно малой массе способны с высокой вероятностью нейтрализовать практически все типы кумулятивных боеприпасов, в том числе тандемные. При этом существенно возрастает курсовой угол безопасного маневрирования танка (в принципе его можно довести до 360 градусов).

Просматриваются возможности использования в перспективе и других способов "электронной" защиты - воздействия на средства управления боеприпасами за счет системы их самонаведения, электронных взрывателей и т.п.

Проведенные исследования показали, что применение "электронной" защиты позволяет (в дополнение к традиционным решениям) обеспечить даже для наиболее защищенных бронированных машин приемлемый боевой вес. Отсюда следует, что это не танк, как таковой, в своем развитии зашел в тупик из-за чрезмерного увеличения массы, а стали неприемлемыми компоновочные решения и, особенно, традиционные способы обеспечения его защищенности, возможности которых во многом уже исчерпаны.

С учетом изложенного, в настоящее время, наряду с традиционными боевыми свойствами в системе БТВ (огневой мощью, подвижностью и защищенностью), на первый план выдвигается необходимость развития нового системного свойства - командной управляемости. Решить названную проблему можно лишь с внедрением комплексной автоматизации процессов управления как отдельным образцом БТВ, так и подразделением в целом. А реализацию командной управляемости - при наличии в составе образцов БТВ бортовой информационно-управляющей системы на основе высокопроизводительных вычислительных средств, совершенных систем технического зрения, средств электронной защиты, связи, навигации и других средств сбора, обработки, передачи информации и управления.

Что касается вооружения танков, БМП, БТР и других машин, то в ближайшее десятилетие развитие будет продолжаться по традиционным направлениям с более широким внедрением электронных систем управления. То же относится и к системам обеспечения подвижности.

Если рассматривать зарубежное танкостроение, то наибольший интерес представляет сегодня программа разработки боевых систем будущего. Боевая система будущего (FCS) - это многофункциональная система с оптимальными характеристиками по автономности, стратегическому развертыванию, живучести и поражающему действию. К числу ее составляющих относится распределенная система боевых машин, оснащенных робототехническими датчиками, различные координаторы цели и безэкипажные платформы управления огнем, защитой и подвижностью. Существуют определенные планы реализации этой программы, однако техническое ее решение на сегодня практически дублирует разработки отечественных конструкторских бюро начала 80-х годов. Это установка электромагнитных и электротермических пушек, ракет кинетического действия, источников направленной энергии (лазерной, пучковой, большой мощности), активной и динамической защиты, перспективной брони и элементов робототехники.

- Как на этом фоне выглядит Россия? Общеизвестно: Т-34 был признан лучшим танком Второй мировой войны. И после нее СССР на 5 лет опережал западные страны в создании современных боевых машин. А сегодня, судя по всему, мы уже не являемся лидерами в этой области. О чем говорит сравнительный анализ ТТХ наших боевых машин и НАТО?

- Прежде всего отметим тот факт, что в начале 80-х годов в войска поступило около 20 тысяч современных танков, которые по техническому уровню превосходили западные образцы. Это танки Т-64А, Т-72Б, Т-80У и их модификации. Они имели ряд преимуществ: низкий силуэт и меньшую массу, наличие управляемого вооружения, автомат заряжания, простоту в освоении и надежность в эксплуатации. Исправно служат эти машины и сейчас.

Что касается нашего сегодняшнего отставания в области танкостроения, то оно обусловлено, прежде всего, результатами экономических реформ, проводимых в стране за последние 15 лет, которые привели в упадок не только танкостроение, но и всю машиностроительную отрасль. Однако и сейчас отечественные разработки находятся на уровне основных зарубежных образцов, что свидетельствует об опережении технического задела в 80-е годы не на 5, а более чем на 15 лет.

Сложившееся в настоящее время положение в танкостроении по качеству техники можно охарактеризовать следующим образом.

Танки, как российские, так и НАТО, имеют пушки примерно равного калибра (125 мм у нас и 120 мм у них), но наши обладают управляемым вооружением с дальностью стрельбы 5 км. Вместе с тем, у танков НАТО - превосходство в точности стрельбы и бронепробиваемости артснарядами на дальностях до 2,5 - 3,0 км. Танки НАТО также дальше видят ночью за счет применения тепловизионных приборов.

Отечественные боевые машины имеют существенно меньшие забронированный объем (12 куб. м - у нас и 18 куб. м - у них) и габаритно-массовые характеристики (масса танка у нас 45-46 тонн, у них - от 55 до 63 тонн).

По удельной мощности двигателя 27,2 л.с./т танк Т-80У с двигателем мощностью 1250 л.с. превосходит практически все зарубежные танки. Однако наши двигатели проигрывают в топливной экономичности. Максимальные скорости движения наших и зарубежных танков соизмеримы и находятся в диапазоне от 65 до 72 км/час. Наш Т-80У находится на верхней границе этого диапазона.

В целом отечественные танки в силу меньшей массы выигрывают в оперативной мобильности.

По защищенности наши машины со встроенной динамической защитой находятся примерно на уровне танков НАТО, а с установленной активной защитой - превосходят их.

Сегодня можно отметить также следующий факт. Т-72Б и Т-80У проигрывают танкам НАТО ("Леклерк", "Челленджер-2", "Леопард-2А5", М1А2) по военно-техническому уровню из-за отсутствия информационно-управляющих систем, тепловизионных прицелов и низких эргономических и эксплуатационно-технических показателей. Однако больший вклад в боевую эффективность вносят не перечисленные выше показатели, а, прежде всего, уровень заметности, защищенность и надежность. Эти показатели сегодня выше у отечественных танков. Об этом свидетельствует опыт боев и легендарного Т-34, который по техническому уровню был ниже немецких танков "Тигр" и "Пантера", но вследствие высоких показателей надежности, меньшего силуэта и подвижности оказался лучшим танком Второй мировой войны.

- О каких еще машинах, разработанных и созданных в России, сегодня можно говорить как о конкурентоспособных образцах в сравнении с западными аналогами, тем же "Абрамс" США? Взять, скажем, наш Т-90. Какие ноу-хау, заложенные в него, позволяют говорить о его превосходстве? Вместе с тем, одно время появилась информация о возникших проблемах с его производством. Это так?

- На сегодня сложилась целостная система современных требований не только к одиночным образцам БТВ, но и к системе ВВТ, образующей подразделения тактического звена. В ней целесообразно выделить принципиально новый тип - боевую машину поддержки танков, основное назначение которой - действовать в одной боевой линии с танками и поражать массовые противотанковые средства. Эффективность танковых подразделений при этом повышается на 25-30% без изменений таких боевых свойств, как огневая мощь, защита и подвижность. Сегодня аналогов такой машины за рубежом нет, а у нас есть, и в ближайшее время она может быть сильно продвинута на рынке вооружений.

Что касается аналогов танку "Абрамс", то по уровню боевых и технических характеристик сегодня ему действительно может противостоять усовершенствованный танк Т-90. Он способен к автономным действиям в составе ограниченных тактических групп в любых климатических, погодных и временных условиях, оснащен многоканальным вооружением и системой автоматического управления различными средствами поражения, обеспечен системой интеграции образцов БТВТ в единую систему поражения. Кроме того, Т-90 обладает очень высокой надежностью и живучестью вследствие хорошо отработанных технических решений на основе многочисленных пробеговых и стрельбовых испытаний. Достаточно упомянуть, что он в состоянии продолжить движение после 5 попаданий кумулятивным снарядом в лобовую броню. Об этом свидетельствуют результаты многочисленных показов в 1995 году, в том числе и для СМИ. Что касается американского "Абрамса", то его высокие характеристики защиты легко опровергаются результатами войны в Ираке 2003 года. Реально он легко уязвим и, несмотря на заявленный высокий уровень боевых свойств, легко поражается массовыми противотанковыми средствами, причем не последних разработок.

И последнее. Сегодня появился ряд публикаций, принижающих роль танков во всех видах боевых действий, ставящих под сомнение необходимость их дальнейшего развития и производства. Все это отражается на финансировании научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ. Такое положение может привести к тому, что через пять лет нам придется заимствовать технические решения и новые технологии у зарубежного танкостроения. На сегодняшний день реальность такова, что в парке БТВ России доля современных образцов составляет по танкам около 4%, а в странах НАТО - более 40%. Реальным выходом из этого положения является проведение двух взаимосвязанных мероприятий. Первое - модернизация парка БТВ и последующие поставки модернизированных танков в войска. Второе - завершение разработок и принятие на вооружение перспективных образцов БТВ с последующей их закупкой Минобороны. Что касается сроков реализации этих мероприятий, то они полностью определяются сроками их финансирования и лежат в плоскости принятия политических решений и военной доктрины.

Олег ФАЛИЧЕВ, Вячеслав СОВЦОВ

Опубликовано в выпуске № 4 (71) за 2 февраля 2005 года

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц