Версия для печати

Незаслуженно обойденные

Корякин Виктор
В Дагестане вновь вспоминают трагические события двенадцатилетней давности, когда на его территорию из сопредельной Чечни вторглись многочисленные, хорошо вооруженные бандформирования Басаева и Хаттаба с целью захвата нескольких горных районов и отторжения их, а в последующем всей республики от России.
В Дагестане вновь вспоминают трагические события двенадцатилетней давности, когда на его территорию из сопредельной Чечни вторглись многочисленные, хорошо вооруженные бандформирования Басаева и Хаттаба с целью захвата нескольких горных районов и отторжения их, а в последующем всей республики от России.
{{direct}}

Поднимались по зову сердца

Как известно, в те дни экстремисты натолкнулись на активное сопротивление. В местах, подвергшихся нападению, люди с оружием в руках оказывали всемерное содействие органам внутренних дел, подходящим частям и подразделениям Вооруженных Сил в уничтожении боевиков.

Вскоре – 9 августа 1999 года Государственный совет Республики Дагестан принял постановление № 138, а следом – указ от 18 августа 1999 года № 231. Благодаря этому стихийные формы отражения агрессии получили легальный статус.

В документах говорилось, что:

  • отряды самообороны формируются по месту жительства граждан при администрациях муниципальных образований и должны действовать под руководством глав этих администраций в тесном взаимодействии с отделами внутренних дел и военными комиссариатами;
  • непосредственное руководство осуществляет командир отряда, назначаемый главой администрации по согласованию с начальником органа внутренних дел и военкомом города (района);
  • координацию действий отрядов самообороны на всей территории республики осуществляет Совет безопасности Дагестана;
  • соответствующая администрация выдает членам отрядов самообороны удостоверения установленного образца.

На отряды самообороны возлагались следующие задачи:

  • совместно с органами внутренних дел охрана общественного порядка, обеспечение общественной безопасности;
  • Фото: ИТАР-ТАСС
  • охрана населенных пунктов, других важных объектов от противоправных посягательств;
  • оказание содействия подразделениям Федеральной пограничной службы, Внутренним войскам и органам внутренних дел в охране государственной границы Российской Федерации и административной границы Республики Дагестан;
  • совместно с органами внутренних дел локализация и блокирование районов, охваченных вооруженными конфликтами, проведение мероприятий по разоружению бандформирований, а в случае оказания ими вооруженного сопротивления – их ликвидация;
  • пресечение массовых беспорядков;
  • совместно с органами МЧС и внутренних дел принятие неотложных мер по спасению людей, охране имущества, оставшегося без присмотра, обеспечение охраны общественного порядка при чрезвычайных обстоятельствах.

Инициатива дагестанцев получила одобрение в Москве. Так, в постановлении Государственной думы от 15 сентября 1999 года № 4293-II ГД прямо сказано, что нижняя палата российского парламента «поддерживает осуществляемые в Республике Дагестан меры по уничтожению незаконных вооруженных формирований и предотвращению эскалации конфликта, а также высоко оценивает героизм и мужество личного состава группировки федеральных сил, жителей Республики Дагестан, вставших на защиту независимости и территориальной целостности России, и склоняет голову перед павшими в борьбе с террористами».

О признании федеральными властями правомерности создания отрядов самообороны свидетельствуют и государственные награды, которыми отметили подвиги 622 ополченцев. 193 из них были удостоены ордена Мужества (в том числе пять человек посмертно).

Справка «ВПК»

В мае 2011 года Конституционным судом Российской Федерации принят к рассмотрению запрос Казбековского районного суда Республики Дагестан о проверке конституционности статьи 3 федерального закона «О ветеранах» и о разъяснении возможности применения норм данного федерального закона к членам отрядов самообороны (ополченцам). Открытое судебное заседание по данному вопросу запланировано на сентябрь 2011 года.

Безусловно, в тот период никто – ни военнослужащие Российской армии и Внутренних войск, ни сотрудники милиции и иных правоохранительных органов, ни дагестанские ополченцы не задумывались о каких-либо льготах и прочих материальных выгодах в связи с участием в боевых действиях. Всех объединяла единая цель – разгромить и уничтожить вторгшиеся банды. Надо признать, победа досталась дорогой ценой: по официальным данным, погибли 279 и получили ранения 800 военнослужащих федеральных сил. Немалый урон понесли и отряды самообороны.

Торжество закавыки

В ноябре 2002 года был принят Федеральный закон № 158-ФЗ, в соответствии с которым на лиц, участвовавших (участвующих) в контртеррористических операциях на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации начиная с августа 1999-го, распространялись меры социальной поддержки, установленные для ветеранов боевых действий федеральным законом «О ветеранах».

В последующие годы все военнослужащие, сотрудники органов внутренних дел и других правоохранительных ведомств, а также работники иных федеральных структур исполнительной власти, принимавшие участие в выполнении задач в ходе контртеррористических операций на территории Северо-Кавказского региона в указанный период, получили удостоверение ветерана боевых действий, подтверждающее их право на получение социальной поддержки, меры которой установлены статьей 16 федерального закона «О ветеранах».

К сожалению, ополченцы в эту категорию не попали. Они на равных участвовали в вооруженном противодействии террористам и бандформированиям, рисковали жизнью, получали ранения и гибли, однако ветеранами боевых действий их считать не спешат и никаких мер государственной социальной поддержки они до сих пор не получают. Чем это вызвано?

Дело в том, что из буквального толкования содержания подпункта 1 пункта 1 статьи 3 федерального закона «О ветеранах» следует, что статус ветерана боевых действий может быть присвоен гражданину при наличии трех обязательных условий:

1) статуса военнослужащего, либо военнообязанного, призванного на военные сборы, либо сотрудника (работника) органов внутренних дел, либо работника Минобороны России, либо сотрудника учреждений и органов уголовно-исполнительной системы;

2) решения органа государственной власти Российской Федерации о направлении гражданина для участия в боевых действиях;

3) подтвержденного факта участия гражданина в боевых действиях на территории Российской Федерации.

Члены отрядов самообороны Республики Дагестан не обладали в период участия в боевых действиях статусом военнослужащих, сотрудников правоохранительных органов или работников соответствующих государственных органов. Не являлись они в указанный период и лицами, призванными на военные сборы, поскольку каких-либо решений о призыве граждан на военные сборы в данный период в указанном субъекте Российской Федерации не принималось (тем более что в соответствии с федеральным законом «О воинской обязанности и военной службе» военные сборы проводятся только в целях подготовки к военной службе, их проведение в иных целях, в том числе для борьбы с терроризмом и бандформированиями, не допускается).

Именно приведенные выше формулировки федерального закона «О ветеранах» послужили основанием для отказа членам отрядов самообороны в выдаче им удостоверений ветерана боевых действий. Многие из них обжаловали данный отказ в судебном порядке. В ряде случаев требования о признании ветеранами боевых действий были удовлетворены (согласно имеющейся информации на сегодня 29 ополченцев судами признаны ветеранами боевых действий). В некоторых случаях в удовлетворении требований отказано в связи с отсутствием на то законных оснований.

Безусловно, сложившуюся ситуацию нельзя считать справедливой. По нашему мнению, положения статьи 3 федерального закона «О ветеранах» в той мере, в какой они не позволяют относить к ветеранам боевых действий граждан, не обладающих статусом военнослужащего, либо военнообязанного, призванного на военные сборы, либо сотрудника (работника) органов внутренних дел, либо сотрудника учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, либо работника иного федерального государственного органа, нарушают принцип равенства, закрепленный статьей 19 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, а также противоречат предписаниям ее статьи 55 (часть 3), допускающей ограничение федеральным законом прав и свобод человека и гражданина лишь в конституционно значимых целях. В связи с этим указанные положения федерального закона «О ветеранах» не соответствуют Конституции Российской Федерации.

Для восстановления справедливости федеральному законодателю надлежит, руководствуясь требованиями Конституции Российской Федерации, внести в действующее правовое регулирование изменения, направленные на возможность отнесения к ветеранам боевых действий членов отрядов самообороны Республики Дагестан, созданных в соответствии с решениями органов государственной власти данного субъекта Российской Федерации.

Виктор Корякин,
доктор юридических наук, профессор Военного университета

Опубликовано в выпуске № 31 (397) за 10 августа 2011 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц