Версия для печати

Спрос не только со Сталина

Широкорад Александр
70-летие начала Великой Отечественной подтвердило: дискуссии о том, почему Красная армия терпела сокрушительные поражения в 1941 году, далеки от завершения.
70-летие начала Великой Отечественной подтвердило: дискуссии о том, почему Красная армия терпела сокрушительные поражения в 1941 году, далеки от завершения.
{{direct}}

Причем, похоже, доныне живет и здравствует версия, выдвинутая Хрущевым после ХХ съезда КПСС. Мол, во всем виноват Сталин. Все он делал не так. Расстрелял или отправил за колючую проволоку десятки тысяч красных командиров, включая трех маршалов из пяти. Всячески мешал конструкторам проектировать новейшие образцы вооружения, а многих репрессировал.

«Компетентные» люди

Что ж, придется кое о чем напомнить сторонникам данной версии, ибо мне доводилось не раз ее опровергать.

Но для начала отмечу, что недоучившийся семинарист Джугашвили стал генералиссимусом Сталиным в результате практически ежедневного самообразования. Перед решением любого вопроса он штудировал десятки изданий и консультировался с лучшими специалистами. Так что знание им военной техники, тактики и стратегии в 1924, 1934 и 1944 годах несопоставимы.

Риторический вопрос: кто должен был отвечать в 1926–1937 годах за разработку новых видов оружия, их испытание и серийное производство? Сталин или Тухачевский, Павлуновский и Орджоникидзе?

Краткая справка. Михаил Тухачевский – с 1931 года заместитель председателя Реввоенсовета и начальник вооружения РККА, с 1934-го – заместитель наркома обороны по вооружению. Окончил в 1914 году Александровское военное училище и больше нигде не учился. Боевой опыт мировой войны у экс-подпоручика был минимальным. На фронт он попал в конце сентября 1914 года, а уже 21 февраля 1915-го оказался в плену.

Впрочем, нарком тяжелой промышленности Серго Орджоникидзе, его заместитель Иван Павлуновский и военных училищ не оканчивали. Первый в 1901–1905 годах учился в фельдшерской школе. А у второго образование вообще ограничивалось школой церковно-приходской...

Выбор двух маршалов

В СССР к 22 июня 1941-го изготовили танков больше, чем во всех остальных странах мира вместе взятых. Но за исключением полутора тысяч Т-34 и КВ, выпущенных в 1940–1941 годах, это были машины с противопульной броней: Т-28, Т-26, БТ и плавающие Т-37 и Т-38.

Коллаж Андрея Седых
(фото РИА НОВОСТИ)

Между тем в Англии и Франции уже в начале 30-х осознали необходимость принятия на вооружение толстобронных танков поддержки пехоты. В сентябре 1936 года начались испытания танка AIIEI «Матильда» фирмы «Виккерс». Хотя вес машины был невелик (11,2 тонны), но ее 60-мм лобовую броню не пробивали все противотанковые пушки той поры.

Танк «Матильда» MKI (AII) серийно выпускался с 1937-го до августа 1940 года. Новый танк MKII («Матильда-II») начал испытываться в апреле 1938-го, а уже в июле того же года пошел в серию. Его вес – 27 тонн, экипаж – четыре человека, вооружение – 40-мм пушка и два пулемета. Два двигателя по 95 л. с. обеспечивали скорость по шоссе 24 км/ч. Толщина лобовой брони была увеличена с 60 до 78 миллиметров.

Малую скорость англичане не считали недостатком, поскольку «Матильда» должна была наступать вместе с пехотой.

Во Франции с 1935 года производился легкий танк R-35 весом 10 тонн и с экипажем из двух человек. Его вооружение и скорость были весьма скромными: одна 37-мм пушка, один пулемет и 20 км/ч. Но главным достоинством R-35 стала лобовая броня корпуса из 45-мм литых плит. Башня, тоже литая с 45-мм броней, для прочности даже не имела броневого люка.

Кроме того, во Франции с апреля 1938 года выпускали средние танки «Сомуа» с 45-мм броней и тяжелые Б-1бис с 60-мм броней.

Германские танки Т-IIIG и Т-IVE производства 1939–1940 годов обладали броней 50–70 миллиметров.

В октябре 1939 года в Польше наши войска ухитрились захватить германский танк Т-III. Еще в Польше по нему с 400 метров дважды выстрелили из 45-мм пушки. Оба штатных бронебойных снаряда БР-240 оставили лишь вмятины в 32-мм лобовой броне. Позже опыт повторили на полигоне в Кубинке. С той же дистанции при угле встречи от нормали 30° лишь два из пяти снарядов пробили броню. Вывод комиссии: немецкая цементированная броня толщиной 32 миллиметра равнопрочна отечественной 44-мм гомогенной броне.

Кстати, еще до 1941 года РККА получила три горьких урока – в Испании, на Халхин-Голе и в Зимней войне 1939–1940 годов. Противотанковые пушки фалангистов, финнов и даже маленькие батальонные пушки японцев без проблем пробивали лобовую броню БТ и Т-26.

Любопытно, что эти основные танки РККА были созданы на базе английского шеститонного танка «Виккерс» и американского «Кристи», так и не поступивших на вооружение армий Великобритании и США. Зато ими увлеклись два «гениальных» маршала – Тухачевский и Пилсудский.

«А король-то голый!»

В 20–30-е годы к руководству РККА с фантастическими идеями лезли толпы малограмотных изобретателей, называвших себя инженерами, но не имевших законченного высшего образования.

Ну и что, заметит оппонент, очень часто самоучки создают уникальные изделия. Однако в армиях всех стран прежде чем запустить новое оружие в массовое производство, его изучают на различных технических совещаниях, затем изготавливают опытные образцы и проводят последовательно заводские, полигонные и войсковые испытания.

Однако в СССР роль этих «фильтров» усилиями Тухачевского и Павлуновского практически свелась к нулю. На техсоветах грамотные специалисты были запуганы наглыми и горластыми авантюристами. Каждый, кто пытался противоречить бредовым идеям, обвинялся во вредительстве. Очень часто после неудачных заводских испытаний, минуя последующие полигонные и войсковые, изделие запускалось в серию.

Так, Владимир Бекаури (образование – профтехучилище) предложил Ленину электрическую сигнализацию для сейфов. А далее, воспользовавшись мандатом, выданным Совнаркомом, создал «под себя» целую империю. Нет, нет, я не шучу! В ведении Остехбюро, руководимого Бекаури, находились с полдюжины заводов, несколько аэродромов, десятки самолетов и эскадра кораблей в составе эсминца «Сибирский стрелок» («Конструктор»), сторожевого корабля «Инженер», тральщика «Микула», торпедных катеров и других кораблей.

На 1925/26 финансовый год Остехбюро выделили 3 миллиарда 571 миллион рублей, включая один миллион, выплаченный лично Бекаури. На 4 февраля 1927 года в Остехбюро числились 447 человек, из них 78 членов и кандидатов в члены партии.

Чем же занималась столь мощная контора? Бекаури задумал создать армию роботов – радиоуправляемых самолетов, танков, бронемашин, бронепоездов, бронедрезин, дотов (!), торпедных катеров, подводных лодок, торпед и т. д. Однако к осени 1937 года выяснилось, что «король-то голый». За 17 лет работы Остехбюро ни одно его изделие не приняли на вооружение.

Да, телеуправляемым оружием занимались в Англии, США и других странах, но на уровне экспериментов. Недоведенные изделия не только не шли в серию, но даже не допускались до войсковых испытаний.

На дефекты смотрели сквозь пальцы

Увы, Бекаури был не одинок. Леонид Курчевский (студент, выгнанный со II курса) в 1923 году предложил конструкцию динамореактивной пушки (ДРП) по схеме «нагруженный ствол». Замечу, что в 1916–1931 годах в России велись работы над безоткатными орудиями со схемой «открытая труба», с «уширенной каморой» и «инертной массой». После 1945-го приняты на вооружение десятки безоткатных орудий, сконструированных именно по этой схеме. Но ДРП по схеме «нагруженный ствол» мне неизвестны.

Курчевский втерся в доверие к Тухачевскому и всячески компрометировал конкурентов, так что к 1935 году работы по другим схемам ДРП прекратились. Тухачевский решил перевести всю артиллерию на ДРП Курчевского. На него работали все артиллерийские заводы СССР (кроме Мотовилихи). Он спроектировал десятки орудий: 37-мм противотанковое, 37-мм и 76-мм танковые и для бронеавтомобилей, 76-мм батальонную пушку, 76-мм легкую мортиру, самодвижущиеся установки калибра 76–305 миллиметров, горные, казематные и авиационные калибров 37, 65, 76 102 миллиметра, корабельные калибров 76–305 миллиметров и др.

В 1934 году Курчевский разработал проект 500-мм корабельной ДРП. Из обнаруженных мной архивных документов явствует, что Тухачевский одобрил ее создание, а изготовление опытного образца (на что в 1935-м ассигновали 2,4 млн рублей) поручил двум самым мощным отечественным артиллерийским заводам – «Большевику» и «Баррикадам». Пушку предполагалось устанавливать на специально спроектированных легких крейсерах, но к началу 1936-го работы по ней прекратились.

Всего в 1931–1935 годах заводы изготовили свыше 5000 сухопутных, морских и авиационных пушек Курчевского, то есть от 30 до 50 процентов от числа заказанных. Военпреды приняли от промышленности не более 2000 орудий и лишь около 1000 из них оказались в войсках, но там быстро списывались или переводились в категорию учебных.

Что же произошло? Все орудия Курчевского по сути были макетными образцами. Ни одно из них не прошло бы войсковых испытаний, если бы к ним предъявили те же требования, что и к классическим орудиям. Но из-за нажима сверху на дефекты ДРП на полигонах смотрели сквозь пальцы. Наиболее честные краскомы в протоколах испытаний отмечали кучу серьезных недостатков, включая принципиально неустранимые, однако в заключениях писали… положительный отзыв.

Цена – большая кровь

Благодаря Тухачевскому и его сторонникам из Артуправления Красная армия к началу Второй мировой войны осталась без зенитных автоматов. Хотя их количество исчислялось сотнями в армиях Финляндии, Польши и даже Латвии с Эстонией, не говоря уже об Англии, Франции, Германии и Японии. А у нас задачи ПВО в Сухопутных войсках решались с помощью 7,62-мм пулеметов «Максим». Имелись, правда, и 76-мм зенитные пушки, но по низколетящим самолетам они были малоэффективны.

Но Михаил Николаевич решил в 1923 году совместить полковую пушку с зенитной (из этого, естественно, ничего не вышло). Также он повелел скрестить зенитку с дивизионной пушкой. Было сделано около дюжины опытных образцов, но все они оказались небоеспособны.

А тем временем фирма «Рейнметалл» поставила в СССР опытные образцы 20-мм и 37-мм автоматов (будущие 2 cm Flak 18 и 3,7 cm Fkak 18, которые успешно применялись вермахтом) вместе с полным комплектом документации и деталей для сборки пары десятков орудий. Но бракоделы с завода № 8 в подмосковных Подлипках так и не сумели освоить их производство, а замнаркома по вооружению на этом особенно и не настаивал.

Лишь после устранения Тухачевского подлипковцы «передрали» 40-мм зенитный автомат «Бофорс» и в конце 1940-го приступили к выпуску 37-мм зенитной пушки.

Вплоть до 1938 года советскую артиллерию лихорадило от нелепейшей затеи – заменить обычные поясковые снаряды подкалиберными, нарезными и полигональными, дабы существенно увеличить дальность стрельбы из уже существующих орудий.

Бесперспективность подобного замысла ясна любому артиллеристу. Ведь в снаряде с глубиной нарезки 5–20 процентов от калибра, равно как и в подкалиберном, в несколько раз уменьшается вес взрывчатого вещества. Какой смысл стрелять снарядами на большие дистанции, если в них мало ВВ и разрыв не виден ни с земли, ни с воздуха, фугасное действие в несколько раз меньше, а рассеивание существенно больше? Так, в 1935 году дальность стрельбы 142-кг подкалиберного снаряда из 368-мм пушки составляла 100–110 километров. Рассеивание было огромным, а вес ВВ – всего 7 килограммов. Стоила ли игра свеч?

За два десятилетия были созданы несколько сот образцов беспоясковых снарядов, переделаны десятки орудий калибров от 37 до 350 миллиметров. Но в 1938 году некий бдительный товарищ составил большой отчет «Результаты испытаний нарезных и полигональных снарядов в 1932–1938 годах.», в котором сообщил о подтасовках и фактическом обмане государства…

А как можно было «малой кровью» прорвать линию Маннергейма на Карельском перешейке, если для пробития бетона финского форта-«миллионера» требовалось, чтобы в одну точку последовательно попали два снаряда 203-мм гаубицы Б-4? Это были самые мощные серийные орудия, созданные в СССР до 21 июня 1941 года. Но ведь достаточно было одного 406-мм снаряда, чтобы форт-«миллионер» разлетелся, как спелый арбуз.

Замечу, что еще в Первой мировой массированно применялись орудия калибров 350–420 миллиметров для штурма менее укрепленных, чем линия Маннергейма, позиций. В 1915-м на Обуховском заводе приступили к изготовлению четырех 406-мм осадных гаубиц. К 1918-му их готовность составляла от 75 до 25 процентов. С сентября 1920 по сентябрь 1928 года бюрократы из Артуправления РККА обсуждали, нужно ли их доделывать. Но в конце концов решили сдать их на лом.

В 1931 году заводу «Большевик» выдали заказ на изготовление триплекса разборного типа в составе 400-мм мортиры, 305-мм гаубицы и 203-мм пушки. Однако в 1934-м не без участия Тухачевского было принято решение делать триплекс не разборным и буксируемым, а на самоходе весом 110–150 тонн!

Огромная «дура» не проходила по мостам, не вписывалась в кривые улицы деревень и малых городов, не могла нормально транспортироваться по железной дороге. К самоходу не удалось спроектировать даже опытных двигателей. Работы по САУ СУ-7 свернули в апреле 1938 года, были изготовлены лишь деревянные макеты орудий.

За отсутствие орудий особой мощности РККА заплатила большой кровью на линии Маннергейма – зимой 1939–1940-го, при штурме германской обороны на Одере, городов-крепостей Познань, Кенигсберг, Варшава, Берлин и других – весной 1945 года…

Опубликовано в выпуске № 25 (391) за 29 июня 2011 года

Loading...
Загрузка...
Аватар пользователя Сергей Петропавловский
Сергей Петропавловский
02 июля 2011
Александр Борисович, ну, ангажированная статья. Уж в 2011 году, когда статистический справочник №1 "висит" в Инете, когда ясны характеристики всех танков РККА и их количество по округам, а потом по фронтам, ссылка на Матильду "не пляшет". Вы сравнивайте с плавающими танками. Так задачи разные! Что кому то в РККА пришло в голову все сосредоточить в одном месте? Вот Вам отрывок из книги: "Мы проклинали хрупкую и негибкую чешскую сталь, которая не стала препятствием для русской противотанковой 45-мм пушки. Обломки наших собственных броневых листов и крепежные болты нанесли больше повреждений, чем осколки и сам снаряд."Отто Кариус. "Тигры" в грязи. И у немцев были проблемы. Даже танки Т-IV появились в массе в 1942 году. Не это причина поражения в летней компании СССР, а не согласованность действий наших "главных генералов и маршалов". И прочтите книгу внимательно. Кариус стрелял в наших приимущественно на дистанциях 50 метров! И всегда ночью сам выходил пешком на позицию, никому не доверяя. Кстати о двигателе:"Четыре карбюратора обеспечивали питание топливом двигателя, а всем этим процессом управлял механик-водитель. Капризность карбюраторов была самым большим недостатком немецких бензиновых моторов, которые проигрывали неприхотливым дизельным двигателям русских. Однако способность более быстровосстанавливать рабочий режим была преимуществом немецкого танкового двигателя. Двигатель объемом 22 литра лучше всего работал при 2600 оборотах в минуту. На 3000 оборотах он быстро перегревался. Прежде чем погрузить танкна платформу, гусеницу для бездорожья приходится заменять на более узкую. В противном случае она вылезала по бокам платформы и представляла опасность для встречного движения. Для транспортировки по железной дороге были сконструированы специальные шестиосные платформы. Они могли перевозить 80 тонн и следовали с каждым батальоном в район боевых действий. Для того чтобы не создавать опасную нагрузку на железнодорожные мосты, по меньшей мере четыре других грузовых вагона должны находиться между двумя платформами с "тиграми"." А это уже про хваленые "тигры". Еще раз техника была, солдаты были, а вот "генералы Наши" народ не жалели, вплоть до Верховного....
Аватар пользователя Сергей Петропавловский
Сергей Петропавловский
02 июля 2011
Александр Борисович, ну, ангажированная статья. Уж в 2011 году, когда статистический справочник №1 "висит" в Инете, когда ясны характеристики всех танков РККА и их количество по округам, а потом по фронтам, ссылка на Матильду "не пляшет". Вы сравнивайте с плавающими танками. Так задачи разные! Что кому то в РККА пришло в голову все сосредоточить в одном месте? Вот Вам отрывок из книги: "Мы проклинали хрупкую и негибкую чешскую сталь, которая не стала препятствием для русской противотанковой 45-мм пушки. Обломки наших собственных броневых листов и крепежные болты нанесли больше повреждений, чем осколки и сам снаряд."Отто Кариус. "Тигры" в грязи. И у немцев были проблемы. Даже танки Т-IV появились в массе в 1942 году. Не это причина поражения в летней компании СССР, а не согласованность действий наших "главных генералов и маршалов". И прочтите книгу внимательно. Кариус стрелял в наших приимущественно на дистанциях 50 метров! И всегда ночью сам выходил пешком на позицию, никому не доверяя. Кстати о двигателе:"Четыре карбюратора обеспечивали питание топливом двигателя, а всем этим процессом управлял механик-водитель. Капризность карбюраторов была самым большим недостатком немецких бензиновых моторов, которые проигрывали неприхотливым дизельным двигателям русских. Однако способность более быстровосстанавливать рабочий режим была преимуществом немецкого танкового двигателя. Двигатель объемом 22 литра лучше всего работал при 2600 оборотах в минуту. На 3000 оборотах он быстро перегревался. Прежде чем погрузить танкна платформу, гусеницу для бездорожья приходится заменять на более узкую. В противном случае она вылезала по бокам платформы и представляла опасность для встречного движения. Для транспортировки по железной дороге были сконструированы специальные шестиосные платформы. Они могли перевозить 80 тонн и следовали с каждым батальоном в район боевых действий. Для того чтобы не создавать опасную нагрузку на железнодорожные мосты, по меньшей мере четыре других грузовых вагона должны находиться между двумя платформами с "тиграми"." А это уже про хваленые "тигры". Еще раз техника была, солдаты были, а вот "генералы Наши" народ не жалели, вплоть до Верховного....

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц