Версия для печати

Нужен ли Южной Корее самолет пятого поколения?

Богданов Константин
ПАК ФА вряд ли отправится в страну утренней свежести.
Что стоит за попыткой Сеула включить в число претендентов на место в своих ВВС российский истребитель Т-50? Каковы шансы нашей машины пятого поколения и в каком варианте она могла бы попасть на вооружение южнокорейских эскадрилий?
{{direct}}

Отечественному авиапрому пророчат грядущую борьбу в новом экспортном тендере. По сообщениям газеты The Korea Times, ведущий российский производитель боевых самолетов – корпорация «Сухой» выразила желание поучаствовать в конкурсе на поставку истребителей для военно-воздушных сил Республики Корея, предложив машину Т-50, разработанную в рамках программы ПАК ФА.

Цитируя полковника Ви Чжон Сона, сотрудника DAPA (Управления оборонных поставок), южнокорейское издание перечисляет основных конкурентов на победу в будущем состязании. Это локхидовский F-35 Lightning II, боинговский F-15SE Silent Eagle и дежурный Typhoon консорциума Eurofighter. Эти соперники и должны разыграть главный приз – 60 боевых машин на сумму 7,86 миллиарда долларов.

Чуть раньше DAPA распространило информацию о том, что несколько упростило условия тендера, чтобы привлечь к участию в нем как можно больше игроков. По-видимому, появление информации о гипотетическом интересе EADS и «Сухого» и есть следствие этого решения.

Давние уловки

Корейский конкурс с незамысловатым наименованием F-X тянется уже без малого 10 лет, а если брать первые попытки сформулировать требования к модернизации боевой авиации, то и еще больше. Конечной целью тендера являлся полный вывод из эксплуатации устаревших боевых машин американского производства: F-4E Phantom II и F-5E/F Tiger II.

Однако все маневры южнокорейцев на тендере сводились в сущности к попыткам выбить из традиционных союзников (американцев) как можно более современные версии истребителя F-15. Для этого к делу подключили целую плеяду потенциальных якобы конкурсантов, среди которых числились тот же «Тайфун», французский «Рафаль» и даже российский Су-35 – еще в «старом облике» и не закупаемый нашим военным ведомством.

Фото: militaryrussia.ru

На двух этапах этого состязания результат в принципе был достигнут: ВВС Южной Кореи заказали 60 машин F-15K Slam Eagle (модернизированной версии F-15E Strike Eagle), из них около полусотни уже получено, а остальные дойдут до адресата в течение 2011–2012 годов. Надо сказать, что самолеты второго этапа (21 единица) были модернизированы: например, с ними поставлялся куда более разнообразный комплект вооружения класса «воздух-земля». А заодно сменили двигатель: место General Electric F110 занял Pratt&Whittney F100 – унифицированный с моторами уже имеющихся в распоряжении южнокорейских ВВС истребителей KF-16C/D.

Теперь перед нами попытка купить еще от 40 до 60 (по разным данным) машин в рамках все того же избавления от устаревающих изделий американского авиапрома. Однако какую задачу можно решать, отталкиваясь от объявленного списка претендентов?

Вы уж определитесь

Опубликованный шорт-лист техники для тендера вызывает, мягко говоря, некоторые вопросы. Во-первых, совершенно непонятно, какая же машина, собственно, понадобилась Сеулу, чтобы так расширять условия конкурса.

Чистая, но пока не достигшая эксплуатационной готовности тяжелая «пятерка» ПАК ФА. Условно чистая (на эту тему есть масса вопросов со стороны экспертов), но уже легкая и также не достигшая готовности «пятерка» F-35. Честная «четверка» европейцев «Тайфун», не имеющая новейшего бортового радиоэлектронного оборудования, например радара с АФАР. И американский тяжелый вождь по кличке «Молчаливый орел», относящийся к четвертому поколению с внедренными элементами малозаметности и современным БРЭО.

Учитывая многоэтапный генезис тендера, видно, что корейским ВВС нужен тяжелый многоцелевой самолет поколения «4+/4++», полностью оснащенный в том числе и всем необходимым для нанесения ударов по наземным и морским целям. Зачем в этих условиях анонсировать интерес к истребителям пятого поколения, понять сложно.

Вероятный ответ можно предложить, но вряд ли он понравится иным участникам тендера, кроме традиционного завсегдатая «Боинга». Сеул опять торгуется за технологический трансфер по линейке F-15. И появление в числе конкурсантов современнейшего «Сайлент Игла» намекает именно на эту трактовку нового отборочного этапа южнокорейской стороны.

Однако за последнее время появились и иные факторы, влияющие на принятие решений руководством Республики Корея. Третий этап программы F-X несколько лет оставался без обещанного финансирования, и только теперь под него посулили щедрую «подкладку». В чем причины такого внезапного приступа мотовства?

Они очевидны. Помимо изрядно поднадоевших «потягушек и перепихалочек» с не очень великим, но весьма неприятным северным соседом в лице КНДР, Сеул вынужден учитывать и динамику перевооружения Китая. Этой зимой Пекин продемонстрировал летающий прототип собственной платформы пятого поколения J-20, чем несколько нарушил потенциальный баланс военно-воздушных сил в регионе.

Естественно, что на таком фоне Южная Корея вполне могла озаботиться оснащением подобной техникой и собственных ВВС. Тем более что китайцы не одиноки: японцы уже, кажется, нацелились на американский F-35, раз уж получить F-22 не вышло, а заодно продолжают упрямо тянуть проект ATD-X, выросший из нортроповского дизайна YF-23, предлагавшегося в качестве прототипа для того же F-22 и забракованного в пользу проекта «Локхида».

Однако пятое поколение стоит дорого (приобрести 60 F-35 меньше, чем за восемь миллиардов долларов, будет очень проблематично), а F-15 и так составляют изрядную долю боевой авиации Сеула. Поэтому закупка «Сайлент Иглов» все же выглядит более предпочтительной не только из-за цены, но и по соображениям экономии на эксплуатации и ремонте.

Закупка как вызов

Но отрешимся на время от анализа прагматичных маневров корейских военных. Допустим, что нашим авиастроителям все-таки удастся попытать счастья в Стране утренней свежести.

В первую очередь следует понять, какую именно технику Россия способна выставить на тендер, если такое намерение вообще созреет. Разумеется, о поставках в Южную Корею Т-50 и речи быть не может ни при каких обстоятельствах. Эта машина чересчур нова и для ВВС России, поэтому валовая отгрузка шести десятков перспективных истребителей в адрес Сеула (даже если на секунду предположить, что Москва пойдет на этот безумный тендер и выиграет его) представляется чистой фантастикой.

В качестве схожего примера достаточно вспомнить американцев, которые уже 10 лет с упорством, достойным лучшего применения, блокируют любые предложения о поставках за рубеж тяжелых истребителей F-22 Raptor, предлагая в ответ «адаптированную» для экспорта версию более легкого F-35 (который, впрочем, пока так и не достиг коммерческой готовности). Хотя страны, проявлявшие интерес к F-22 (например Япония, Израиль, Австралия и та же Южная Корея), скорее всего готовы были сделать весьма заманчивое финансовое предложение, чтобы заполучить этот самолет.

Вот почему максимум, на что следовало бы рассчитывать южнокорейцам, – это вариации на тему проекта FGFA – двухместной экспортной версии Т-50, разрабатываемой сейчас совместно с индийцами. Самолет будет строиться, с одной стороны, с исключением ряда решений и технологий, которые российские военные пока полагают эксклюзивными национальными секретами, а с другой – с широкой интеграцией бортовых систем производства третьих стран (вероятно, по аналогии с проектами модернизации семейства Су-30, в основном французских и израильских).

Кстати, здесь нельзя не заметить одного очевидного соображения из области евразийской геополитики. Появление у Сеула авиационного комплекса пятого поколения означает своего рода вызов не только для Пхеньяна, но и для Пекина, что как нельзя лучше подходит Дели, всерьез озабоченному китайскими усилиями по дальней блокаде индийских сфер влияния.

Стратегия «нитки жемчуга», направленная на развертывание цепочки военных баз и опорных пунктов Поднебесной в Индийском океане и на территории Пакистана и Восточной Африки, беспокоит Индию и нуждается в какой-никакой купирующей реакции. Поэтому если индийцы приложат руку к лоббированию возможных поставок FGFA в Южную Корею, это получит простое и легкое объяснение.

Опубликовано в выпуске № 30 (396) за 3 августа 2011 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...