Версия для печати

Милютинские преобразования: поучительный опыт — часть II

Молтенской Владимир
«ВПК» продолжает публикацию докладов и выступлений, прозвучавших на недавно состоявшейся в Клубе военачальников РФ научно-практической конференции «К 150-летию военной реформы Дмитрия Алексеевича Милютина и ее значение для современного военного строительства».
Продолжение. Начало читайте в предыдущем номере.
«ВПК» продолжает публикацию докладов и выступлений, прозвучавших на недавно состоявшейся в Клубе военачальников РФ научно-практической конференции «К 150-летию военной реформы Дмитрия Алексеевича Милютина и ее значение для современного военного строительства».

Развитие военно-окружной системы в дореволюционной России, СССР и Российской Федерации

Уроки и выводы для сегодняшнего дня

Первое десятилетие XXI века наглядно продемонстрировало, что «цветные революции», новые методы ведения войны, в том числе так называемые сетевые или сетецентрические войны, требуют от государственного и военного руководства нашей страны переосмысления и определенной трансформации теории и практики строительства Вооруженных Сил, а также их применения в новых условиях.
{{direct}}

Среди важнейших из возникающих проблемных вопросов – оценка новых тенденций в развитии процесса управления Вооруженными Силами, поиск путей его совершенствования. В этой связи заслуживает самого пристального изучения отечественный опыт создания и развития военно-окружной системы управления, инициатором которой стал 150 лет назад военный министр Российской империи Д. А. Милютин.

Без всестороннего анализа и творческого осмысления исторического опыта и уроков военной истории, тенденций и закономерностей процесса развития окружных (фронтовых) управленческих структур повысить эффективность функционирования системы управления военных округов на современном этапе, а тем более спрогнозировать основные направления развития в будущем невозможно.

От 70-х годов XIX века до конца ХХ столетия

Главной причиной, побудившей перейти к военно-окружной системе, была чрезмерная централизация управления армией, лишавшая возможности проявлять какую-либо самостоятельность и инициативу командования в регионах (на местах) в решении даже незначительных административных и оперативных вопросов, которые и привели к трагедии Крымской войны.

Местные органы военного управления в дореформенный период в России по существу практически отсутствовали, за исключением ряда регионов страны. В записке Александру II Д. А. Милютин писал: «Естественная необходимость децентрализации до некоторой степени высказалась у нас уже тем, что окраины Империи: Кавказ, Оренбургский край, Западная и Восточная Сибирь образовали особые территории, как бы округа, с самостоятельными управлениями, до известной степени освобожденными от мелочной опеки министерства».

Основная суть проводимых мероприятий заключалась в создании на пространствах России военных округов, каждый из которых представлял собой одновременно орган войскового управления и военно-административного устройства. Управления военных округов, являясь «своеобразным военным министерством» в миниатюре, состояли из военно-окружного совета, окружного штаба и управлений: интендантского, артиллерийского, инженерного и инспектора военных госпиталей. Управление военного округа подчинялось, с одной стороны, командующему войсками ВО, с другой – соответствующим главным управлениям Военного министерства.

Коллаж Андрея Седых

Во главе военного округа стоял командующий войсками, являвшийся, как правило, и генерал-губернатором, что позволяло сосредоточить военную и гражданскую власть, военно-командные и административно-хозяйственные функции в одном лице, постоянно совершенствовать боевую подготовку войск, а также улучшать качество удовлетворения их материальных потребностей. Как главнокомандующему, так и командующему армией подчинялись не только все войска и военные учреждения, расположенные на ТВД, но и вся территория в полицейском отношении.

Для повышения оперативности перевода системы управления на режим военного времени в случае войны военно-окружное управление преобразовывалось в полевое управление действующей армии, что было особенно важно для приграничных округов. Так, по Положению 1890 года командующий войсками пограничного военного округа с началом военных действий назначался командующим армией, а все начальники управлений окружного управления становились начальниками соответствующих управлений полевого управления армии.

На полевое управление армии возлагалась вся детальная разработка вопросов оперативного (тактического) характера, а также обеспечение войск всеми видами снабжения. При этом пограничный округ оставался в подчинении командующего армией, ибо, как гласило Положение, довольствие и снабжение вверенной ему армии осуществляло управление армии и подчиненное ему окружное управление пограничного военного округа. Тем самым достигалось в определенной степени функциональное единство управленческих структур мирного и военного времени.

Опыт войн конца XIX – начала XX века, в частности Русско-японской, показал, что новые аспекты вооруженной борьбы, возникшие в последние десятилетия XIX века: увеличение численности армий, развитие оружия, военной техники, путей сообщения и средств управления, увеличение масштабов, напряженности и продолжительности вооруженной борьбы, чрезвычайно усложнили руководство военными действиями со стороны главнокомандующего.

В связи с этим появилась целесообразность создания промежуточных инстанций между главнокомандующим и командующими армиями в виде управлений групп армий – фронтовых управлений, которые объединяли по две-четыре армии.

Штаб армии и фронта состоял из управлений генерал-квартирмейстера и дежурного генерала.

Фронт представлял собой стратегическую инстанцию и самостоятельно решал поставленные ему задачи на ТВД или стратегическом направлении. Армия являлась основным оперативным объединением, включавшим все существовавшие в то время рода войск.

Фронтовая система существовала как в Гражданскую, так и в Великую Отечественную войны.

В целом анализ дореволюционного и советского периода развития системы управления на оперативно-стратегическом уровне позволяет сделать следующие выводы:

  • преобразования системы управления военного округа (фронта) осуществлялись с учетом изменения целого ряда внешних и внутренних факторов, шли по пути максимально возможного соответствия требованиям своего времени и в принципе были целесообразными;
  • структура и состав органов управления военного округа (мирного времени) по возможности приближались к структуре и составу управления действующей армии (фронта), но в то же время требовали определенных временных и материальных затрат на перестройку с режима мирного на военное время, был осуществлен переход к заблаговременному комплектованию полевых управлений армий с началом войны за счет подготовленных кадров мирного времени – военно-окружных управлений, пограничных округов и других структур;
  • на различных этапах военные округа оставались в подчинении действующей армии (фронта) или выходили из подчинения, что свидетельствовало о гибкости такой системы;
  • в зависимости от возлагаемых на военный округ задач на определенных исторических этапах командующему войсками военного округа правомерно придавались не только чисто военные, но и функции гражданского (полицейского) управления. Так, должность генерал-губернатора позволяла сосредоточить военную и гражданскую власть, военно-командные и административно-хозяйственные функции в одном лице, постоянно совершенствовать боевую подготовку войск, а также улучшить качество удовлетворения их материальных потребностей;
  • для оказания всесторонней помощи главнокомандующему (командующему) в решении общих вопросов военного управления обоснованно осуществлялось постепенное формирование и развитие специального органа – полевого штаба;
  • развитие органов управления шло по пути создания идентичных управленческих структур на стратегическом, оперативно-стратегическом и оперативном уровнях;
  • постепенный переход к межвидовым операциям позволял реализовывать необходимость включения в состав управления военного округа (фронта) органов управления других видов (родов) войск. Так, на приморских направлениях при подчинении главнокомандующему армиями фронта военно-морских сил при штабе формировалось также военно-морское управление;
  • система управления войсками (силами) и органами, которые предназначались для решения задач территориальной обороны (охраны тыла), шла по пути централизации, хотя на определенных этапах из-за межведомственных проблем этого достичь не удавалось. Приоритетность в руководстве данными задачами обоснованно периодически передавалась от одного министерства к другому;
  • в связи с увеличением объема деятельности полевых штабов по руководству войсками и связанным с этим усложнением организационной структуры в составе полевых управлений грамотно увеличивалось число специализированных управленческих органов, что обеспечивало повышение эффективности управления в целом;
  • развитие системы пунктов управления шло по пути создания новых видов (типов) пунктов управления – передовых оперативных пунктов (передовых пунктов управления), тыловых штабов (тыловых пунктов управления) и других.

Совершенствование системы управления обеспечивалось на базе развития технического прогресса путем совершенствования средств связи, без чего достичь требуемого уровня эффективности системы управления было невозможно.

Последний вариант

В начале 90-х годов прошлого столетия с распадом Советского Союза и изменением целого ряда существенных факторов, оказывающих влияние на систему управления военного округа, данная система перестала отвечать новым условиям и требованиям к ней.

В принципиальном обобщенном плане подходы к системе управления в рассматриваемый период можно свести к нескольким вариантам.

Последний из них – это существующие ныне четыре военных округа – оперативно-стратегических командования.

В чем видятся основные проблемы с созданием четырех военных округов – ОСК?

Во-первых, при данном варианте существенное негативное влияние на эффективность межведомственного управления и взаимодействия оказывают отсутствие единого территориального деления между территориальными формированиями силовых структур, несовпадение границ их ответственности с границами военных округов, федеральных округов РФ (субъектов Федерации).

Границы и районы ответственности военных округов самостоятельны и не совпадают с границами региональных командований Внутренних войск МВД, главных управлений МВД по федеральным округам, региональных управлений Пограничной службы ФСБ, региональных центров МЧС и федеральных округов. В пределах территории любого военного округа находится часть или несколько административных образований других силовых министерств и ведомств. Такое положение дел вызывает нарушение системы военно-государственного управления в мирное время.

Во-вторых, большой пространственный разнос пунктов управления, проблемы с сопрягаемостью ведомственных систем управления (связи и АСУВ) ведут к существенному снижению качества совместного планирования и оперативной подготовки в мирное время и могут привести к значительному затруднению взаимодействия при разрешении кризисных ситуаций, обеспечении режима чрезвычайного положения и в военное время.

В-третьих, в настоящее время отсутствуют реально апробированные на мероприятиях оперативной и мобилизационной подготовки механизмы взаимодействия между органами исполнительной власти и силовыми министерствами. Привлечение представителей органов государственной власти на мероприятия оперативной подготовки если и осуществляется, то, как правило, исключительно в качестве наблюдателей. В связи с этим отсутствует практический совместный опыт выполнения мероприятий по обеспечению режима военного положения.

В-четвертых, несмотря на то, что номинально командующий войсками военного округа в мирное время несет всю полноту ответственности за выполнение задач обеспечения военной безопасности России в пределах региона, войска и воинские формирования других министерств, дислоцирующиеся там же, ему не подчинены. Только часть их передается в военное время в оперативное подчинение по особому распоряжению. А вот какая часть, между министерствами не решено. В ведомственных документах по организации совместного применения порядок передачи в оперативное подчинение, организация всестороннего, в первую очередь материально-технического обеспечения не определены, что вносит существенную путаницу в организацию обороны на стратегических направлениях с началом военных действий или в других кризисных ситуациях.

В-пятых, несмотря на определенные декларации, командующий войсками военного округа до сих пор не стал «единоличным хозяином» на территории, за оборону которой он отвечает. Как и ранее, требуется значительное время на кардинальную перестройку системы управления не только с мирного на военное время, но и в случае необходимости для решения задач при чрезвычайных ситуациях, во внутреннем или приграничном вооруженном конфликте.

В-шестых, результаты мероприятий оперативной подготовки подтверждают вывод, что существующая система управления не соответствует возможному объему задач военного округа. На сегодня не создана действенная централизованная система руководства (управления) в федеральных округах РФ (субъектах Федерации) силовыми компонентами военной организации, максимально адаптированная к изменениям военно-политической обстановки и решению всего спектра задач обороны, государственной и общественной безопасности. Нет единого понимания и того, кто должен руководить или координировать усилия силовых структур для достижения единых для всех элементов данной системы целей в области обороны и безопасности, их функции, полномочия и обязанности, а также нести единоличную ответственность за возлагаемые на них задачи.

Создание же дополнительных структур типа антитеррористических или антикризисных центров, комендантов территории ЧП, командований ОГВ (с) и т. п. ведет к двойной, а порой и тройной подчиненности войск (сил), размыванию системы управления и отходу от принципа единой системы управления военной организацией на стратегическом направлении в мирное и военное время.

В-седьмых, надо отметить, что названные недостатки во многом предопределены несовершенством нормативной и правовой базы. Проведенный анализ документов, регламентирующих организацию и функционирование системы управления военного округа, определяющих порядок подчинения (или взаимодействия) командующим войсками военных округов разновидовых группировок войск (сил) ВС РФ, других войск, воинских формирований и органов России в мирное и военное время, показал, что пока эта база проработана недостаточно. Многие вопросы основ теории и практики управления военного округа, определяющие приоритетность решения задач обороны, создания интегрированной взаимоувязанной системы управления для всех силовых структур и органов исполнительной власти, а главное – обязательных к исполнению всеми силовыми структурами, в новых условиях не разработаны, а имеющиеся требуют кардинального уточнения.

Права на ошибку нет

В заключение хотелось бы отметить следующее.

1. Система управления российских (советских) Вооруженных Сил на протяжении длительного времени, начиная с милютинской реформы, строилась с учетом территориального принципа военно-окружной системы и шла по пути трансформации, объединения усилий всех силовых структур в интересах максимального соответствия возлагаемым на нее задачам. При этом эффективность решения задач в сфере обороны, государственной и общественной безопасности достигалась подчинением командованию военного округа не только его войск, но и других силовых структур и органов исполнительной власти.

Этот опыт бесценен. Достижение успеха заключается в надежном решении управленческих задач, и в настоящее время он возможен только в случае создания идентичных управленческих структур на всех уровнях иерархии – от стратегического до тактического, что позволит осуществлять действенное руководство войсками (силами и органами) не только по вертикали, но и по горизонтали, существенно уменьшая временной цикл управления.

2. В постсоветский период значительно расширился диапазон внешних и внутренних угроз для военной безопасности Российской Федерации с приоритетом вероятности возникновения внутренних и приграничных вооруженных конфликтов, локальной войны против России. В этих условиях имевшие ранее место структуры, состояние и возможности системы управления военным округом с возрастающим объемом и характером задач справиться не в состоянии. Объективно возникает потребность в поиске новых путей решения проблем, связанных с развитием системы управления на оперативно-стратегическом и оперативном уровне, поскольку решение задач в прогнозируемых вооруженных конфликтах или локальных войнах придется выполнять автономными группировками войск (сил), формируемыми на базе военных округов, других войск, воинских формирований и органов. Но при этом нельзя забывать о возможности крупномасштабной войны, о необходимости подготовки к которой в последнее время забывают.

3. На определение требований к системе управления в современных условиях решающее значение оказывают изменения в характере внешних и внутренних угроз национальной безопасности Российской Федерации, социально-экономические факторы и непосредственно военные факторы – задачи ВС и перспектива их развития, группировки войск на операционных и стратегических направлениях (ТВД), взгляды на подготовку войск с учетом возрастания военной мощи армий НАТО и других стран. Только знание и понимание причин и условий возникновения войн в современных условиях позволит определить степень возможных военных угроз и на этой основе правильно определить место, роль и задачи, возлагаемые на военный округ.

4. В современных условиях высокодинамичного развития способов ведения военных действий, быстрых и резких изменений оперативно-стратегической обстановки становится все более приоритетным развитие систем управления. Именно превосходство в сфере управленческой составляющей наряду с огневой и информационной сегодня объективно является становым хребтом достижения успеха при решении поставленных задач. Однако влияние характера войн и вооруженных конфликтов, других факторов на развитие системы управления военного округа пока еще исследовано недостаточно, что настоятельно требует активизации поиска научно обоснованных ответов на ключевые вопросы характера войн и вооруженных конфликтов будущего, задач военного округа в мирное и военное время, содержания структуры системы управления военным округом. Это позволит снизить риски в выборе направлений развития системы управления не только на оперативно-стратегическом, но и на взаимосвязанном с ним стратегическом уровне в рамках военных округов, обеспечит наиболее эффективное расходование крайне ограниченных сегодня ресурсов.

5. Современное состояние внутриполитической, социально-экономической, демографической ситуации в стране требует органичного сочетания системы управления военного округа с системами управления противодействия терроризму; управления мониторингом обстановки в области чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера; управления территориальной обороной, позволяющей организовывать и решать совместные задачи в области обеспечения внутренней безопасности и решения задач в своем тылу в мирное и военное время.

Завершая свое выступление, хочу еще раз напомнить, что милютинская реформа, показавшая свою жизнеспособность и правильность на протяжении 150 лет, была не спонтанным субъективным решением отдельных руководителей, а глубоко научно просчитанным, заранее экспериментально апробированным на примере Кавказского региона.

Такой же вдумчивый подход должен быть и сейчас. Права на ошибки у нас нет.

Продолжение читайте в № 48, 2011 г.

Владимир Молтенской,
генерал-полковник

Опубликовано в выпуске № 46 (412) за 23 ноября 2011 года

Loading...
Загрузка...
Аватар пользователя Сергей
Сергей
22 ноября 2011
Уважаемый Владимир Ильич! Под всем, что Вы написали подпишется любой здравомыслящий военный. Однако, изучая опыт реформ, можно отметить, что в военных реформах и Петра1 и Милютина в отличии от сегодняшнего дня был Политический Замысел военной реформы с целью обеспечения военной безопасности страны. К сожалению, те кто проводит реформу сегодня этого не знают. Замысел сегодня вижу следующий: сократить до взятой с потолка цифры, искоренить влияние военных старой (советской) школы. В результате: не правовые акты по реформе ВС РФ Президента (Конституция РФ не дает ему такого права). Это первое. Второе: Вы отметили как результат - разбаланс системы управления на территориях, Военно-административное деление страны не соответствует Политическому! Кроме этого, нет главного, правового, нет "ЗАКОНА О РЕФОРМЕ ВОЕННОЙ ОРГАНИЗАЦИИ РФ" . А
Аватар пользователя александр
александр
01 декабря 2011
Разумно пишет ген. Молтенской ... Но слушать "военспецов" эффективные менеджеры и иже с ними не хотят, почему не хотят не говорят... Наверное не знают что "Права на ошибку нет"
Аватар пользователя Сергей
Сергей
22 ноября 2011
Уважаемый Владимир Ильич! Под всем, что Вы написали подпишется любой здравомыслящий военный. Однако, изучая опыт реформ, можно отметить, что в военных реформах и Петра1 и Милютина в отличии от сегодняшнего дня был Политический Замысел военной реформы с целью обеспечения военной безопасности страны. К сожалению, те кто проводит реформу сегодня этого не знают. Замысел сегодня вижу следующий: сократить до взятой с потолка цифры, искоренить влияние военных старой (советской) школы. В результате: не правовые акты по реформе ВС РФ Президента (Конституция РФ не дает ему такого права). Это первое. Второе: Вы отметили как результат - разбаланс системы управления на территориях, Военно-административное деление страны не соответствует Политическому! Кроме этого, нет главного, правового, нет "ЗАКОНА О РЕФОРМЕ ВОЕННОЙ ОРГАНИЗАЦИИ РФ" . А
Аватар пользователя александр
александр
01 декабря 2011
Разумно пишет ген. Молтенской ... Но слушать "военспецов" эффективные менеджеры и иже с ними не хотят, почему не хотят не говорят... Наверное не знают что "Права на ошибку нет"

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...