Версия для печати

Индия: нескончаемая междоусобица

Вовк Михаил
13 июля в индийском городе Мумбаи (до 1995 года – Бомбей) прогремели три взрыва, около 20 человек погибли и несколько десятков получили ранения. Впрочем, подобные преступления, к сожалению, не редкость в Республике Индия. Какие же цели преследуют террористы?
13 июля в индийском городе Мумбаи (до 1995 года – Бомбей) прогремели три взрыва, около 20 человек погибли и несколько десятков получили ранения. Впрочем, подобные преступления, к сожалению, не редкость в Республике Индия. Какие же цели преследуют террористы?
{{direct}}

В начале марта в Индии к пожизненному заключению были приговорены 20 экстремистов. Суд признал их виновными в организации в 2002 году одного из крупнейших в истории страны теракта на железной дороге, жертвами которого стали 60 человек. Как выяснилось в ходе процесса, все осужденные являлись членами бандформирований маоистов, которые действуют на трети индийской территории уже более 40 лет. Именно они, а также ряд нелегальных организаций различной направленности, оперирующих почти во всех штатах страны, на протяжении десятилетий держат в постоянном напряжении спецслужбы и правоохранительные органы республики, ее вооруженные силы, считаются третьими по численности в мире.

«Головная боль» Дели

Наиболее многочисленные противники индийского государства – упомянутые выше маоисты. Сами себя они именуют наксалитами (по месту крупного крестьянского антиправительственного восстания в местечке Наксалбари в Западной Бенгалии в 1967 году). Небольшие мобильные группы боевиков – приверженцев наследия покойного председателя ЦК Компартии Китая орудуют в сельской местности в центральных и северных штатах страны. Благодаря сотрудничеству с маоистами Непала им удалось создать находящийся под их контролем так называемый красный коридор, берущий начало у Гималаев.

Свою главную задачу наксалиты, объединившие в своих рядах, по разным оценкам, до 15 тысяч человек, видят в свержении ныне существующего строя и построении социализма. Средства на ведение подпольной борьбы они получают за счет взимания «революционного налога» с местного населения и обыкновенного рэкета. Хотя боевики почитают основателя современного китайского государства Мао Цзэдуна как духовного вождя, нынешних лидеров КНР они склонны считать ревизионистами. Поэтому в борьбе с индийскими властями рассчитывают только на себя. По данным экспертов, на долю наксалитов приходится почти половина всех совершаемых в Индии терактов, в которых ежегодно гибнут сотни людей. Всего же за годы противостояния маоистов и правительства Индии погибли десятки тысяч человек.

За исключением маоистов практически все остальные противники официального Дели требуют предоставления расширенной автономии или независимости

Индийской армии, полиции, подразделениям специального назначения справиться с боевиками пока не удается. Причина? Наксалиты пользуются широкой поддержкой со стороны крестьян. Она в свою очередь вызвана крайне тяжелым положением индийской деревни. Несмотря на выдающиеся экономические показатели республики последнего времени, подавляющее большинство ее граждан продолжают жить в нищете, не умея даже читать и писать. Система деления общества на касты в провинции до сих пор еще не изжита. Социальное неравенство между бедными и богатыми просто огромное.

Неудивительно, что маоистское партизанское движение постоянно пополняется недовольными, которым лозунги и требования о всеобщем благоденствии близки и понятны. Это отчасти объясняет и тот факт, почему индийские власти не пытаются предпринимать более активные и масштабные боевые операции для уничтожения наксалитов. В таком случае может вспыхнуть гражданская война, которая отбросит страну на десятки лет назад. Терять беднякам нечего.

Еще одна и, пожалуй, самая известная «головная боль» Дели на протяжении всех лет независимости Индии – проблема штата Джамму и Кашмир, находящегося на севере республики, у границ с Афганистаном, Пакистаном и Китаем. Борьбу за независимость этой территории от центра местные мусульмане при поддержке Исламабада ведут с 1947 года. Постоянная малая война в этом штате уже настолько обыденное явление, что то и дело происходящие боестолкновения, вспыхивающие массовые беспорядки, гибнущие солдаты, полицейские и гражданские лица, вводимый комендантский час практически не привлекают внимания мировых СМИ.

Впрочем, бывают и исключения. Например, когда в конце 2008 года боевики одной из кашмирских сепаратистских группировок устроили бойню в том же Мумбаи. Как установило следствие, причастные к совершению преступления террористы были связаны со спецслужбами Пакистана, с которым Индия уже четыре раза сражалась из-за Кашмира.

Тяжкий процесс разъединения

Примечательно, что раздоры в этом высокогорном штате, как и другие подобные противостояния центра и окраин, разрывающие Индию, начались вслед за предоставлением Лондоном 15 августа 1947 года полной независимости Британской Индии. На месте бывшей колонии тут же появились два крупных самостоятельных государства – Индия и Пакистан. Причем формально обрели суверенитет и свыше 600 находившихся на их территории мелких и крупных княжеств. Де-факто же все они сделали свой выбор в пользу одной из двух стран, исходя из конфессиональной принадлежности населения.

Коллаж Андрея Седых

Мусульманские княжества стремились перейти под власть Карачи (первая столица Пакистана), а индуистские и прочие – Дели. Тем не менее в ряде регионов возникли серьезные неурядицы. Большинство их жителей составляли индусы, а управляли ими мусульмане или наоборот. Тогдашние руководители Индии погасили вспыхнувшие конфликты, прибегнув к оружию. Пользуясь значительным превосходством в живой силе и технике, оставленной британской армией, Индия присоединила все спорные территории к себе. Проблема единства страны была решена. Однако вскоре возникла новая, связанная с региональным и конфессиональным сепаратизмом. Это породило терроризм в самых чудовищных его проявлениях.

Сейчас более чем в половине штатов Индии насчитывается свыше 800 повстанческих группировок и правительственным войскам надо время от времени проводить контртеррористические операции, в которых главную роль играют созданные в структурах Минобороны и МВД спецназовские формирования вроде ассамских или раджпурских стрелков.

Между тем за исключением маоистов практически все остальные противники официального Дели требуют предоставления расширенной автономии или независимости. Ведь индийцы – не единая нация. В Индии проживают десятки народностей, самые многочисленные из которых сикхи, тамилы, ассамцы, наги, маратхи, каннара, мизо, бенгальцы и многие другие (всего около 700 этнических групп). Поэтому в стране помимо английского признаны государственными 22 языка.

По конституции республики все ее граждане являются индийцами, однако в реальности таковыми они себя ощущают лишь за рубежом или вне родного штата. Практически всем им свойственен радикализм – религиозный, социальный или национальный. Свои требования, в основном локальные, они нередко отстаивают, применяя оружие, достать которое для боевиков большой проблемы не представляет.

На это накладываются и значительные конфессиональные противоречия. Государственной религией в стране является индуизм. Однако в Индии живут десятки миллионов последователей ислама, буддизма, сикхизма и даже христианства западного толка. Такое смешение конфессий привело к тому, что в стране довольно часто происходят межрелигиозные побоища. За последние десять лет властям удалось несколько снизить накал страстей, однако ситуация до сих пор остается взрывоопасной.

Усилившийся во всем мире на рубеже тысячелетий исламский фактор все более активно заявляет о себе и в Индии. В настоящее время на ее территории насчитывается около полутора десятков исламистских группировок. Одни из них связаны с пакистанскими спецслужбами, другие – с «Аль-Каидой» или взаимодействующими с ней структурами. Третьи существуют автономно, совершая вылазки и теракты против индийцев в Кашмире и близ границы Бангладеш.

Антипартизанские мероприятия в Индии последних лет существенно уменьшили напряженность. Однако продолжающаяся война в Афганистане, операции пакистанских войск против талибов и «Аль-Каиды» в Южном Вазиристане не позволяют говорить о скором решении проблемы. Исламисты постоянно получают пополнение из местного населения. Кроме того, если руководители Пакистана постоянно говорят о стремлении нормализовать отношения с Дели, то пакистанские спецслужбы не намерены прекращать борьбу с Индией. По некоторым данным, обучение боевиков и их переправка на индийскую территорию продолжаются. Что касается исламистов из Бангладеш, то им индийская армия сумела нанести существенный урон и об их вылазках уже довольно давно ничего не слышно.

Все против всех

Не менее серьезной проблемой для Дели является и вооруженный сепаратизм в штатах Аруначал-Прадеш, Нагаленд, Мегхалаи, Манипур, Мизорам, Трипур и Ассам. Это так называемая зона семи сестер. Она отделена от остальной части республики узким перешейком, расположенным между Бангладеш и Бутаном, и граничит на востоке с Мьянмой, раздираемой гражданской войной уже 60 лет.

Причина заключается в том, что вышеперечисленные штаты были включены в состав Индии насильно, помимо их воли. Во времена колониального правления британцев местные жители не придавали этому факту никакого значения, однако после того как англичане ушли, различные народности, населяющие эти территории, заявили о своем стремлении к независимости или как минимум предоставлении им более широких полномочий в составе единого государства.

В ходе многолетней борьбы различных повстанческих движений с центральными властями и даже друг с другом Дели удалось их склонить к переговорам. Еще в конце 90-х после нескольких лет антипартизанской войны с мусульманскими мятежниками, планирующими создать независимое государство, был установлен шаткий мир.

Практически прекратили вооруженное сопротивление и леворадикальные повстанцы из национально-освободительных движений христианских народов мизо и нага. В последние годы они предпочитают воздерживаться от ведения активных боевых действий.

Но прежде, воодушевленные их примером, на войну с центральным правительством поднялись племена хмар и реанг. Впрочем, и в данном случае индийским силовикам удается держать ситуацию под контролем. Ныне она напоминает ту обстановку, которая сложилась у нас на Северном Кавказе: спецоперации, зачистки, облавы, обстрелы полицейских участков происходят в регионе довольно регулярно.

Особо следует упомянуть Ассам, где действуют несколько партизанских группировок. Гражданская война здесь вспыхнула из-за того, что после присоединения штата к Индии часть его земель была включена в состав сопредельных административных единиц. Это привело к конфликту между местными жителями, исповедующими индуизм, и христианами из соседних штатов.

Существенно ухудшилась ситуация после 1971 года, когда Восточный Пакистан объявил о своей независимости от Исламабада. Ныне возникшее тогда государство Бангладеш – одно из самых бедных на планете. Его граждане – мусульмане по вероисповеданию – в поисках лучшей доли начали активно переселяться в Ассам, увеличивая его мусульманскую общину. В результате начатая местными жителями кампания по изгнанию мигрантов обернулась кровавым побоищем, жертвами которого стали тысячи человек. Несмотря на вмешательство в конфликт армии, хрупкий мир в штате сохраняется с большим трудом.

Вдобавок с начала 70-х годов в регионе правительственные войска ведут войну против леворадикальной террористической группировки Объединенный фронт освобождения Ассама. Она выступает за предоставление штату полной независимости. Лидеры мятежников уверены, что Ассам используется Дели в качестве сырьевого придатка. Там добывается нефть и находятся гигантские плантации чая, доходы от продажи которых поступают в центр, а не в распоряжение региональных властей.

Вялотекущая война в Ассаме продолжается по сей день. После ряда поражений повстанцы ради получения средств на продолжение борьбы занимаются грабежами и рэкетом, хотя в их рядах, по данным индийских спецслужб, находятся лишь около 1500 боевиков.

Есть в штате еще одна сепаратистская группировка – Фронт освобождения Бодоленда (ФОБ), намеревающийся создать на территории Ассама христианское государство. Война правительственных сил с повстанцами длилась свыше 20 лет. В 2005 году ФОБ сложил оружие, однако от реализации своих планов не отказался. Поэтому нынешнее затишье больше походит на перемирие. Кроме того, до сих пор не прекратили войну другие христианские подпольные армии – «Тигры освобождения бодо» и «Силы безопасности бодо». Они борются не только с правительственными войсками, но и с Фронтом освобождения Ассама.

Заметные результаты

Как правило, все движения, о которых шла речь, имеют в своих рядах по нескольку тысяч «активных штыков». Повстанцы, оснащенные в основном легким стрелковым оружием, действуют небольшими мобильными группами, редко превышающими 50–100 человек. В открытые боестолкновения с индийскими спецподразделениями они предпочитают не вступать. Несмотря на многолетнюю партизанскую войну, уровень их подготовки ниже, чем армейских профессионалов.

В большинстве случаев неспокойные районы изолированы армией и полицией, которые периодически предпринимают превентивные меры для нейтрализации экстремистов. Кроме того, индийское правительство неуклонно стремится способствовать прекращению междоусобиц. В частности, оно проводит территориальную реорганизацию штатов на языковой и конфессиональной основе, постоянно ведет многоступенчатые переговоры, нередко просто подкупая противников. Осуществляют индийские власти и экономические мероприятия, которые призваны повысить благосостояние населения.

Благодаря подобным шагам в середине 90-х годов Дели смог покончить с одним из самых серьезных сепаратистских движений, угрожавших территориальной целостности Индии. В начале 80-х годов против центрального правительства восстали сикхи из штата Пенджаб, требовавшие учреждения автономии и создания на его территории государства Халистан. Борьба с сепаратистами заняла несколько лет и стоила жизни премьер-министру страны Индире Ганди. Спустя несколько лет от рук террористов, но уже тамильских, погиб ее сын и преемник Раджив Ганди. Как и в случае с сикхскими сепаратистами, к началу 90-х годов индийским властям удалось сломить сопротивление проживающих на юге страны тамилов, ратовавших за предоставление независимости их самопровозглашенному государству Дравидистан.

Так что постепенно уровень насилия в Индии снижается. Заметных вооруженных выступлений в стране в последние годы уже не отмечается. Даже самые многочисленные противники нынешних властей – маоисты устраивают свои акции не чаще одного-двух раз в год. Во многом это связано не только с деятельностью индийской армии и полиции, постоянно находящихся в состоянии войны и совершенствующих боевые навыки, но и с экономическими успехами республики последнего десятилетия, выведшими ее в число самых влиятельных стран мира.

Опубликовано в выпуске № 29 (395) за 27 июля 2011 года

Loading...
Загрузка...
Аватар пользователя Сергей
Сергей
26 июля 2011
Вообще-то, сикхи - это не народность, а представители религиозного течения Сикхиз. А в большинстве своем они пенджабцы (т.е. родом из штата Пенджаб).
Аватар пользователя Сергей
Сергей
26 июля 2011
Вообще-то, сикхи - это не народность, а представители религиозного течения Сикхиз. А в большинстве своем они пенджабцы (т.е. родом из штата Пенджаб).

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц