Версия для печати

Допинговый беспредел

Кузнецов Андрей
Время от времени в печатных и электронных СМИ появляются материалы о применении допинга в большом спорте. Некоторые авторы относятся к этому весьма снисходительно и предлагают разрешить употребление стимулирующих препаратов. Они, дескать, поднимут планку человеческих возможностей. Однако не все придерживаются подобной точки зрения. У специалистов Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков иной взгляд на допинговую проблему.


СТИМУЛЯТОРЫ ГУБИТЕЛЬНО ВОЗДЕЙСТВУЮТ НА ЗДОРОВЬЕ СПОРТСМЕНОВ


Время от времени в печатных и электронных СМИ появляются материалы о применении допинга в большом спорте. Некоторые авторы относятся к этому весьма снисходительно и предлагают разрешить употребление стимулирующих препаратов. Они, дескать, поднимут планку человеческих возможностей. Однако не все придерживаются подобной точки зрения. У специалистов Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков иной взгляд на допинговую проблему.
{{direct_hor}}
Дело в том, что воздействие биологически сильных добавок недолговечно. Чтобы, к примеру, поддерживать в нужном спортсмену состоянии мышцы, необходимы все новые, постоянно увеличивающиеся дозы анаболического препарата. Именно по этой причине в ряде западных стран государство давно осуществляет контроль за оборотом стероидов, которые часто называют спортивными наркотиками. Всемирная организация здравоохранения в Конвенции ООН о психотропных веществах 1971 г. указала, что если вещество способно вызывать состояние зависимости, оказывать стимулирующее воздействие на центральную нервную систему, есть все основания для применения к нему мер международного контроля.

ПУТЬ К ИНВАЛИДНОСТИ И СМЕРТИ

Россия тоже включила ряд препаратов в список сильнодействующих и ядовитых веществ. Однако антидопинговая служба в стране находится, мягко говоря, в незавидном положении. Последствия этого сказываются практически постоянно. Из года в год на зарубежных (именно на зарубежных, а не на внутренних) соревнованиях наши атлеты "попадаются" на применении допингов все чаще и чаще.

Еще недавно мы считали, что эта проблема актуальна там, "за бугром". Один скандал с канадским легкоатлетом Беном Джонсоном, имя которого стало нарицательным, чего стоит! Почти "пятилетку" СМИ не могли угомониться. Однако и советские спортсмены не были в допинговом отношении безгрешны. Правда, в 1960-х - начале 1970-х гг. они ограничивались в основном разрешенными препаратами или витаминами типа кокарбаксилазы, инозина, рибоксина и др. Потом, в зависимости от видов спорта, с молчаливого согласия тренеров стали переходить на самые что ни на есть настоящие допинги, которых в мире насчитывается сотни наименований.

Сейчас они подразделяются на стимуляторы центральной нервной системы, наркологические средства, пептидные гормоны и их аналоги, кровяной допинг и препараты ограниченного пользования - алкоголь, марихуана, местные анестетики, кортикостероиды.

Спорт прогрессировал с невероятной быстротой. Борьба шла за сотые доли секунды, граммы и миллиграммы: Многие спортсмены считали, что только "химия" сможет им помочь одержать победу. Наиболее распространенным допингом стали анаболические стероиды. Тяжелоатлетам, а позднее и культуристам анаболики позволяли быстро наращивать мышечную массу, легкоатлетам, велосипедистам, гребцам на байдарках и каноэ - вырабатывать выносливость.

Председатель Антидопингового центра при Олимпийском комитете России Николай Дурманов пояснил, что происходит с людьми, употребляющими запрещенные в спорте препараты: нарушается потенция и детородная функция, поражается печень (вплоть до заболевания раком), рвутся сухожилия, страдает сердечно-сосудистая система и т. д. Словом, спортсмены (особенно принимающие допинг бессистемно и без контроля личного врача) к 25-30 годам становятся самыми настоящими инвалидами. Так что комментарий к разрешению применения запрещенных стимуляторов сводится к одному - абсурд!

"Анаболики активизируют синтез белка в организме, - рассказывает профессор кафедры спортивной медицины Челябинской государственной академии физической культуры Александр Табарчук. - Помимо увеличения объема мышц, они дают и психологические эффекты. У спортсмена появляется желание работать, и работать интенсивно. Происходит своего рода стимуляция нервной системы. Но последствия от применения анаболиков самые печальные. Рвутся не только мышцы, но и связки, капсулы. Как правило, у спортсменов серьезные проблемы с коленными суставами, с позвоночником. Изменения, которые в них происходят, просто ужасны. Это разрушенные суставные хрящи, плавающие в суставной жидкости фрагменты хряща, хронические процессы суставной капсулы и прочее, прочее, прочее...".

Судьбе этих спортсменов не позавидуешь. Анаболики прекращают их карьеру, требуют немалых затрат на лечение. Кроме того, серьезно нарушается гормональный баланс в организме, развиваются цирроз печени, злокачественные опухоли, а также высока доля вероятности возникновения тяжелейших психических заболеваний, приводящих человека к глубокой инвалидности и даже смерти.

У боксеров и борцов самым популярным допингом стали диуретики. Кстати, тяжело- и легкоатлеты их тоже потребляли. Действовали они как сильное мочегонное средство, что было очень важно для потери веса. Последствия применения диуретиков были ужасными - судороги, смерть.

РАЗРУШЕННЫЙ БАРЬЕР

Никакого допингового контроля в СССР не существовало вплоть до 1971 г. Потом стали эпизодически проверять спортсменов. И не раз допинг-контроль давал положительные результаты. Правда, факты эти старательно скрывали как сами спортсмены, так и компетентные лица. И только в 1980 г. при бывшем Госкомспорте СССР была создана специальная группа допинг-контроля, которая действовала по правилам и регламенту медицинской комиссии Международного олимпийского комитета (МОК). К 1985 г. антидопинговая служба в СССР функционировала настолько четко и слаженно, что ее работу без всяких натяжек можно смело назвать идеальной. Судите сами.

Ни один из призеров чемпионатов и соревнований не мог избежать процедуры, называемой пробой на допинг. Сразу же после выступления атлета "брали за белы рученьки" с помоста, ковра или легкоатлетической дорожки и отводили куда следует. Кроме призеров, скажем, в той же тяжелой атлетике выбирали одного спортсмена по жребию, а, допустим, в пулевой стрельбе - двух, как и предписывал регламент медкомиссии МОК. То есть в тяжелой атлетике, где десять весовых категорий, делалось 40 биопроб, в стрельбе - 55. За год во всех видах спорта проводилось около 5 тыс. проб.

Существовал и другой вид контроля. Специалисты антидопинговой службы в любое время могли приехать на сборы. Доходило до того, что спортсмены, увидев знакомые лица (а их, собственно, было не так уж и много) на спортивной базе, сбегали оттуда: кто под различными предлогами, а кто :исчезал в самоволку. Попадаться, разумеется, никто не хотел, ведь наказание было строжайшим - от дисквалификации до лишения денежных премий и почетных званий с титулами. Даже ДЮСШ и детские спортивные интернаты не избегали такой участи - все юниорские соревнования проходили под контролем.

Брали и "темные" пробы, то есть ее кодировали в лаборатории цифрой - кому она принадлежит, никто не знал, кроме службы допинг-контроля. Излишне говорить, что эти меры принимались для избежания давления со стороны заинтересованных лиц.

Принцип внезапности в сочетании с обычным допинг-контролем давал настолько потрясающий эффект, что в спортивной элите призадумались: а не лучше ли рассчитывать на собственные силы? Кривая потребления допингов резко покатилась вниз.

Но, к сожалению, ненадолго. С распадом СССР развалилась и антидопинговая служба. Госкомспорт СССР перестал существовать, и некому стало оплачивать командировки врачей и работу лаборатории, которые работали абсолютно независимо друг от друга. В начале 1990-х гг. в России зачастую проверять атлетов было некому, да и выросшие, как грибы после дождя, многочисленные спортивные федерации не могли оплатить соответствующих расходов. Ранее представители видов спорта, по заявкам которых делались биопробы, сами отчисляли деньги в Госкомспорт на необходимые затраты.

Со временем положение антидопинговой службы несколько изменилось. Ее взял под свое крыло Олимпийский комитет России, при котором был образован Центр спортивной медицины (позже его переименовали в Антидопинговый центр). Однако заявки на допинг-контроль продолжали резко сокращаться. Причина банальна: стоимость одной биопробы колебалась от нескольких сот до нескольких тысяч долларов США в зависимости от вида исследования. Такие цены нашим полунищим спортивным федерациям оказались не по карману. Как говорится, а оно нам надо?

Но чтобы как-то оправдаться, хотя бы в собственных глазах, пробу на допинг стали делать медкомиссии самих федераций. Причем, далеко не всех. Но, во-первых, они являются заинтересованными организациями, а во-вторых, о каком качестве проб вообще в данном случае может идти речь?

Хочется спросить: разве никому нет дела до этой проблемы или, может, действительно хотят разрешить применение допингов и тем самым разрубить гордиев узел? Только прежде чем это совершить, надо вспомнить, что в США, на пример которых очень любят у нас ссылаться, а также в Канаде, Австралии и некоторых странах Европы применение допинг-препаратов приравнивается к наркомании, и люди, замеченные в подобном грехе, сурово караются законом, вплоть до тюремного заключения. У нас же проштрафившиеся спортсмены отделываются легким испугом и продолжают свои тренировки, выступления и, скорее всего, по-прежнему потребляют допинг.

ПРЕСТУПНЫЙ БИЗНЕС

Совсем недавно известный российский футболист Егор Титов, дисквалифицированный на год за потребление допинга, высказал в одном из интервью небезынтересную мысль: допинг - это, прежде всего, бизнес.

Уж не здесь ли собака зарыта? Ведь, как известно, когда речь идет о больших деньгах, то тут уж не до морали и принципов. Территориальными органами ФСКН России в 2004 г. было возбуждено около 1400 уголовных дел, связанных с оборотом сильнодействующих веществ, в том числе с биологически активными добавками, содержащими в себе эти вещества. Изъято более 10 т отравы, в основном - препаратов импортного производства. Как правило, главные нарушения сводились к реализации в аптечной сети этих добавок к пище без сопроводительных документов, а также несоответствию информации, выносимой на этикетку, указанной в регистрационном удостоверении, и др.

Специалисты ФСКН России считают, что проблема допинга не ограничивается только спортом и достижением высоких результатов в нем, а стоит гораздо шире. Потребителями тех же анаболиков зачастую становятся молодые люди, желающие просто "подкачаться" и приобрести красивое тело. В Челябинске, к примеру, юношей "кормили" подпольные торговцы. В областное управление наркоконтроля стала поступать информация о том, что в отделах спортивного питания и атлетических клубах идет торговля медицинскими препаратами, отнесенными Минздравом к разряду сильнодействующих веществ. Наркополицейским удалось установить лиц, осуществлявших реализацию препаратов, а также каналы их сбыта, поступления и способы хранения. Причастные лица и предприятия не имели лицензии на фармацевтическую деятельность, к тому же вещества отпускались без рецепта врача. После проведения проверочных закупок из незаконного оборота было изъято свыше двух тысяч таблеток и более двухсот ампул различных сильнодействующих веществ: метандиенона, ретаболила, декадурабола-100, декадурабола-50, эфедра, других соединений эфедрина, нандролона, станозалола. При обысках обнаружили еще тысячу таблеток. В качестве обвиняемых проходили владелец салона спортивного питания и тренер известного клуба "Атлет". Оба получили условные сроки наказания.

В спорте эти вещества давно и хорошо известны. Большую их часть запретили еще в 70-х гг. прошлого века, хотя, например, станозалол особо "прогремел" в нашей стране после летней Олимпиады в Афинах, где за его употребление были дисквалифицированы и лишены всех завоеванных медалей российские спортсменки.

Анаболические стероиды, изготовленные в Италии, Венгрии, США и Германии, появились в Ивановской области, Бурятии, Краснодарском крае, Карелии и Татарстане, в Воскресенске, Архангельске, Новосибирске, Кирове: Как правило, препараты поступали на территорию России контрабандным путем по поддельным документам. На черный рынок отраву выбрасывали фирмы-однодневки. Получив лицензию на поставку медикаментов в аптеки, они официально закупали их на отечественных заводах. После чего исчезали, сбывая препараты через подпольную сеть дилеров. В большинстве случаев были возбуждены уголовные дела.

Анаболические средства попадают на черный рынок не только из-за границы. Так, в Подмосковье, в Протвино, наркополицейские пресекли незаконное производство анаболиков, налаженное на территории фирмы "Веда". Официально там занимались изготовлением биологически активных добавок и ветеринарной продукции. Главные же доходы "фирмачей" были неофициальными. Они производили кустарным способом стероиды "неробол", пользующиеся в молодежной среде большим спросом. Этот анаболик содержит в себе сильнодействующее вещество метандиенон, который поражает в первую очередь внутренние органы человека. Дело было поставлено на широкую ногу - изъято около 200 тыс. таблеток общим весом почти 40 кг. Возбуждено уголовное дело, ведется следствие.

Наркополицейские сейчас расследуют 17 случаев фальсификата.

...Итак, подведем некоторые итоги. Безусловно, проблема бесконтрольного потребления допингов требует комплексного подхода. Что касается большого спорта, то предельно ясно, почему наши атлеты попадаются, как правило, лишь на зарубежных состязаниях: многие виды спорта не контролируются, а федерации покрывают нарушителей. Может, стоит ныне существующий Антидопинговый центр сделать частью государственной структуры при правительстве России, чтобы она имела централизованное финансирование? Ведь сколько уже вложено денег в лабораторию:

Теперь о преступном бизнесе. В ФСКН России считают, что контроль будет куда более эффективным, если наши законодатели вообще ликвидируют понятие сильнодействующие вещества, заменив их, в соответствии с международными нормами, на психотропные, - со всеми вытекающими отсюда уголовными последствиями.

И, наконец, специалистам наркоконтроля, спортивным врачам и чиновникам следует проводить масштабную и долговременную разъяснительную работу - в форме лекций, семинаров, бесед - среди тренеров, медиков, родителей и, конечно же, молодых спортсменов. Важно пресечь деятельность торговцев стимуляторами, создавать вокруг них обстановку всеобщей нетерпимости. Точно так же, как и в случае с наркотиками.

Только так можно сохранить здоровье не только спортсменам, но молодым людям - нашему будущему.

Андрей КУЗНЕЦОВ

Опубликовано в выпуске № 8 (75) за 2 марта 2005 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...