Версия для печати

Ненапрасные сомнения

Войтенко Игорь
Месяц назад завершились исследовательские командно-штабные учения вооруженных сил Украины «Адекватное реагирование-2011». Они были проведены в соответствии с планом подготовки ВСУ на нынешний учебный год.
Месяц назад завершились исследовательские командно-штабные учения вооруженных сил Украины «Адекватное реагирование-2011». Они были проведены в соответствии с планом подготовки ВСУ на нынешний учебный год.
{{direct}}

Всего в маневрах приняли участие около 9500 военнослужащих, задействовано 2300 единиц вооружения и военной техники, в том числе 40 самолетов, 31 вертолет, 33 корабля, катера и судна обеспечения. В рамках КШУ на 15 полигонах последовательно прошли 42 тактических, тактико-специальных, летно-тактических учения, состоялись боевые стрельбы и пуски ракет. «Адекватное реагирование» традиционно является проверкой готовности военной машины страны выполнять возложенные на нее задачи. Однако на сей раз мероприятие преследовало и иные цели.

Возможная подоплека

Так, кое-кто постарался связать маневры, особенно ту их часть, которая состоялась в Крыму, с российско-украинским газовым спором. Например, представитель Союза офицеров Украины Евгений Лупаков заявил: «Все учения у нас проходят по плану, согласно годовому плану боевой подготовки. И очень хорошо, что эти масштабные учения в Крыму совпали с событиями, которые показывают агрессию России как в газовом вопросе, так и во всех остальных. И эти учения еще раз покажут нашим бесстрашным братьям, а фактически оккупантам, что не надо с нами заигрываться… Наши ребята показывают, что с Украиной шутить не стоит. У нас есть что и чем защищать».

Того же мнения придерживается и первый командующий ВМС Украины (1992–1993) вице-адмирал Борис Кожин: «Наши вооруженные силы боеспособны, они смогут защитить наши границы, украинские интересы от кого угодно… Россия это тоже поймет».

Можно, конечно, предположить, что Киев хотел «демонстрацией мускулов» повлиять на Москву и не только на нее. Но вряд ли это соответствует действительности. Во-первых, не столь высок уровень напряженности в отношениях Украины с сопредельными странами, чтобы требовалось прибегать к подобным мерам («страшилки» в СМИ о непосредственной угрозе со стороны России или Румынии в исполнении некоторых «журналистов – военных стратегов» не в счет). Во-вторых, куда более реальные проблемы для украинского государства сейчас находятся в других сферах, среди которых нужно упомянуть внутриполитическую, экономическую и информационную. А в-третьих, неспособность ВСУ отразить широкомасштабную вооруженную агрессию или даже участвовать в вооруженном конфликте средней интенсивности ни для кого тайной не является (о чем будет сказано ниже).

Ни Янукович, ни соратники украинского лидера не побывали на КШУ. Хотя перед президентом даже собирались разыграть настоящий бой

Поэтому в Минобороны Украины, принимая решение организовать маневры в таком формате, в первую очередь придерживались традиционной военной логики («Мы раньше всегда их проводили, да и все наши соседи проводят, а чем мы хуже?»), а также намеревались напомнить о себе и своей работе руководству страны. Ведь где наиболее зрелищно удается продемонстрировать ратное мастерство? Конечно, на полигонах. Особенно если зрители – неспециалисты и оценку увиденному дают преимущественно под впечатлением внешних светошумовых эффектов...

Злые языки говорят: у маневров есть и третья очень важная причина. Дело в том, что на время учений для исследования перспективного облика ВСУ на обозримую перспективу на базе управлений 6 и 13-го армейских корпусов (соответственно Днепропетровск и Ровно) были созданы оперативные командования «Юг» и «Запад». С исключительно военной точки зрения в данном решении есть как плюсы, так и минусы. Вместе с тем очевидно, что отпадает необходимость иметь уже существующие органы военного управления в Одессе, Львове и Чернигове. А потому, шутят в стенах военного ведомства, причина будущих изменений в армии заключается в стоимости недвижимости и земель, на которых дислоцируются структуры ВСУ и воинские части, существование которых по итогам маневров будет признано нецелесообразным.

Глядя на инфраструктуру бывших штабов военных округов во Львове и Одессе (сейчас в них размещаются соответственно Западное и Южное оперативные командования), штаба общевойсковой армии в Чернигове (сейчас там расположено территориальное управление «Север»), начинаешь хорошо понимать «глубину замысла» реформаторов, оценивших возможность «правильно» избавиться от «избыточной недвижимости».

Общественное мнение и внимание власти

Заметим: совсем недавно появилась еще одна более чем веская причина для руководства военного ведомства напомнить, что на Украине вооруженные силы все же существуют и не зря едят хлеб. По стечению обстоятельств учения совпали с обнародованием результатов опроса Институтом Горшенина жителей украинских областных центров, Киева и Севастополя в возрасте от 18 лет (1000 человек). Когда их спросили, способна ли сегодня армия Украины защитить свою страну, «да» ответили лишь 3,6 процента, «скорее да» – 19,8, «скорее нет» – 44,9, «нет» – 23,4 процента респондентов.

Коллаж Андрея Седых

Приведенные цифры заметно отличаются в худшую сторону от итогов аналогичных опросов более раннего периода украинской независимости.

Но что можно ожидать от общественного мнения, если пример пренебрежительного отношения к собственным вооруженным силам подают глава государства и его ближайшее окружение?

В ходе КШУ развертывалась ставка Верховного главнокомандующего – президента Украины, членами которой являются первые лица страны, руководители министерств и ведомств, ответственные за обеспечение национальной безопасности. Здравый смысл подсказывает, что членам ставки следовало поприсутствовать на маневрах. Не с целью рекламы, а в качестве обучаемых, так как принятие решений в военной сфере не менее сложно и ответственно, чем в любой другой. И готовиться к этому нужно не тогда, когда жареный петух клюнет. Но ни Виктор Янукович, ни соратники украинского лидера не побывали на КШУ. Хотя перед президентом даже собирались разыграть настоящий «бой» с участием танков и артиллерии. Но у главы в тот день нашлись более важные дела.

Впрочем, и министр обороны Михаил Ежель за две недели учений девять дней находился в различных заграничных поездках, совершив визиты в Бразилию, Россию и Норвегию.

Оценка адекватности

Начальник Генерального штаба – главнокомандующий ВСУ генерал-полковник Григорий Педченко утверждал: «На маневрах решались две задачи – выяснить, насколько вооруженные силы Украины подготовлены к выполнению задач по назначению, а также провести исследовательскую работу для определения путей и средств реагирования вооруженных сил. Во время учений «Адекватное реагирование-2011» мы исследуем, какие образцы вооружения и военной техники нам нужны».

Но какие же новые образцы ВВТ применялись на учениях? Увы, в открытых публикациях упоминались лишь радиолокационная станция нового поколения П-18МА одного из подразделений воздушного командования «Центр» и прошедший недавно модернизацию зенитно-ракетный комплекс С-300П…

Что касается выяснения, «насколько вооруженные силы Украины подготовлены к выполнению задач по назначению», то это осуществлялось так. Штабы работали чуть ли не в «виртуально-тепличном» формате с учебным противником и в пунктах постоянной дислокации. Адекватность стрел на картах, которые там рисовали, невозможно было проверить. Ведь в поле не выводились в полном составе ни один полк, ни одна бригада. Провели лишь серию мелких учений (с ротами, батальонами, дивизионами), которые в какой-то мере смахивали на «показуху» с тренировками, репетициями и тому подобными элементами ратных «спектаклей».

Это было предопределено сценарием маневров, поскольку никто из командующих видами ВСУ или командиров армейских корпусов не хотел опозориться в глазах министра обороны или начальника Генштаба. В свою очередь последние не хотели иметь проблем в глазах президента страны, которого настойчиво приглашали и очень ожидали увидеть на учениях. Да и интерес общественности и СМИ нужно было удовлетворять позитивом.

Непонятная возня вокруг спецназа

В ходе учений широко применялись подразделения специального назначения и для этого даже создали (пока на временной основе) Командование Сил специальных операций (КССпО).

Начальник Генерального штаба – главнокомандующий ВСУ генерал-полковник Григорий Педченко заявил: «Мы сможем исследовать многие вопросы, прежде всего ту систему управления, которую нам иметь в перспективе. Например, мы хотим создать Силы специальных операций. Как их задействовать, какие задачи им определить, какую технику им иметь – это главное. Сейчас на полигоне мы их не видим, но они действуют, имеют свои задачи и выполняют их».

Увы, в ходе «эксперимента» по созданию Командования Сил специальных операций вновь подтвердилась известная истина: если хочешь скомпрометировать нужное дело – доверь его непрофессионалам. Нечто подобное произошло и в ходе учений: руководить структурой назначили генерала-сухопутчика Александра Сырского, его первым заместителем и одновременно начальником штаба – бывшего командира артиллерийской бригады с соответствующим уровнем понимания специфики действий спецназа. Зато Юрия Серветника, штатного начальника управления специальных операций Генштаба, на базе которого было развернуто КССпО, отправили на полигон во Львовскую область участвовать в международных учениях.

Безусловно, со стороны тяжело судить о причинах таких управленческих решений. Более того, для доукомплектования Командования ССпО на время учений прислали около тридцати офицеров из других структур. Очевидно, что уровень их подготовки и слаженности в работе также не способствовал успеху действий. В итоге получилось классическое «хотели как лучше, а получилось как всегда»: в материалах разбора учений спецназовцы благодаря такому «эффективному» руководству «лидируют» практически по всем показателям, только с конца. Один высокопоставленный офицер управления специальных операций Генштаба, наблюдавший вышеизложенное, сказал: «Мне жалко за будущее нашего спецназа при таком пехотном командовании».

Интересно, неужели «мозг» ВСУ, принимая такое решение, заранее не знал, какой получит на выходе результат?

По этому поводу очень актуально мнение экс-министра обороны, депутата Верховной рады Анатолия Гриценко: «Решение о создании Сил специальных операций принято три с половиной года назад – 17 декабря 2007 года. В этот день, последний на посту министра обороны, я подписал программу создания Сил специальных операций. То есть не учредительный приказ о необходимости создания нового рода войск, а детально проработанный и сбалансированный (по целям, мероприятиям, ресурсам и конечным результатам) документ, в котором указаны ответственные и сроки выполнения. Сегодня Силы специальных операций уже должны были действовать как эффективная и наиболее боеспособная структура в составе вооруженных сил. Педченко же говорит о каких-то запланированных реформах на рубеже 2017 года, уже за пределами каденции Януковича... Вместо того чтобы выполнять программу, утвержденную в 2007-м, Минобороны, начиная с Еханурова и до Ежеля, занималось чем угодно – Батуринским лицеем, парадами-шоу, созданием новых академий и институтов, теперь кадетских лицеев (притом что выпускников существующих некуда девать), разбазаривали средства, которые должны были направляться именно на развитие Сил специальных операций. Драгоценное время и ресурсы бездарно потеряны».

Между тем, по словам руководства украинского военного ведомства, результаты проведенных учений лягут в основу Концепции дальнейшего реформирования и развития вооруженных сил Украины до 2017 года, Государственной комплексной программы реформирования и развития вооруженных сил Украины на 2012–2017 годы, работа над которыми продолжается в Министерстве обороны и Генеральном штабе вооруженных сил Украины.

Опубликовано в выпуске № 42 (408) за 26 октября 2011 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...