Версия для печати

Ливия на пороге второй междоусобицы

Бывшие военные могут выступить против «революционеров» и исламистов
Куделев Владимир
В охваченной революционным «созиданием» Ливии руководство страны, пришедшее на смену режиму Каддафи, столкнулось с неожиданными проблемами в процессе формирования новой национальной армии.

В охваченной революционным «созиданием» Ливии руководство страны, пришедшее на смену режиму Каддафи, столкнулось с неожиданными проблемами в процессе формирования новой национальной армии.

Они в первую очередь оказались связаны с неоднородностью отрядов тех, кого еще недавно именовали повстанцами. Среди их так называемых бригад к настоящему времени отчетливо выделились по меньшей мере три группы.

Война продолжится?

Немногочисленные «бригады» первой укомплектованы главным образом бывшими офицерами, унтер-офицерами и рядовыми вооруженных сил Джамахирии, перешедшими на сторону противников ее лидера. Для этих «соединений» характерны экстерриториальный принцип подбора личного состава, обладающего навыками владения различными образцами оружия и военной техники, наличие у командиров некоторого оперативно-тактического опыта, а также относительно высокий уровень дисциплины.

Бойцы «бригад» второй группы, как правило, «революционеры», объединившиеся по территориально-племенному принципу. У их вожаков много неудовлетворенных амбиций, поскольку эти люди считают, что именно они и возглавляемые ими формирования стали главной движущей силой повстанческой борьбы.

В «бригады» третьей группы вошли в основном исламисты, имевшие в свое время отношение к организации «Воюющая исламская группа – ливийская» (ВИГ-Л), примкнувшей к «Аль-Каиде в странах исламского Магриба». Данные «соединения», в которых, кстати, царит жесткая дисциплина, зачастую находились на острие главных ударов антикаддафистов в ходе гражданской войны в Ливии. У большинства личного состава этих формирований хорошая боевая подготовка. Здесь встречается немало людей, прошедших через Афганистан, Ирак, Чечню.

Что касается ВИГ-Л, то она в феврале нынешнего года получила другое название – Ливийское движение за изменения. Один из руководителей ЛДИ – воспитанник движения «Талибан» Абдельхаким аль-Хассади. Его ближайший сподвижник также выходец из ВИГ-Л и действующий военный комендант Триполи Абдельхаким Бельхадж. Визави последнего в Бенгази – Исмаил ас-Салаби, брат которого Али ас-Салаби представляет ЛДИ в Переходном национальном совете (ПНС).

В городе Эль-Бейда на востоке Ливии 150 бывших офицеров и унтер-офицеров объявили о «возрождении» национальной армии

Считается, что именно исламистские «бригады» создавались и оснащались на деньги Катара. Они были потрачены не зря. Показательно, что если сразу после взятия Триполи ставший «командующим» всеми повстанческими отрядами ПНС в ливийской столице Абдельхаким Бельхадж (о богатом террористическом прошлом этого исламиста со стажем «ВПК» уже рассказывал) командовал двухтысячным отрядом, то три месяца спустя под его началом были уже 25 тысяч боевиков.

Подобный рост численности формирований ЛДИ в условиях, когда военная победа уже одержана, может объясняться только одним: исламисты на всякий случай начали готовиться к новому противоборству, в котором им придется схлестнуться с «бригадами» из двух первых групп и в первую очередь с бывшими солдатами и офицерами армии Джамахирии.

Они, судя по всему, также не отвергают подобную перспективу.

Борьба за ключевой пост

15–17 ноября, еще до того как несколько дней спустя было образовано временное правительство страны, в городе Эль-Бейда на востоке Ливии состоялось совещание, в котором участвовали порядка 150 бывших офицеров и унтер-офицеров. Они объявили о «возрождении» национальной армии (ПНС, где, похоже, было сильное влияние исламистов, никак не озаботился этим вопросом) и единогласно приняли решение назначить на должность начальника ее Генштаба корпусного генерала Халифа Хафтара. Таким образом, фактически Переходный национальный совет поставили перед свершившимся фактом.

Как отмечалось в коммюнике совещания, которое зачитал глава военного совета Эль-Бейды генерал Фрадж Бунсейра, «участники встречи остановили свой выбор на корпусном генерале Халифе Хафтаре с учетом его возраста, военного опыта, его руководящих способностей, равно как тех усилий, которые он приложил в ходе революции 17 февраля». Бунсейра, правда, подчеркнул, что решение о назначении Хафтара на пост начальника Генштаба должен утвердить лидер ПНС Мустафа Абдель Джалиль.

Среди тех, кто высказался за назначение Хафтара, был замечен, в частности, генерал Сулейман Махмуд – близкий сподвижник начальника «Генштаба» повстанцев, экс-министра внутренних дел режима Каддафи генерала Абдельфаттаха Юнеса аль-Обейди. Напомню, что он был убит 28 июля при невыясненных до сих пор обстоятельствах.

Вместе с тем нельзя не обратить внимания на следующий момент: присутствовавшие изначально на совещании несколько десятков представителей «революционных» «бригад» вскоре покинули его.

Несколько интересных подробностей о Хафтаре. Он кадровый военнослужащий, выпускник военной академии в Бенгази, в дальнейшем учился в одной из военных академий СССР. После фактического поражения Ливии в вооруженном конфликте с Чадом (1986–1987), вскрывшем неготовность ливийской армии к войне и ее неспособность вести длительные активные боевые действия, Хафтар бежал из Джамахирии и с 90-х годов проживал в США. В марте 2011-го, когда в Ливии вспыхнуло восстание, вернулся на родину и примкнул к антикаддафистам.

Назначение Хафтара в штыки приняли многие полевые командиры «революционных» формирований, объединенных в Союз бывших повстанцев (СБП). Они, по всей видимости, опасаются, что кадровый военный постарается покончить с анархией и вольницей, которые позволяли и позволяют им пользоваться значительной автономией и вседозволенностью на подконтрольных территориях, и добьется разоружения их «бригад». Эти люди потребовали не выдвигать никого на должность НГШ вплоть до создания временного правительства страны.

В коммюнике СБП отмечается, что новый начальник Генштаба «должен быть выбран среди бойцов, которые были на передней линии фронта» борьбы против режима Каддафи, то есть среди командиров «революционных» формирований, и никак иначе. Яснее не скажешь. Чтобы в какой-то мере нейтрализовать клан военных, СБП для оглашения этого заявления также нашел генерала – Мунира Мсааеда, уроженца Бенгази. Он же уточнил, что СБП не против личности Хафтара, а против метода, примененного при его назначении. «Мы должны сначала договориться о критериях отбора, прежде чем назначать кого-либо», – утверждал Мсааед.

В данном случае, похоже, различные группы бывших военных выступили выразителями интересов тех или иных территорий или кланов.

Между тем глава столичного отделения СБП Абдалла Накер заметил, что бывшие повстанцы должны занять ключевые посты во временном правительстве. «С нами никто не консультировался относительно назначения начальника Генштаба, – сообщил он. – Среди нас есть компетентные люди, но у нас не было возможности представить наших кандидатов на эту должность».

«Начальником Генштаба должен быть только бывший повстанец, принимавший непосредственное участие в боевых действиях», – подчеркнул Накер, за которым стоят около 22 тысяч бойцов из 70 различных по географическому происхождению «бригад».

И похоже, «революционеры» добились своего. Командир формирования «революционеров» из города Зинтан Усама Джуили получил 22 ноября пост министра обороны во временном правительстве Ливии, что делает более чем призрачными перспективы Хафтара на посту начальника Генштаба. Напомню: именно повстанцы из Зинтана удерживали до последнего времени в плену сына Каддафи – Сейф аль-Ислама. «Коллега» Джуинли – командир «бригады» из города Мисурата Фавзи Абдельали получил пост главы МВД.

В первом коммюнике временное правительство Ливии объявило свои приоритеты – обеспечение «безопасности, стабильности и возвращения к нормальной жизни». Оно пообещало «поддерживать усилия ПНС по достижению национального примирения», что означает фактическое двоевластие в стране, где властными полюсами будут само временное правительство и ПНС. Ранее ПНС заявлял, что передаст всю полноту власти временному правительству, как только оно возникнет. Новая структура исполнительной власти также оповестила ливийцев, что намерена воссоздать национальную армию и силы безопасности, интегрировав в них заинтересованных в этом граждан.

Аванс выплачен

В связи с данными планами новых ливийских властей возникает вопрос: у кого они будут приобретать вооружение и военную технику? А в том, что Ливии придется импортировать много оружия, не приходится сомневаться. Достаточно вспомнить, до какого плачевного состояния довел Каддафи свою армию, при наличии огромных средств не закупив для нее за последние годы практически ничего, хотя предыдущие санкции, действовавшие в течение 11 лет, были отменены еще в 2003-м. Не стоит также забывать: практически со всеми соседями Ливия имеет неурегулированные пограничные проблемы.

Как представляется, ливийские власти при определении приоритетов военно-технического сотрудничества не забудут тех, кто помогал им свергнуть режим Каддафи. России в этом списке нет. Единственная для нее надежда может быть связана с Хафтаром, если тот усидит в кресле начальника Генштаба.

Еще один интересный вопрос связан с российско-ливийскими контрактами на сумму 1,8 миллиарда долларов, подписанными 29 января 2010 года или готовившимися к подписанию. Речь шла, в частности, о поставке 12 истребителей Су-35, четырех Су-30, шести учебно-боевых самолетов Як-130, нескольких дивизионах зенитно-ракетного комплекса С-300, а также модернизации 140 танков Т-72 советского производства. По имеющимся данным, ливийская сторона до введения санкций отправила первый финансовый трансфер, а российские предприятия приступили к выполнению заключенных соглашений, однако не успели поставить что-либо из указанной номенклатуры.

Понятно, что уже очень скоро санкции на поставки оружия будут отменены. Что произойдет потом? Скорее всего новая Ливия не откажется от уже заключенных контрактов, тем более когда аванс за них уже заплачен. Значит, предприятиям российского оборонно-промышленного комплекса надо быть готовыми выполнить эти договоры, поскольку они могут создать перспективу для дальнейшего развития ВТС. Кроме того, у Ливии возникнет много проблем с подготовкой инженерно-технических кадров для работы на новой технике.

Российские компетентные структуры могут побороться за заказы на разминирование ряда ливийских территорий, содержащих оценочно до восьми миллионов мин, установленных в ходе Второй мировой войны, конфликтов с Египтом и Чадом. Указанная цифра возросла «благодаря» минам, густо посеянным в период только что завершившегося братоубийственного противоборства.

Опубликовано в выпуске № 48 (414) за 7 декабря 2011 года

Loading...
Загрузка...
Аватар пользователя Лео
Лео
08 декабря 2011
"Скорее всего новая Ливия не откажется от уже заключенных контрактов, тем более когда аванс за них уже заплачен." Так вот и надо послать туда кого-нибудь, чтобы прощупал ситуацию, вместо того чтобы оплакивать Каддафи.
Аватар пользователя Лео
Лео
08 декабря 2011
"Скорее всего новая Ливия не откажется от уже заключенных контрактов, тем более когда аванс за них уже заплачен." Так вот и надо послать туда кого-нибудь, чтобы прощупал ситуацию, вместо того чтобы оплакивать Каддафи.
Новости

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц