Версия для печати

Обелиск на чужбине

Фаличев Олег Кирилин Александр
Недавно президент РФ подписал закон (принят Государственной думой 6 июля 2011 года) о выделении средств на реконструкцию и ремонт российских воинских захоронений за рубежом, финансировании перезахоронений останков погибших советских воинов, найденных в ходе поисковой работы. Между тем кое-где за рубежом до сих пор продолжаются спекуляции вокруг могил наших солдат. Почему так происходит? Об этом в интервью «ВПК» размышляет начальник управления Министерства обороны РФ по увековечению памяти погибших при защите Отечества Александр Кириллин.
Недавно президент РФ подписал закон (принят Государственной думой 6 июля 2011 года) о выделении средств на реконструкцию и ремонт российских воинских захоронений за рубежом, финансировании перезахоронений останков погибших советских воинов, найденных в ходе поисковой работы. Между тем кое-где за рубежом до сих пор продолжаются спекуляции вокруг могил наших солдат. Почему так происходит? Об этом в интервью «ВПК» размышляет начальник управления Министерства обороны РФ по увековечению памяти погибших при защите Отечества Александр Кириллин.
{{direct}}

Поручение президента

– Александр Валентинович, недавно в Москве в центральном выставочном зале «Манеж» прошла выставка-форум «Мемориал-2011». Она была посвящена выполнению межправительственных соглашений о воинских захоронениях. Почему в ней не принял участия ряд стран, в частности Венгрия и Польша?

– Напомню, что согласно закону Российской Федерации «Об увековечении памяти погибших при защите Отечества» Минобороны предписано принимать участие в работе по исполнению межправительственных договоров по уходу за нашими воинскими захоронениями за рубежом. Таких соглашений на сегодня двенадцать. Активно идет подготовка еще шести.

Есть ряд стран, у которых воинские захоронения находятся на нашей территории. Это, в частности, Польша, Венгрия, Италия, Германия, Румыния… У той же Польши самое известное захоронение – мемориал Катынь. А у нас на ее территории 648 кладбищ периода Второй мировой войны и почти столько же Первой. У венгров два крупных кладбища в России и несколько десятков помельче. Но они, как и поляки, действительно не приняли участия в выставке, что связано, по-видимому, с какими-то внутренними несогласованностями в этих странах.

Там, на мой взгляд, начался очередной виток нагнетания политической истерии вокруг наших воинских памятников. Речь, в частности, о памятнике воину-освободителю на площади Свободы в Будапеште. Высказывается мнение, что он не должен размещаться в центре города и надо бы перенести его на английское кладбище. А ведь советский солдат – освободитель этой страны от фашизма. Неужели его подвиг уже забыт? Все это тем более печально, что с венгерской стороной у нас всегда хорошо развивалось взаимодействие в военно-мемориальной сфере. Но сейчас они как бы ставятся под сомнение.

Такую же истерию по отношению к нашим воинским захоронениям мы наблюдаем в странах Прибалтики. Но будем надеяться, что все станет на свои места. Вспомним: несколько лет назад в Болгарии вдруг начали посягать на нашего «Алешу», однако потом все улеглось. Пришло осознание того, что памятники советским и русским солдатам в Болгарии – это символ освобождения страны не только от фашизма, но и от османского 600-летнего ига.

А вот Германия на выставке была представлена сразу несколькими организациями, которые занимаются уходом как за нашими захоронениями у них в стране, так и за своими на нашей территории. И кстати, нам есть что у них позаимствовать. У нас вы не найдете на части захоронений фамилию пропавшего без вести солдата на мемориальной стене. А у них на памятных досках и стелах высечены все фамилии погибших солдат, независимо от того, найдено его захоронение или нет. Если известно, например, что солдат воевал в составе 6-й армии Паулюса и погиб под Сталинградом, то его фамилия обязательно заносится на мемориальную доску на созданном под Волгоградом мемориальном кладбище. И родственникам есть куда приехать, чтобы отдать долг памяти. Это положительный опыт, который надо бы перенимать.

Немало удалось нового сделать и с обобщенным электронным банком данных «ОБД-Мемориал», который постоянно пополняется свежими блоками информации. Например, запущен пилотный проект – сайт виртуального посещения воинских захоронений. И скоро люди, которые не имеют возможности выехать к месту захоронения в нашей стране или за рубеж, смогут посмотреть через Интернет, в каком состоянии находится могила их родственника.

Война, как стержень

– Какая работа проводится по содержанию наших воинских захоронений за рубежом?
Коллаж Андрея Седых

– Прежде чем ответить на этот вопрос, подчеркну: для нас выставка «Мемориал-2011» была важна еще и тем, что это возможность показать значение Победы в Великой Отечественной для сознания исторической близости наших народов.

Сегодня действует федеральная целевая программа «Ремонт и реконструкция воинских захоронений на территории Российской Федерации». Мы намеренно отказались включать в нее воинские захоронения за рубежом, поскольку они находятся в лучшем состоянии, за ними постоянно ухаживают, на их реставрацию и ремонт из федерального бюджета уже выделяются ежегодно необходимые средства – около пяти миллионов долларов. У нас же в стране закон предписывает заниматься всем этим местным органам власти, которым нередко не хватает ни времени, ни средств, а зачастую и желания.

23 июля 2011 года президентом подписан закон, направленный на расширение целей использования бюджетных средств. Он решает финансовый вопрос перезахоронения останков погибших советских (российских) военнослужащих, обнаруженных во время поисковых работ на территории иностранных государств.

– А как с этим обстоит дело у нас в стране?

– В России ситуация значительно хуже. В хорошем состоянии находится всего 9,7 процента, в удовлетворительном – 63,4, в неудовлетворительном – 26,9 процента воинских захоронений. То есть третья часть кладбищ, к сожалению, или заброшена, или пришла в негодность. Конечно, это не делает чести ни местным властям, ни спасшей мир от фашизма стране в целом.

Сравним с картиной за рубежом. В хорошем состоянии там находятся 18,5 процента наших воинских захоронений, в удовлетворительном – 72,6, в неудовлетворительном – 8,9. Получается, во многих странах к нашим павшим солдатам относятся лучше, чем на Родине.

Но думается, теперь дело поправится. Ведь все субъекты РФ проявили большую заинтересованность в Федеральной целевой программе (ФЦП) по восстановлению и обустройству воинских кладбищ и мемориалов. Кроме того, на местах разрабатываются свои (региональные) программы по приведению таких захоронений в порядок. Что касается ФЦП, то ее концепция уже согласована с Минэкономразвития России и находится на рассмотрении в правительстве Российской Федерации. Его решением деньги зарезервированы на 2011 год в размере 500 миллионов рублей. А в целом программа рассчитана на пять лет, чтобы к 70-летию Победы мы имели совершенно другую картину.

– А как обстоит дело в странах Содружества Независимых Государств?

– Большая работа по увековечиванию памяти павших проводится в Белоруссии, действует 52-й специализированный поисковый батальон, развернуто общественное поисковое движение.

На одном из заседаний Совета министров обороны СНГ принято решение о создании военно-мемориального комитета. И на сегодня проведены уже четыре заседания – два в Москве, одно в Бресте. Четвертое состоялось во время «Мемориала-2011». Утвержден план работы на пять лет.

– Много разговоров о создании Российского некрополя, но открытие его, судя по всему, сильно затягивается?

– Что касается Федерального военного мемориального кладбища, то работа проводится большая. Если бы так было с самого начала, мы бы его уже давно открыли. Буквально в эти дни началась установка всех бронзовых изваяний, полным ходом идут отделочные работы. Завершается возведение двух 30-метровых стел. На них устанавливаются мозаичные плиты, производится разбивка газонов. На сегодня освоено порядка 3,8 миллиарда рублей. А всего выделено около 5,5 миллиарда.

В целом это будет хоть и дорогой, но необходимый для престижа государства проект, который позволит увековечить память героев и людей, совершивших подвиги, имеющих особые заслуги перед Отечеством.

Из плена – на передовую

– Уж коль мы затронули эту тему, давайте назовем точные потери в Великой Отечественной, хотя об этом говорилось не раз. Насколько все-таки они верны?

– Действительно, вопрос этот постоянно будоражит общественное мнение. Некоторые псевдополитики и псевдоисторики до сих пор делают «открытия», говоря, что у нас погибали на фронте каждый день по восемь тысяч бойцов. Незадолго до Дня Победы в газете «Совершенно секретно» была опубликована статья, где утверждалось, что у нас погибли 18 миллионов человек, а не 8,6 миллиона, как дважды просчитывали различные комиссии, в том числе Минобороны. Нас таким образом просто обвинили во лжи. Но какова методика подсчета «борцов за правду»?

Ошибка в том, что были взяты данные индивидуальной картотеки Центрального архива Министерства обороны (ЦАМО), где карточки выставлены в алфавитном порядке. Эта картотека создана на основе донесений о безвозвратных потерях. Естественно, в нее перешли и все ошибки, которые были в донесениях. Таких карточек насчитывается около 15 миллионов. Но некоторые из них по два-четыре, а то и пять, даже до десяти раз повторяют одну и ту же фамилию. Повторов много, поскольку данные о гибели (смерти) военнослужащего поступали из различных учреждений: командования, госпиталей, органов прокуратуры, военных трибуналов… Так вот корреспондент посчитал эти карточки, прибавил к ним погибших партизан, ополченцев и 3,5 миллиона военнопленных. Но на фронте ополчение уже было воинской частью со всеми вытекающими последствиями, вплоть до воинского учета. И данные на погибших из нее поступали так же, как и на бойцов действующей армии.

Косвенным подтверждением того, что подсчет нами произведен корректно (8,6 млн человек безвозвратных потерь), является и число воинских захоронений, погребенных в них военнослужащих. У нас более 47 тысяч захоронений, в которых покоятся примерно 9,5 миллиона павших. Но в них и погибшие в Русско-японскую, Первую мировую войны, на других войнах. Скажу еще, что среди 8,6 миллиона человек нет 500 тысяч тех, кто был призван, но в часть не попал. Они отнесены к общегражданским потерям (всего 26,6 млн человек). Хотя часть их может находиться в неизвестных воинских захоронениях.

Партизаны также попали в общегосударственные потери. Почему? Потому, что они, к сожалению, как правило, никому не докладывали о них. Даже в Центральном штабе партизанского движения цифры о численном составе отрядов были весьма приблизительны.

– Много спекуляций по поводу возвратившихся из плена наших военнослужащих...

– Часто можно услышать такую фразу: всех военнопленных сразу отправляли в лагеря. Это неправда. Есть документы, в частности постановление Государственного Комитета Обороны, где прямо сказано, как поступали с военнопленными, скажем, в апреле 1945 года. Например, даже тех, кто попав в плен, оказался на принудительной службе в немецкой, румынской и других армиях, но не запятнал себя кровью, направляли в штрафные батальоны, а не расстреливали.

Но 233 400 человек из числа освобожденных из плена были все же репрессированы (осуждены). Кто-то приговорен к расстрелу (повешению), 25 годам лишения свободы, кто-то к 10 или 5 годам. Они распределялись по 160 лагерям и (при необходимости) 21 медицинскому учреждению, специально созданным для такого контингента. Многие из них, конечно, не выжили. И одна из наших задач – уточнить судьбы этих людей. Ведь они до сих пор числятся без вести пропавшими. Вторая задача – оценить, справедливо ли были осуждены и так ли велика их вина. К сожалению, многие попадали в места не столь отдаленные, может, и незаслуженно.

Надо понять: шла война не на жизнь, а на смерть, вся страна жила тогда по законам военного времени. И они были одинаковы для носителей различных званий и должностей как на фронте, так и в тылу. Даже для высших чинов. Например, в плену находились 68 генералов, еще 30 пропали без вести. А вернулся из плена 41. Двадцать человек из невернувшихся были расстреляны и замучены в плену. Пять (власовцы) осуждены у нас к смертной казни как изменники Родины (два – заочно). Но вот что интересно. Из 41 генерала, вернувшихся из плена, 25 были восстановлены в рядах Советской армии, что как раз подтверждает конкретность судебных решений. 16 попали под следствие, из них шесть человек впоследствии казнены.

Скажу, что часть этих данных получена на основании немецких архивных документов, которые захвачены нашими войсками. Среди них и протоколы допросов, из которых было видно: кое-кто из генералов критически относился к существующему в СССР строю, руководству страны.

По данным МИДа, 504 847 наших граждан стали перемещенными лицами. Из них примерно 180 тысяч – военнопленные. Остальные угнаны в рабство, оказались на территории многих зарубежных стран. Больше всего – в США: свыше 100 тысяч человек, в ФРГ – 117 тысяч. Хотя, как выяснилось, через ту же миграционную службу США прошло значительно большее число наших соотечественников, чем значилось. И это тоже наша задача – добиться справедливости для них.

Подписан указ президента России «О российско-американской комиссии», что позволяет нам направить своих исследователей в США для работы в национальном архиве. Это поможет установить более полные сведения о погибших соотечественниках в плену, поскольку почти все архивы крупнейших концлагерей сегодня находятся в Соединенных Штатах Америки (Маутхаузен, Заксенхаузен, Дахау, Бухенвальд и др.). В них есть соответствующие книги регистрации смерти с фамилиями, номерами, датами и даже местом захоронения. В итоге надеемся, наш электронный банк данных пополнится новыми сведениями, которые станут частью этой виртуальной Книги памяти, где уже сегодня находится более 12 миллионов цифровых копий документов о потерях в Великой Отечественной войне.

Беседовал Олег Фаличев

Опубликовано в выпуске № 34 (400) за 31 августа 2011 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц