Версия для печати

Есть ли сходство с пятидесятыми годами ХХ века? - часть III

Противостояние общей угрозе – пока единственное поле, на котором возможно взаимодействие Москвы и Вашингтона
Соловцов Николай Куликов Анатолий Якубов Юрий Байкин Владимир
«Военно-промышленный курьер» уже знакомил читателей с мнениями участников форума «Меры по укреплению взаимного доверия – основа повышения эффективности сотрудничества России и США по вопросам евроПРО, противодействия ядерному терроризму и другим глобальным угрозам». Однако в предыдущих публикациях, к сожалению, не удалось поместить ряд весьма интересных выступлений, прозвучавших в ходе состоявшейся дискуссии. Они размещены в этом номере «ВПК». Напоминаем, что форум был проведен Клубом военачальников Российской Федерации и группой «Эльба» (общественной организацией, членами которой являются отставные военные деятели РФ и США) и состоялся незадолго до известного заявления президента Дмитрия Медведева о шагах, предпринимаемых РФ в связи с развертыванием американской противоракетной обороны.

«Военно-промышленный курьер» уже знакомил читателей (см. №№ 49 и 50 за 2011 год) с мнениями участников форума «Меры по укреплению взаимного доверия – основа повышения эффективности сотрудничества России и США по вопросам евроПРО, противодействия ядерному терроризму и другим глобальным угрозам». Однако в предыдущих публикациях, к сожалению, не удалось поместить ряд весьма интересных выступлений, прозвучавших в ходе состоявшейся дискуссии. Они размещены в этом номере «ВПК». Напоминаем, что форум был проведен Клубом военачальников Российской Федерации и группой «Эльба» (общественной организацией, членами которой являются отставные военные деятели РФ и США) и состоялся незадолго до известного заявления президента Дмитрия Медведева о шагах, предпринимаемых РФ в связи с развертыванием американской противоракетной обороны.

Ответ будет адекватный

В перевооружение армии государство всегда вкладывало немалые средства, особенно в Ракетные войска стратегического назначения. В связи с этим часто приходится слышать такое суждение: «Не лучше ли пустить эти миллионы и миллиарды рублей на социально-экономическое развитие регионов? Построить дороги, провести в деревни газ, а в некоторые и электричество...» Нет. Мы вынуждены укреплять оборону нашей страны.

Главная составляющая

Вся обстановка периода холодной войны, трагедия развала Советского Союза и последующее за ним непростое двадцатилетие – все это говорит о том, что заниматься обороной Российской Федерации надо крайне серьезно.

С момента своего образования, то есть с конца 50-х годов прошлого века РВСН были, есть и будут оставаться главной составляющей стратегических ядерных сил России. Но из шести ракетных армий сегодня мы сохранили только 12 дивизий. Руководствуясь договорами с Соединенными Штатами Америки, Россия сознательно ликвидировала ракеты средней дальности.

Серьезные шаги в области разоружения были сделаны и Соединенными Штатами Америки. Но нынешнее размещение элементов противоракетной обороны в Европе приведет к разрушению всей системы международной безопасности. Что бы ни говорила американская сторона, что бы ни заявляли политики, мы, военные, понимаем: ракета, стоящая в шахте или на мобильной пусковой установке, всегда имеет свои цели.


Коллаж Андрея Седых

Напомню, если бы не решение Вашингтона выйти из Договора по ПРО 1972 года, сегодня в России уже не было бы тяжелых межконтинентальных баллистических ракет «Сатана». В соответствии с Договором СНВ-2 мы действительно были готовы залить шестиметровым слоем бетона все шахты тяжелых МБР. Следствием определенной позиции США стало и решение российской стороны о модернизации мобильной группировки в Ракетных войсках стратегического назначения. Россия поставила на боевое дежурство модернизированный «Тополь-М», с которым ознакомились и Владимир Владимирович Путин, когда занимал пост президента, и ныне действующий президент Дмитрий Анатольевич Медведев. Запись этих посещений частей РВСН транслировалась на весь мир, демонстрируя вполне очевидную позицию руководства России: если американская сторона совершенствует свое оружие, то и российская будет заниматься тем же. Соответственно если Соединенные Штаты продолжают разворачивать систему ПРО, то и Россия увеличит количество боевых ракетных комплексов. И не только в РВСН, но и в Военно-морском флоте, Военно-воздушных силах, как бы это ни ударило по бюджету нашей страны.

И еще один пример конкретной ситуации, возникшей из-за дефицита доверия между двумя государствами. В Козельске дислоцируется дивизия РВСН, оснащенная стационарными ракетными комплексами. Согласно договоренностям она в числе прочих соединений подлежала ликвидации. Но в послании Федеральному собранию президент России сообщил, что решено ее не расформировывать. Фактически это решение стало ответом на вполне определенные шаги американцев – и в космосе, и в других областях.

Жесткий принцип

Если ситуация не изменится, все и дальше пойдет такими темпами, не исключено, что российское военно-политическое руководство возьмется за восстановление ракетных дивизий – тех самых, которые мы сняли с боевого дежурства, но сохранив шахты и инфраструктуру. И сделали мы это только потому, что последовали примеру американцев: снимая с боевого дежурства МБР МХ, они сохранили всю инфраструктуру. Я лично был на этой пусковой установке и задал американскому генералу вопрос: «Сколько нужно времени, чтобы снова поставить в шахту эту ракету?». Поколебавшись, он ответил: «Около двадцати суток». Таким образом, по крайней мере на этой базе американцы сохранили свой возвратный потенциал.

Россия шла по другому пути. За американские деньги мы действительно все взрывали, уничтожали, резали. В том числе и ракеты, которые могли бы еще использоваться по назначению.

Сейчас ситуация изменилась. Будем смотреть правде в глаза: если Соединенные Штаты Америки продолжат размещать элементы стратегической противоракетной обороны вблизи российских границ, мы будем вынуждены дать адекватный ответ, как бы нас ни заверяли в том, что ракеты, расположенные в Польше и других государствах, не будут нацелены на Россию.

До сих пор российская сторона не получила ответ и на вопрос, о каких ракетах идет речь. И я как военный, и мои коллеги относимся к этому однозначно: доверие доверием, но мы должны знать, какое оружие будет стоять у наших границ. А если речь идет об оружии первого удара? Мы все прекрасно понимаем, что переделать противоракету на ракету первого удара с подлетным временем всего в несколько минут очень просто.

И еще важный момент. Мы все время говорим о двух странах – России и Соединенных Штатах. Но существуют еще и Англия, Франция, Китай... Ракеты средней дальности сегодня есть у целого ряда государств. Не исключено, что в ближайшее время в «ядерный клуб» вступят новые члены. Таким образом, вопрос «Что делать?» действительно стоит достаточно серьезно. Ответ прост: нам придется снова наращивать свой ракетно-ядерный потенциал, как бы ни ударило это по бюджету нашей страны. Мы должны разрабатывать дорогостоящие системы вооружения, способные пробить любую противоракетную оборону. Это жесткий принцип.

Мало просто общаться

Военные – «государевы люди». Если я, будучи командующим Ракетными войсками стратегического назначения, получил бы приказ на применение МБР, я бы его выполнил. Зная, как никто другой, все о его последствиях, о том, что это значит для нашей планеты. И я глубоко убежден, что этот приказ выполнил бы и американский командующий, какими бы доверительными ни были наши личные отношения.

В этой связи очень хотелось, чтобы возможная «перезагрузка» в отношениях двух великих государств, двух великих народов, на которые смотрит весь мир, дала реальные результаты. Для этого мы должны принимать к рассмотрению любые предложения – и те, которые могут быть реализованы сегодня, и те, приступить к которым можно только в будущем. Нужно учитывать все нюансы на этом пути. Такова ныне наша главная задача, задача людей, которые уже пожили на этой Земле и которые когда-то несли высочайшую степень ответственности за обороноспособность своих государств.

Сегодня, понимая, к чему все идет, мы вынуждены заниматься проблемами, которым посвятили всю свою жизнь. Наша задача – и российской, и американской сторон – не просто общаться, не просто высказывать искреннюю, глубокую озабоченность относительно сложившейся международной обстановки. Мы обязаны донести эту озабоченность до политического руководства своих стран.

Николай Соловцов,
генерал-полковник, в 2001–2009 годах – командующий РВСН

Военные смогли бы договориться

«Перезагрузка» в доверительных отношениях между Россией и США сегодня действительно пробуксовывает. Слишком серьезные бреши зияют в этом доверии: Югославия, Ирак, Ливия, Сирия. Я был лично знаком с военачальниками, возглавлявшими Тихоокеанское командование американских вооруженных сил, встречался с главнокомандующими вооруженными силами Южной Кореи, Японии. Поддерживаю моих коллег, которые говорят о важности личного общения между военными, о человеческом факторе. Могу с уверенностью сказать: сердце любого из этих главкомов екнет, когда он будет нажимать на кнопку.

Что же делать? Один из американских главкомов предложил собрать всех военных Тихоокеанского региона, чтобы детально поговорить о безопасности, о возможном взаимодействии и других важных вопросах, которые касаются именно нас, военных. Проходят же экономические саммиты? Не думаю, однако, что политики допустят подобную встречу. Хотя, смею надеяться, мы, военные, смогли бы быстро договориться.

Очень важно налаживать общение именно на уровне высших штабов, а не просто на уровне сержантов. Только что наши сержанты ездили в Америку, на Аляску для того, чтобы показать свои физические возможности, а американские сержанты приезжали к нам на Дальний Восток. Выражаю надежду, что сегодняшний «круглый стол» станет началом общественного диалога, который в перспективе поможет разрешить все острые вопросы, которые стоят сейчас перед Америкой и Россией вообще и перед военными в частности. Это вопросы изучения друг друга и повышения доверия в будущем.

Юрий Якубов,
генерал армии, в 1999–2006 годах – командующий войсками Дальневосточного военного округа

Следующий виток – в космосе

Если Соединенные Штаты продолжат строить свою политику в области ПРО таким образом, то следующий этап обострения российско-американских отношений произойдет уже в области противокосмической обороны.

История развивается по спирали. При нынешнем ходе событий мы непременно вернемся в те времена, когда перед Советским Союзом и США во всей остроте встали вопросы противокосмической обороны. Речь идет не о встрече с инопланетянами, а о столкновении в околоземном пространстве двух ядерных держав, что гораздо страшнее. Пусть даже одно из этих государств будет слабее, а другое – сильнее. И это притом что наши страны не единственные, занимающиеся развитием космоса. Люди мы военные и прекрасно понимаем: чтобы на поле боя ослабить группировку противника, надо вывести из строя связь, аппараты, которые занимаются управлением и разведкой.

Конечно, между нами должно быть больше открытости. Если уж два государства отвечают за судьбы планеты, на которой живут семь миллиардов человек, наверное, надо принять меры к развитию диалога, к поискам точек соприкосновения, чтобы не привести мир к новому витку гонки вооружений. К сожалению, пока, как в басне Крылова про лебедя, рака и щуку, согласия между нами нет. И результат этого, как известно, будет один – впустую растраченные усилия.

Посмотрите, сколько мусора сейчас в космосе. Сколько, к примеру, осколков разлетелось после испытания китайцами противоракеты. Какую опасность это представляет для международной космической станции, сколько сил тратится на предупреждение возможного столкновения. Практически каждый день, каждую секунду мы держим этот вопрос на повестке дня и находим точки соприкосновения. Опыт совместной работы у нас имеется. Достаточно вспомнить «проблему 2000» – переход из одного тысячелетия в другое. Тогда мы показали блестящий пример совместной работы двух государств. Ночь на 1 января, будучи командиром дивизии, лично я встретил на командном пункте. Тогда мы сумели договориться об обмене представителями наших стран на командных пунктах.

Владимир Байкин,
генерал-майор, референт командующего ВКО

Уже не враги, но еще не союзники

Желание принимать участие в подобных обсуждениях, с тем чтобы откровенно высказать свою точку зрения, лишь первая ступень на пути к взаимодоверию. Однако улыбаясь и заверяя друг друга в том, что на самом деле дела обстоят хорошо, мы не решаем проблему, а только загоняем ее вглубь.

Неутешительные итоги

После распада Советского Союза Соединенные Штаты Америки и европейские государства, входящие в состав НАТО, расценив прекращение холодной войны как собственный выигрыш, посчитали, что они получили право на репарации в виде односторонних уступок со стороны Москвы.

За примерами далеко ходить не надо. Михаил Горбачев гарантирует объединение Германии, а Джордж Буш-старший в ответ обещает не включать Восточную Германию в НАТО, не «атомизировать» ее. По вине Горбачева эта договоренность не была юридически оформлена и обещание осталось невыполненным. Нас обманули.

Далее. Билл Клинтон заверяет, что Североатлантический альянс не будет расширяться за пределы объединенной Германии. Борис Ельцин в спешном порядке выводит Западную группу войск с немецкой территории. Результат – НАТО у порога России, до Эстонии включительно.

Мы помогаем Бушу-младшему и Обаме по Афганистану, сдерживаем ядерные амбиции Ирана, сокращаем на одну треть свой ядерный арсенал. И снова это лишь односторонние уступки с нашей стороны.

Подобных последствий распада СССР никто не ожидал. Получилось все ровным счетом наоборот: сохранились бы Советский Союз и прежняя группировка наших Вооруженных Сил в Европе, не было бы войн ни в Югославии, ни в Афганистане, ни в Ираке, ни в Ливии.

Итог двадцатилетнего сотрудничества между Соединенными Штатами и Российской Федерацией неутешителен: мы теперь ближе друг к другу, но в целом ситуация в мире стала более напряженной. Мы уже не враги, но еще далеко не союзники. В лучшем случае – партнеры. В наших странах пока преобладают настроения дрейфа друг от друга. Происходит это из-за непонимания существа вопроса частью элит – как в Америке, так и в России. Причем в США эти настроения сильнее.

Почему? Потому, что в российской власти произошла смена поколений. У нас не осталось политиков, которые могли бы влиять на принятие решений, политиков уровня Збигнева Бжезинского или Генри Киссинджера, которые сохранили свое влияние до настоящего времени. Это старое поколение и выступает хранителями концепции недоверия к России. В нашем возрасте трудно менять идеологию. Но все мы прекрасно понимаем: если Америка и Россия сохранят этот уровень недоверия друг к другу, безопасность мира будет только разрушаться.

Ни для кого не секрет, что США сейчас находятся в сложном положении. Любовь к Америке не выросла ни в арабском мире, ни на Ближнем Востоке, ни в Центральной Европе. Немцы и французы не хотят размещать у себя элементы ПРО. Заинтересованы в этом лишь наши бывшие союзники по Варшавскому договору, в частности поляки и румыны, да еще, например, эстонцы. Они не понимают, что в случае реальной угрозы позиционные районы элементов ПРО будут первоочередными целями.

Мы должны быть вместе

«Против кого евроПРО?» – так назывался замечательный экспертный анализ, опубликованный недавно в «Военно-промышленном курьере». Действительно, евроПРО не нацелена на уничтожение ни северокорейских, ни иранских ракет. В этой связи вспоминается анекдот про американского эксперта, который докладывает своему руководству: «Есть две новости – плохая и хорошая. Плохая – в Иране появилась атомная бомба. Хорошая – сбросить ее можно только с верблюда».

Иран и Северная Корея действительно никак не могут угрожать сегодня Западу. В Иране еще нет ядерного оружия как такового, а у Северной Кореи – возможности донести ядерные боеприпасы до Европы…

Выход один: не тратить деньги, а наладить с Россией тесные дружеские отношения. Единая цель для России и Америки – вот основа для взаимного доверия. Как только у нас появляется общая цель – будь то угроза фашизма или международного ядерного терроризма, мы сразу находим пути решения. В годы Второй мировой войны, несмотря на совершенно разные политические системы, СССР и Соединенные Штаты стали союзниками, потому что появился враг, который угрожал всему миру.

Мы должны быть вместе. У американцев в России больше интересов и союзников, чем в Европе. И не будем забывать о восточном партнере, «спящем тигре», который через два-три десятилетия с точки зрения экономической станет гигантом и с ним будет трудно найти общий язык. Чем не основа для взаимодоверия между Россией и США?

Как убедить в этом политиков? Это задача не одного дня и не одного месяца. Но мы должны думать о наших внуках и правнуках. Все наши рекомендации должны исходить из позиции общей безопасности, в том числе и наших руководителей. Думаю, у нас многое получится.

Есть и конкретные предложения для укрепления взаимодоверия – совместные учения, обучения в одних и тех же вузах. Большую роль играют и личные знакомства – человеческий фактор, и поездки, неформальные визиты. Абсолютно уверен, что у нас просто нет другого выхода. Рано или поздно мы все равно к этому придем.

Слушать и слышать

В сентябре 2002 года я прилетел в Соединенные Штаты Америки, возглавив делегацию Государственной думы от Комитета по безопасности. Мне довелось выступить в конгрессе США, когда принималось решение о ведении войны в Ираке. В своей речи я призывал американцев не вводить войска в Ирак. На 180 миллиардов долларов, запланированных ими на проведение военной операции, можно было бы купить с потрохами всю семью Саддама Хусейна, весь его генералитет. Я говорил о том, что поставив к стенке араба и обыскивая его на глазах жены, детей, американцы будут множить своих врагов, которые постараются повторить 11 сентября. Мы уже обожглись в Афганистане и знаем, что такое мусульманский мир.

Но никто из американцев не захотел меня услышать. Мне отвечали, что Америка не Россия, что американским войскам достаточно трех месяцев, чтобы навести порядок на Ближнем и Среднем Востоке… Прошло девять с лишним лет. И что будет дальше в регионе, неизвестно – вот какой костер подожгли.

Еще один пример – Грузия. До последнего момента мы были за территориальную целостность этой закавказской страны. Американские же военные обучили и вооружили армию Саакашвили, снабдили ее средствами не только поражения, но и связи, целеуказания... Ни для кого это не было тайной, WikiLeaks откройте. Но сегодня все делают вид, что Саакашвили сам принял решение напасть на Южную Осетию. Конечно, сам, но советники-то у грузинского президента были американские. А теперь США обижаются, почему Россия признала независимость и Южной Осетии, и Абхазии. Если бы мы доверяли друг другу, этого бы не произошло. В результате ни Абхазия, ни Южная Осетия никогда не вернутся в состав Грузии.

Нам необходимо продолжать поиск путей, ведущих к укреплению доверительных отношений между нашими странами. В марте 2012 года группа «Эльба» подготовит конкретные формулировки, рекомендации по повышению уровня доверия, которые мы предоставим нашему политическому руководству.

Анатолий Куликов,
генерал армии, президент Клуба военачальников РФ

Опубликовано в выпуске № 2 (419) за 18 января 2012 года

Loading...
Загрузка...
Аватар пользователя Сергей М.
Сергей М.
08 февраля 2012
Авторам. Считаются только с сильными. Какова у нас производственная и научная мощь для быстрого наращивания ответа? Многие направления убиты тупыми и политиками и министрами МО. Это и "Пионеры" и "Барки" и "Коалы" и есть еще, что я не знаю, в силу некомпетенции.
Аватар пользователя HZ66
HZ66
22 февраля 2012
Генерал должен оперировать фактами, а не "НАТО у порога". Достаточно сравнить численность войск НАТО в Европе в 1990 и сейчас. При нынешнем российском руководстве никаких доверительных отношений с Западом не будет. Уровень интересов разный.
Аватар пользователя Сергей М.
Сергей М.
08 февраля 2012
Авторам. Считаются только с сильными. Какова у нас производственная и научная мощь для быстрого наращивания ответа? Многие направления убиты тупыми и политиками и министрами МО. Это и "Пионеры" и "Барки" и "Коалы" и есть еще, что я не знаю, в силу некомпетенции.
Аватар пользователя HZ66
HZ66
22 февраля 2012
Генерал должен оперировать фактами, а не "НАТО у порога". Достаточно сравнить численность войск НАТО в Европе в 1990 и сейчас. При нынешнем российском руководстве никаких доверительных отношений с Западом не будет. Уровень интересов разный.

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц