Версия для печати

Милютинские преобразования: поучительный опыт — часть III

Шевцов Леонтий
«ВПК» продолжает публикацию докладов и выступлений, прозвучавших на недавно состоявшейся в Клубе военачальников РФ научно-практической конференции «К 150-летию военной реформы Дмитрия Алексеевича Милютина и ее значение для современного военного строительства».

Продолжение. В газете уже опубликованы первая и вторая части.

«ВПК» продолжает публикацию докладов и выступлений, прозвучавших на недавно состоявшейся в Клубе военачальников РФ научно-практической конференции «К 150-летию военной реформы Дмитрия Алексеевича Милютина и ее значение для современного военного строительства».

Что надо для успеха реформирования

Высокий профессионализм руководителей, их личная ответственность перед страной, верховной властью и обществом

Безусловно, реформа, проведенная под руководством Дмитрия Алексеевича Милютина, хотя и не полностью завершенная (об этом еще будет сказано), явилась выдающимся событием. Она была практически первой после военной реформы Петра I вполне успешной военной реформой.

Быть или не быть стране

Иногда, что вполне оправданно, эту реформу называют «именной», поскольку в ней воплотилась личность военного министра, который ее задумал, организовал и исполнил, правда, не до конца. Она имеет несомненный интерес с точки зрения истории, но нам в настоящее время важно проследить, как такие большие дела делаются и как их надо делать, ибо судьба страны, как и сто, и тысячу лет назад, напрямую зависит от состояния ее обороны и Вооруженных Сил. Это основа основ всей деятельности государства, и относиться к обороне, к Вооруженным Силам надо уважительно, бережно и осторожно.

Преобразования армии и флота должны быть многократно выверены, продуманы и исторически узаконены.

Военная реформа – это изменение коренного внутреннего существа и качества армии и всей военной организации государства.

Главное: надо понять всем – сверху донизу, что военную реформу проводит государство, а не какое-то ведомство или министр и юридически правовая основа этого – указы и документы президента страны, его администрации, Совета безопасности. Министр обороны и начальник Генерального штаба лишь организаторы и исполнители.

У нас сейчас четыре военных округа. Практически это ставки на ТВД, перед которыми стоит и должна стоять главная задача – руководство региональными или локальными войнами

К сожалению, ныне в России никакого широкого обсуждения военной реформы, Военной доктрины или новых положений по руководству войсками не было. Хотя это не те вопросы, где позволительно легко ошибаться и не нести при этом никакой ответственности. Под ответственностью не надо понимать лишение должности. Иной губернатор наделает массу «ошибок» в свою пользу и уходит по собственному желанию с десятками миллионов долларов в кармане. За ошибками, связанными с состоянием Вооруженных Сил и обороной, стоит вопрос, быть или не быть стране, ее независимость и целостность. Такие ошибки хуже преступления.

Напомню: Милютин, получив задачу на проведение реформы, несмотря на свой богатейший опыт, послал 211 видным военным и государственным деятелям письма, в которых просил поделиться своими взглядами на грядущие преобразования.

Управление

Основным преобразованием в области реорганизации военного управления явилась военно-окружная система.

В мае 1862 года Милютин представил предложения царю под названием «Главные основания предполагаемого устройства военного управления по округам».

В августе 1864 года было утверждено «Положение о военных округах», где командующий являлся единоначальником.


Коллаж Андрея Седых

В 1868 году разработано Положение о полевом управлении войск в военное время, согласно которому при ведении боевых действий войска на ТВД образуют одну или несколько армий, во главе которой стоит главнокомандующий.

В 1868 году было образовано Военное министерство, и с 1 января 1869 года вводится Положение о Военном министерстве.

Все это, безусловно, улучшило оперативное управление войсками и их мобилизационное обеспечение. Были уточнены взаимоотношения главнокомандующего и военного министра.

В настоящее время надо юридически разобраться с задачами и положением ТВД и военного округа.

Вопросы отмобилизования и снабжения, оперативного управления войсками из Москвы не решить.

Практически ликвидированы округа, а ставки не созданы.

Главное – четкое разграничение полномочий Министерства обороны и Генерального штаба. Раньше в Советской армии вопрос так остро не стоял, потому что во главе Министерства обороны и Генерального штаба находились люди, глубоко разбирающиеся в военных делах.

Сейчас ситуация другая. В наше время единственный выход – четко расписать полномочия Министерства обороны и Генерального штаба. Сейчас многое берем из опыта армии США.

У нас не в ущерб обороноспособности на поверхности задачи министра обороны:

  • участие в политических делах как члена правительства и постоянного члена Совета безопасности;
  • военный бюджет, вооружение армии (ВПК);
  • престиж военной службы, денежное довольствие военнослужащих, жилье и др.

Задачи Генерального штаба:

  • военно-стратегическое управление;
  • строительство армии;
  • мобилизационные вопросы;
  • заказ техники;
  • руководство оперативной, стратегической подготовкой и др.

Милютин лишил военную канцелярию приоритета перед Генеральным штабом.

Сейчас практически военная канцелярия (аппарат Министерства обороны) определяет, какой быть армии, как готовить кадры, как снабжать, кормить и поить Вооруженные Силы в мирное и военное время, что надо для вооружения, кого куда назначить (то есть кадровые вопросы), и многое другое.

Главное в вопросах управления:

1) полномочия Министерства обороны и Генерального штаба (Положение о МО и ГШ);

2) место и роль Ставки и военных округов/флотов.

Верховный главнокомандующий должен плотно работать как с министром обороны, так и с начальником Генерального штаба (это его орган управления). Гражданский министр обороны в военное время – почти никто в сфере управления на стратегическом и оперативном уровне, а на тактическом – тем более.

Безусловно, из опыта реформы армии США можно взять многое. Армия США после Вьетнама находилась в таких же условиях, особенно в вопросах престижа и строительства, как и мы в 90-х годах и в первом десятилетии нового века.

Мне кажется, что в плане управления изучения требует вопрос статуса и полномочий Министерства обороны и Комитета начальников штабов вооруженных сил США.

Когда в 1960 году Джон Кеннеди предложил Роберту Макнамаре пост министра обороны, он вначале отказывался, ссылаясь на то, что не готов и нигде этому не учился. В ответ Кеннеди резонно заметил, что на президента тоже нигде не учат.

ВПК США забирал очень много средств, и потому стояла задача провести реформу без чрезвычайных затрат. Макнамара сказал, что займется финансово-экономическими вопросами, в которых он отлично разбирался, а военные пусть решают чисто военные дела. (Ни одного генерала и адмирала к деньгам допускать не будем.)


Коллаж Андрея Седых

Да, у нас хозяйство Министерства обороны очень большое и сложное. Имею здесь в виду земли, военные городки, жилье. Сейчас вопросы, связанные с рынком, решены или близки к этому. Престиж воинской службы, денежное довольствие военнослужащих всех уровней растут и на первый план выдвигаются вопросы оперативно-стратегические, оперативно-тактические, то есть подготовка высших звеньев управления, типа Ставки ВГК на случай войны, звеньев управления на ТВД (реально – ставок), военных округов.

У нас сейчас четыре военных округа. Практически это ставки на ТВД, перед которыми стоит и должна стоять главная задача – руководство крупномасштабными действиями, региональными или локальными войнами. Но ведь еще много вопросов важных стоит на ТВД, которые необходимо решать, такие, как частичная или полная мобилизация, соблюдение режима ВП или ЧП, территориальная оборона, межтеатровые переброски, и другие. Невозможно одновременно переводить армию и флот с положения мирного времени на военное положение, готовить первые операции и вместе с тем решать вопросы, перечисленные выше. (Кстати, перечислено далеко не все.)

Надо называть вещи своими именами. Ставка есть ставка, и руководит ею не командующий округом, а главнокомандующий на ТВД с соответствующими полномочиями, ответственностью и воинским званием, и его, его штаб надо готовить, учить. А вновь созданные органы управления на ТВД требуют многолетней сплоченности, сколоченности и оптимальной структуры для грамотной подготовки операций и руководства ими.

Например, в нынешнем Западном округе (Московский и Ленинградский ВО, Северный и Балтийский флоты, другие силовые структуры) очень трудно подготовить и провести оперативно-стратегические учения ГШ. Ведь речь идет в конечном счете не об учениях по борьбе с терроризмом, а о войне, что гораздо сложнее.

Выход: в ближайшие три-пять лет новые структуры требуют серьезного обучения и внимания со стороны ГШ. В результате наработается оптимальная структура, смогут проявить себя талантливые генералы, адмиралы и офицеры.

Что уже сделано, то сделано. Можно было не спешить с созданием одновременно новых четырех структур, а обкатать задуманное в одном округе (ставке). Очень тяжело Генштабу одновременно готовить четыре структуры. В самом ГШ тоже ведь происходят серьезные изменения, он сам требует серьезного обучения в плане рабочего органа Верховного ГК.

Мобилизационные вопросы

Осуществление основной цели Милютина – создание небольшой кадровой армии, которая при необходимости могла быть быстро увеличена за счет призыва обученных людей из запаса, продолжалось в течение всей военной реформы.

Надо сказать, что ранее в государстве не существовало мобилизационного плана. В деле его разработки был принят ряд серьезных мер. В конце 1875 года создается мобилизационный комитет, который с 1875 по 1877-й привел в надлежащую систему все сведения о готовности армии по всем отраслям снабжения; обсудил и указал меры, которые должны быть приняты управлениями для наилучшего распределения имеющихся средств и пополнения недостающих предметов.

В мае 1876 года комитет приступил к составлению общего мобилизационного плана. Однако осложнение внешнеполитической обстановки заставило отказаться от этой работы и приступить к подготовке неотложных мер, связанных с угрозой войны против Турции.

План сделать не успели, но мобилизационный резерв численностью 500 тысяч человек был создан. Надо подчеркнуть, что до Милютина в нашей стране практически не было мобилизации.

Вообще мобилизационные вопросы самые сложные. Время массовых армий еще не прошло. Надеяться только на локальную войну и борьбу с терроризмом нельзя. Впрочем, даже длительная локальная война требует значительного личного состава. Пример – война в Афганистане потребовала от американцев задействования резерва. Да что там США. Даже обстановка и отсутствие войны (кампании) на Северном Кавказе требует смены войск каждые полгода (шесть месяцев на локальной войне, три месяца – отдых, снова подготовка – и вперед).

А на серьезной локальной войне бригады постоянной готовности (кстати, большие сомнения, что они такие, поскольку 1/4 или 1/3 – молодые солдаты, которых ввиду возраста и слабой подготовки по закону посылать нельзя) через год-полтора выдохнутся. Что дальше? А если не одна, а две подобные войны? Или локальная война плюс серьезный региональный конфликт? Воевать без проведения даже частичной мобилизации окажется некому. Нынешнее положение с мобилизационными вопросами тяжелое.

Задача состоит в том, что собрать надо не просто людей, а людей, способных действовать при вооружении. Это ведь не народное ополчение, а люди, подготовленные для войны на современных средствах по прямому должностному предназначению. Их надо готовить, а сборовых мероприятий нет.

Только округ способен организовать и проводить сборы. Учебные центры и вузы МО, которых явно недостаточно, не обладают к тому же такой практикой, не имеют таких возможностей. Интересно, кто отвечает за поставку мобресурсов? Наверное, тот, кто их готовит. Не может быть так: один отвечает, а готовит другой.

Из Москвы дивизию, бригаду не развернешь. Из Москвы, из МО можно только снять с должности, но не отмобилизовать соединение, часть. Если кто-то сомневается, поставьте задачу отмобилизовать соединение, часть, и все станет ясно.

Если мы не отказались от массовых армий, то вопросами отмобилизования надо серьезно заниматься. Если думать только о локальных войнах и борьбе с терроризмом и не думать даже о региональных войнах, тогда отношение к вопросам отмобилизования становится понятным.

Военное образование

Важнейшей составной частью военного реформирования в царствование Александра II, имевшего целью выведение армии на принципиально новый уровень развития, стала реорганизация системы подготовки офицеров. Милютин в своих мемуарах вспоминал, что данный вопрос находился в числе первоочередных. 10 февраля 1862 года Дмитрий Алексеевич подал обстоятельную записку о преобразовании военно-учебных заведений.

Важность этого вопроса подчеркивалась и тем, что Александр II назначил главным начальником военно-учебных заведений своего брата – великого князя Михаила Николаевича, который сразу обратился к ряду видных военных и государственных деятелей с предложением высказать мнение о возможных путях усовершенствования военного образования.

Разработка конкретных мер по претворению в жизнь проекта была возложена на Главное управление военно-учебных заведений, созданное в 1863 году в составе Военного министерства, а не автономного, как это было раньше.

Хочу затронуть один вопрос: о месте военно-учебных заведений (академий и училищ) – я имею в виду географию. В 1866 году было образовано Оренбургское военное училище, которое уже в 1870-м закрыли. «Заведение это, – говорилось в годовом отчете ГУВУЗа, – находясь вдали от центра просвещения, встретило затруднения в обстановке не только учебной, но даже и строевой...»

Данный факт свидетельствует, что военные деятели, считавшие, что в провинциальных учебных заведениях не удастся обеспечить высокий уровень преподавания, оказались во многом правы.

Разработанная и внедренная Военным министерством система военного образования явилась значительным шагом вперед. Реорганизация военных академий способствовала лучшей подготовке офицерских кадров высшей категории, однако число выпускников было ничтожно мало. Серьезным недостатком являлось отсутствие краткосрочных курсов переподготовки старших офицеров. Создание военных училищ значительно подняло уровень подготовки офицеров, однако опять-таки из-за недостаточного числа выпускников не удовлетворялись потребности армии офицерами даже по штату мирного времени. Если для пехоты и кавалерии проблема решалась за счет юнкерских училищ, то для артиллерии и инженерных войск она осталась нерешенной.

Система военно-учебных заведений оказалась рациональной и прочной, существенные ее черты были сохранены вплоть до 1917 года да и в последующем. Главное – она обеспечила армию квалифицированными офицерами.

Сегодня в нашей системе военного образования подготовка кадров офицерского состава осуществляется в военных институтах (училищах), академиях, университетах. Курсанты и слушатели получают:

  • в военных институтах – полную военно-профессиональную (специальную) подготовку;
  • в военных академиях – высшую военную оперативно-тактическую подготовку;
  • в Военной академии Генерального штаба – высшую военную оперативно-стратегическую подготовку.

Одновременно по профилям основных образовательных программ в военно-учебных заведениях реализуются программы дополнительного профессионального образования, повышения квалификации и профессиональной переподготовки с продолжительностью обучения 72–500 и более 500 часов соответственно.

В настоящее время принят ряд федеральных законов, вносящих изменения в законодательные акты, регламентирующих образовательную деятельность высших учебных заведений и влияющих на всю систему профессионального образования, в том числе и военного.

Согласно этим изменениям вместо трех ступеней высшего профессионального образования, подтверждаемых квалификациями «Бакалавр», «Дипломированный специалист» и «Магистр», введены два уровня высшего профессионального образования: «Бакалавриат», подготовка «специалиста» или «Магистратура». Нормативные сроки освоения основных образовательных программ: «Бакалавриат» – четыре года, «Специалист» – не менее пяти лет, «Магистратура» – два года.

В результате трехуровневая система военного образования оказалась законодательно не закреплена и в настоящее время подвергается реформированию (полная военно-профессиональная подготовка, высшая военная оперативно-тактическая подготовка, высшая военная оперативно-стратегическая подготовка).

Практические действия по изменению системы военного образования, в том числе их уровней, приняты на основании протокола совещания у министра обороны Российской Федерации от 24 марта 2011 года № 110. В данном протоколе отражены мероприятия по разработке принципиальной новой схемы (системы) организации профессиональной переподготовки офицерского состава (дополнительного профессионального образования), срок готовности системы установлен к 1 сентября 2011 года.

В последующем новая система дополнительного профессионального образования утверждена приказом Минобороны от 12 июля 2011 года № 1136 «О мерах по совершенствованию системы подготовки кадров в военных образовательных учреждениях высшего профессионального образования Министерства обороны Российской Федерации».

Нормативный срок профессиональной переподготовки для получения высшей военной оперативно-тактической подготовки, высшей военной оперативно-стратегической подготовки 10 месяцев утвержден министром обороны 29 июля 2011 года.

В целях организации дополнительного профессионального образования федеральному органу исполнительной власти, в ведении которого находятся военно-учебные заведения, законом представлены полномочия:

  • устанавливать систему непрерывного образования офицеров (профессионально-должностной рост) и квалификационные требования к минимуму содержания соответствующих дополнительных профессиональных программ профессиональной переподготовки офицеров;
  • определять продолжительность обучения и содержание программ дополнительного профессионального образования.

В результате:

  • подготовка офицеров с высшей военной оперативно-тактической и высшей военной оперативно-стратегической подготовкой в 2011–2012 учебном году осуществляется на базе вузов Минобороны России по программам дополнительного профессионального образования (нормативный срок обучения – 10 месяцев), офицеров, поступивших в 2010 году, доучивают по действующим на тот период учебным планам и программам (нормативный срок обучения – два года);
  • в целях обеспечения качества дополнительного образования по переподготовке офицеров разработаны квалификационные требования, учебные планы и образовательные программы.

Немного о проекте нового ФЗ «Об образовании». В нем целесообразно учесть следующее:

1. Проблему невозможности аккредитовать программы повышения квалификации и программы профессиональной переподготовки.

В результате военнослужащим, получившим дополнительное образование, не могут быть выданы документы государственного образца, так как минимум содержания дополнительной профессиональной образовательной программы и уровень профессиональной переподготовки устанавливаются федеральными государственными требованиями, разрабатываемыми федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере образования.

В этих целях целесообразно ходатайствовать перед президентом РФ об издании поручения на разработку проекта федерального закона «О внесении изменений в федеральный закон «О воинской обязанности и военной службе», закрепляющего норму, в соответствии с которой федеральные государственные требования к минимуму содержания дополнительной профессиональной образовательной программы и уровню профессиональной переподготовки военнослужащих разрабатывались бы на основе федеральных государственных требований, устанавливаемых Министерством образования и науки Российской Федерации.

2. He определен порядок формирования времени реализации квалификационных требований к военно-профессиональной подготовке.

В том случае, если не будет особого порядка реализации ФГОС ВПО в военно-учебных заведениях, это повлечет ухудшение качества военно-профессиональной (специальной) подготовки специалистов для федеральных органов исполнительной власти, осуществляющих подготовку кадров в интересах обороны и безопасности государства, обеспечения законности и правопорядка. Также затруднит прохождение государственной аккредитации военно-учебными заведениями.

3. В дополнительном профессиональном образовании при организации профессиональной переподготовки не предусмотрено формирование перечня дополнительных квалификаций (кем они должны разрабатываться, утверждаться).

Необходимо учитывать, что при создании системы дополнительного профессионального образования основа его содержания должна быть направлена на профессиональную переподготовку для назначения на вышестоящие воинские должности из тактического звена в оперативное и далее в стратегическое. Для достижения данных уровней профессиональной переподготовки необходимы расчеты и обоснования временных показателей.

4. Предусмотреть разработку соответствующих федеральных государственных требований и порядок ввода программ повышения квалификации и профессиональной переподготовки.

ОПК – под жесткий контроль

Одним из важнейших вопросов милютинских военных преобразований явилось перевооружение армии. Много удалось сделать в этой области. Но экономическая отсталость страны явилась непреодолимым препятствием. Трудности усугублялись преклонением Александра II и придворных перед всем иностранным в ущерб развитию собственной промышленности.

Поэтому перевооружение было не закончено, что особенно проявилось в Русско-японской войне.

Причиной явилась также неспособность организовать военную промышленность, что и сейчас видно в условиях рынка.

Денег теперь достаточно. Главный вопрос: отмечается настоятельная потребность развития отечественной оборонной промышленности, чтобы избежать зависимости от заграницы.

ОПК должен быть управляем под жестким контролем государства, его нельзя пускать в свободное плавание, необходимо отвечать за свою деятельность, получать конкретные задачи, запросы от Министерства обороны, а рынок при соответствующей продукции всегда найдется.

Заключение

Главное: военную реформу проводит государство, а не какое-то ведомство или министр, и юридически-правовая основа этого – указы и распоряжения президента и его администрации, Совета безопасности. МО и ГШ лишь организаторы и исполнители.

Что надо для успеха военной реформы (по опыту Милютина)?

Стабильная политическая система в стране.

Благоприятная экономическая обстановка (финансы).

Полное доверие руководства страны, армии и общества к исполнителю военной реформы.

Высокий профессионализм руководителей реформы, их личная ответственность за ее проведение перед страной, верховной властью и обществом.

Возможность нахождения руководителей реформы в должности не менее десяти лет.

Хочется пожелать нашему нынешнему государственному руководству политической воли в осуществлении военной реформы государства. А нашему офицерскому корпусу – основе нашей армии – терпения и выдержки, профессионального влияния на все вопросы военного строительства и подготовки вверенных частей, соединений и объединений к защите Отечества.

Окончание читайте в следующем номере.

Леонтий Шевцов,
генерал-полковник

Опубликовано в выпуске № 48 (414) за 7 декабря 2011 года

Loading...
Загрузка...
Аватар пользователя Вася
Вася
06 декабря 2011
А как быть с этим? Бывшим военным ,полицейским и уходящим на пенсию (кроме прокуроров, судей и следователей СК ) с 01.01.12г. полные пенсии в 68, 73, 83 года или в 108 лет. А пенсии младшего начальствующего состава будет по-прежнему ниже средней общегражданской пенсии . А у младших офицеров чуть выше общегражданской. Ведь молодежь идет в служивые ,оглядываясь на ветеранов, а ну и их, также кинут в будущем, как ветеранов. В 2012г. выйдя на пенсию с позорным понижающим коэффициентом в 54%. Военный пенсионер в 2035г. наконец-то начнет получать 100%-ую пенсию без понижающего коэффициента. А до этого срока он обязан платить своего рода «налог « в размере 46% с уменьшением его каждый год на 2% .За 23 года таким образом ему государство не доплатит в среднем 1.205.568 рублей. Смотреть на сайте Демократор ,проблема № 4319,4512,4669, 4706, 4955,4958,5610, 5443, 5573 ,5685, 5195 , 5173 набрать в поисковых системах. ПОЗОР РФ!!
Аватар пользователя Сергей
Сергей
07 декабря 2011
У меня другой вопрос. Почему мы не изучаем НАШУ историю?
Аватар пользователя Alexey
Alexey
26 декабря 2013
Your articles are for when it abuyostell, positively, needs to be understood overnight.
Аватар пользователя Вася
Вася
06 декабря 2011
А как быть с этим? Бывшим военным ,полицейским и уходящим на пенсию (кроме прокуроров, судей и следователей СК ) с 01.01.12г. полные пенсии в 68, 73, 83 года или в 108 лет. А пенсии младшего начальствующего состава будет по-прежнему ниже средней общегражданской пенсии . А у младших офицеров чуть выше общегражданской. Ведь молодежь идет в служивые ,оглядываясь на ветеранов, а ну и их, также кинут в будущем, как ветеранов. В 2012г. выйдя на пенсию с позорным понижающим коэффициентом в 54%. Военный пенсионер в 2035г. наконец-то начнет получать 100%-ую пенсию без понижающего коэффициента. А до этого срока он обязан платить своего рода «налог « в размере 46% с уменьшением его каждый год на 2% .За 23 года таким образом ему государство не доплатит в среднем 1.205.568 рублей. Смотреть на сайте Демократор ,проблема № 4319,4512,4669, 4706, 4955,4958,5610, 5443, 5573 ,5685, 5195 , 5173 набрать в поисковых системах. ПОЗОР РФ!!
Аватар пользователя Сергей
Сергей
07 декабря 2011
У меня другой вопрос. Почему мы не изучаем НАШУ историю?
Аватар пользователя Alexey
Alexey
26 декабря 2013
Your articles are for when it abuyostell, positively, needs to be understood overnight.
Новости

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц