Версия для печати

И тут не все слава богу

Новая сфера конфликта между Минобороны и ОПК
Михайлов Алексей
«Объем государственного оборонного заказа на 2012–2014 годы по обычным вооружениям не соответствует параметрам, заложенным в Государственную программу вооружения», – говорится в заявлении для журналистов руководства Военно-промышленной комиссии при правительстве РФ.

«Объем государственного оборонного заказа на 2012–2014 годы по обычным вооружениям не соответствует параметрам, заложенным в Государственную программу вооружения», – говорится в заявлении для журналистов руководства Военно-промышленной комиссии при правительстве РФ.

После недавних коллизий, связанных с задержками по контрактации ГОЗ на 2011 год в части, касавшейся лишь авиации, атомных подводных лодок и межконтинентальных баллистических ракет, данная претензия ВПК прозвучала как гром среди ясного неба. К тому же представители российского военного ведомства неоднократно сообщали, что намерены законтрактировать ГОЗ на 2012 год в самые ближайшие дни.

При закрытых дверях

Вдобавок в роли заявителя выступил не какой-то там глава одного из предприятий отечественного оборонно-промышленного комплекса (их давно особо не слушают в верхних эшелонах власти), а сам первый заместитель председателя ВПК в ранге министра Юрий Борисов. А произошло это перед началом заседания Научно-технического совета (НТС) Военно-промышленной комиссии, проходившего в подмосковном Климовске на базе Центрального научно-исследовательского института точного машиностроения (ЦНИИТОЧМАШ).

До начала мероприятия Борисов самым внимательным образом осмотрел развернутую при ЦНИИТОЧМАШе постоянно действующую экспозицию стрелкового оружия, средств ближнего боя, индивидуальной бронезащиты и экипировки военнослужащих. Отвечая на вопрос о том, как обстоят дела с ГОЗ на 2012 год по обычным вооружениям, первый зампред ВПК признал, что это один из больных вопросов.

«При рассмотрении проекта ГОЗ на 2012–2014 годы по обычным вооружениям мы приняли его в основном. Однако потребовалась определенная доработка в части, касающейся обычных вооружений и боеприпасов», – сообщил Борисов. «Сейчас даны все поручения. Они должны быть выполнены до 4 декабря. Именно поэтому мы будем работать здесь», – намекнул таким образом Юрий Иванович на повестку дня заседания НТС (оно, понятно, было закрытым для прессы). По его словам, несоответствие объема ГОЗ на 2012–2014 годы по обычным вооружениям параметрам, заложенным в ГПВ, может поставить это направление в очень серьезное положение.

В этой связи первый зампред ВПК привел пример вятско-полянского завода «Молот», который больше не работает на Минобороны. «Предприятие теперь реализует себя в экспорте и утилизации стрелковых вооружений», – заметил Борисов. Юрий Иванович признал, что взаимоотношения Минобороны России как заказчика ВВТ и промышленности как исполнителя ГОЗ всегда носят сложный характер: «Здесь нужны компромиссы, нужно говорить о справедливом ценообразовании, нужно говорить о стабильном, долгосрочном контракте».

Модернизация и развитие

Борисов подчеркнул также, что «только в последние два-три года мы получили возможность переходить к долгосрочным контрактам». Он обратил внимание на особую важность стабильного и долгосрочного заказа для промышленности. Ситуация с отечественными защитными шлемами и бронежилетами, отметил Юрий Иванович, – яркое тому подтверждение. Заказ на них в 2011 году от Минобороны РФ был ограничен. В то же время потребность в этих средствах защиты у российского военного ведомства большая.


Коллаж Андрея Седых

«Действительно, есть узкое место – не готовы в необходимом количестве производственные мощности. Но при наличии заказов, когда у производителя есть гарантии, что это не на год и не на два, а по крайней мере на три-пять лет, он имеет возможность пойти в банк, взять кредит, поднять это производство и расплатиться при наличии опять же у него заказа в будущем», – признал первый зампред ВПК.

По словам Борисова, в комиссии прекрасно понимают, что нельзя ждать прорыва от российского ОПК без модернизации производственных мощностей. «Мы думаем и о предприятиях – на три ближайших года заложили серьезные средства на их развитие», – подчеркнул он.

Чьи изделия лучше?

Борисову, как любому нормальному русскому человеку, явно не понравилось предложение сравнить возможности российского и иностранного стрелкового оружия и более того – ответить на утверждение, что зарубежные образцы лучше отечественных аналогов.

«Номенклатура этого оружия очень широкая. Нужно смотреть по каждому конкретному типажу, – полагает Юрий Иванович. – Пока у меня такой информации (о том, что зарубежное стрелковое оружие лучше, чем российское. – А. М.) нет. Ни одна страна мира не в состоянии делать хорошо всю гамму вооружений». Впрочем, по его мнению, у российского ОПК все не так плохо: есть хороший задел, но нужно модернизировать производство.

Точку зрения Борисова на российское стрелковое вооружение поддержал один из участников заседания НТС ВТС. Он сообщил, что за последние шесть месяцев в ЦНИИТОЧМАШе прошли сравнительные испытания новейших российских и зарубежных образцов стрелкового оружия: «Главный вывод – наши образцы и, в частности, разработки «Ижмаша» не уступают зарубежным аналогам, а по некоторым параметрам превосходят их».

Другое мнение выразил представитель Минобороны. Согласно его точке зрения российское военное ведомство не закупает новые образцы стрелкового оружия не потому, что они плохие, а потому, что по своим характеристикам кардинально не отличаются от своих предшественников.

Дела обстоят нормально

Отдельный вопрос на встрече Борисова с журналистами касался очень модной темы – боевой экипировки солдата (БЭС), которая стала таковой в связи со слухами о возможной массовой закупке для Российской армии именно пресловутых французских комплектов Fantassin a Equiperments et Liassons Integres. По словам Юрия Ивановича, перспективный российский комплект БЭС «Ратник» появится в ближайшие три года. Первый зампред ВПК напомнил, что данная система должна обеспечить каждого бойца средствами связи, защиты, жизнеобеспечения, энерго-обеспечения и самое главное – высокоэффективными средствами поражения.

«Это то решение, которого ждут Вооруженные Силы. Мы видели здесь, в Государственном демонстрационно-испытательном центре ЦНИИТОЧМАШа, отдельные компоненты «Ратника», – сказал Борисов. – БЭС – это пять систем, собранных вместе, это финальный продукт, который нужен Вооруженным Силам. Весь комплект, его разработка будут завершены в ближайшие три года. Следующий вопрос – большой заказ на БЭС, поскольку без него этот проект может умереть, еще не родившись».

По понятным причинам характеристики «Ратника» пока скрываются от желающих все знать журналистов (и не только от них). Но мы предлагаем читателям самим сопоставить приведенные в таблице основные показатели одной из российских БЭС под условным наименованием «Стрелец» и уже упоминавшейся FELIN, которые демонстрировались на выставке в ЦНИИТОЧМАШе по случаю заседания НТС ВПК.

Характеристика«Стрелец» (вариант изд. 83т215ВР)FELIN
Масса (кг)2,44,5
Дальность связи (м)18001000
Точность определения координат (м)5–1010–12 (при условии введения США селективного доступа)
Время непрерывной работы (час)128-10
Наличие режима поиска раненыхестьнет

Следовательно, если все цифры достоверные, с боевой экипировкой солдата у нас дела обстоят нормально. Очевидная проблема – ЦНИИТОЧМАШу, выступающему в роли интегратора БЭС, приходится поддерживать контакты с десятками предприятий, поставляющих комплектующие. Однако есть еще одна закавыка – отношения предприятий ОПК с Минобороны.

Слово производителю

В частности, заместитель генерального директора Новосибирского приборостроительного завода – директор представительства НПЗ в Москве Юрий Абрамов рассказал, что вплоть до последнего времени предприятие работало очень успешно. Оно, кстати, специализируется на создании и производстве различных устройств для стрелкового оружия (прицелы, средства наблюдения и разведки) и за семь последних лет, по словам Абрамова, поставило на экспорт продукцию на 75 миллионов долларов, всего было продано около 50 тысяч приборов.

Перечисляя трудности, с которыми сталкивается коллектив НПЗ, представитель завода среди основных назвал сложность взаимодействия с Минобороны: «По заказу военных мы разработали ночной прицел 1ПН93-2, единый для всех видов стрелкового оружия. В 2011 году мы поставили 3,5 тысячи таких прицелов, а в 2012-м – всего 292. Тогда как согласно ГПВ должны поставить три тысячи».

Другие проблемы НПЗ оказались более глобальными. «Нашими основными покупателями являлись страны Северной Африки, Ближнего Востока и зоны Персидского залива, – отметил Абрамов. – Однако против некоторых из них введено эмбарго. Между тем выполнение контрактов с ними планировалось на 2011–2012 годы». Высокопоставленный сотрудник НПЗ не назвал конкретные государства. Однако понятно, что скорее всего он имел в виду Ливию (санкции против нее формально еще не отменены) и Иран.

Еще одна незадача – «наши военные не очень корректно говорят об уровне российского вооружения, что никак не помогает их маркетингу». Представитель НПЗ не привел фамилии и должности «наших военных», но кого он имел в виду – ни для кого не секрет. В итоге из-за подобной «положительной» внутренней и внешней конъюнктуры благополучный до сих пор НПЗ может оказаться перед перспективой увольнения трети своих работников.

И это притом что завод самостоятельно, на свои средства разработал несколько новых приборов. Предприятие, в частности, готовит российский прорыв на тепловизорном направлении, где достаточно долго отечественные производители по ряду причин значительно отставали от зарубежных конкурентов. Абрамов сообщил: «В 2011 году мы выпустили тепловизорный монокуляр ПТ-2 массой 350 граммов. Он лучше всего того, что есть на российском рынке. На его базе мы разрабатываем тепловизорный прицел, причем делаем это за свои деньги». По словам представителя НПЗ, эти устройства позволят ликвидировать отставание и выйти на современный уровень.

Впрочем, в похожей ситуации из-за несоответствия ГОЗ и ГВП оказался и ряд других предприятий отрасли.

Ждем ответа

В связи с заседанием НТС ВПК в пресс-службе Рособоронэкспорта отметили, что Государственный демонстрационно-испытательный центр используется для того, чтобы российское вооружение увидели потенциальные иностранные покупатели. «Каждый год здесь проводятся более 70 показов стрелкового оружия и средств ближнего боя с боевой стрельбой», – отметил руководитель пресс-службы компании Вячеслав Давиденко.

Если раньше такие мероприятия проводились в среднем по два-три раза в месяц и на разных площадках, то ныне Рособоронэкспорт создал все условия для проведения полномасштабных показов всех возможностей стрелкового оружия на базе демонстрационного центра в Климовске.

В целом складывается впечатление, что Военно-промышленная комиссия всеми силами пытается выступить в качестве некоего арбитра между предприятиями ОПК и Минобороны при решении проблем, связанных с ГОЗ по обычным вооружениям на 2012–2014 годы. Услышат ли обе стороны ее призыв к компромиссу и отказу от узковедомственных «интересов» в пользу интересов государственных? Ответ на этот вопрос станет известен в самое ближайшее время.

Алексей Михайлов,
Климовск – Москва

Опубликовано в выпуске № 49 (415) за 14 декабря 2011 года

Loading...
Загрузка...
Новости

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц