Версия для печати

Торжество военно-технической мысли

Противоракетной обороне столицы – полвека
Курушкин Сергей
В январе 2012 года исполняется 50 лет объединению противоракетной обороны, на вооружении которого находится единственная в мире система стратегической ПРО, стоящая на боевом дежурстве. А в минувшем декабре отмечался такой же юбилей Научно-исследовательского института радиоприборостроения (НИИРП) – головного предприятия промышленности, создавшего наряду с другими эту систему.

В январе 2012 года исполняется 50 лет объединению противоракетной обороны, на вооружении которого находится единственная в мире система стратегической ПРО, стоящая на боевом дежурстве. А в минувшем декабре отмечался такой же юбилей Научно-исследовательского института радиоприборостроения (НИИРП) – головного предприятия промышленности, создавшего наряду с другими эту систему.

Есть чем гордиться

Непосвященному человеку все покажется вроде бы предельно простым – есть некий коллектив, который конструирует, испытывает и передает свои изделия на вооружение и в эксплуатацию в войска. Да, так было всегда. Но системы ПРО – это уникальные сложнейшие военно-технические системы, их создание потребовало объединения усилий ученых, промышленности, военных на всех этапах разработки и производства.

От датируемого 1953 годом письма семи Маршалов Советского Союза в ЦК КПСС о необходимости для нашей страны стать обладательницей систем ПРО и постановления Совмина этого же года «О возможности создания средств противоракетной обороны» по настоящее время, когда значимость системы ПРО постоянно возрастает и требует постоянного совершенствования, это взаимодействие промышленности и военных остается архиважным. И особой красной осью сквозь прошедшие 50 лет проходит взаимодействие НИИРП и объединения ПРО. Вокруг этой оси выстраивалась кооперация оборонной промышленности, военных заказчиков и строителей, решая уникальные организаторские, научно-технические и производственные вопросы.

Угроза получить ответный удар надежно сдерживает потенциальных агрессоров

Это и совместные идеи, и переплетение человеческих судеб, и общие тяготы полигона, и радости первого перехвата баллистической ракеты (БР) системой «А», и создание первой системы ПРО А-35, и ее модернизация до А-35М. Здесь же надо упомянуть первую самостоятельную стрельбу боевого расчета объединения ПРО, совместные дежурные смены и заступление на боевое дежурство.

Создание и модернизация таких уникальных систем не могли идти гладко, естественно, не обходилось без ошибок, иногда весьма драматичных, тяжелых. Были конфликтные ситуации, столкновение различных мнений, ведомственных и карьерных интересов. Но всех объединяла великая цель – «обуздать» БР, создать систему ПРО, защитить страну. И тем, что эта цель достигнута, по праву гордятся ветераны НИИРП и объединения ПРО.

Важный аспект сдерживания

Каковы же военно-политические и научно-технические результаты напряженного труда коллективов НИИРП, НИИ, КБ, кооперации заводов, в течение 50 лет создававших противоракетный щит страны?

Система «А» и последовавшие за ней разработка и создание боевых систем А-35, А-35М, А-135 в военно-политическом плане сыграли значительную роль. Каждое оружие или система вооружения во все времена выполняла две основные функции. Первая и, пожалуй, главная – сдерживание нападения. Вторая – собственно отражение нападения. Важности и эффективности первой функции есть множество примеров из истории и сегодняшнего дня. Вот некоторые из них. Япония не напала на СССР в ходе Второй мировой войны потому, что на Дальнем Востоке была сосредоточена значительная сдерживающая группировка наших войск.


Фото: Михаил Ходаренок

Ракетные войска стратегического назначения никогда не использовались и, вероятно, не будут использоваться по своему прямому предназначению. Угроза получить ответный удар надежно сдерживает потенциальных агрессоров. Нанести разоружающий удар незаметно невозможно, так как у нас в стране создана система предупреждения о ракетном нападении, которая своевременно проинформирует военно-политическое руководство о ракетном ударе для принятия решения на ответные действия стратегических ядерных сил. Можно попытаться помешать своевременному принятию такого решения, предварительно выведя из строя ударами БР малого масштаба, особенно из акваторий Мирового океана, высшие звенья управления (ВЗУ). Вот здесь важнейшую роль в обеспечении живучести ВЗУ играет система ПРО, которая своевременно и с высокой надежностью может отразить такие удары.

Еще одним важным аспектом сдерживания и исключения военно-политического давления на нашу страну является демонстрация боеготовности созданных систем вооружения. Для ракетных войск это – учебно-тренировочные и испытательные пуски. Для объединения противоракетной обороны – демонстрация успешных перехватов на полигонах. Примеры этому есть. В 1971 году головной стрельбовый комплекс системы ПРО А-35 был поставлен на опытное боевое дежурство. Первая учебно-боевая стрельба с использованием средств полигонного стрельбового комплекса «Алдан» по ракете Р-14, запущенной с полигона Капустин Яр, которая явилась одним из этапов государственных испытаний, была успешно выполнена 9 июня 1970 года. (Всего на полигонном стрельбовом комплексе «Алдан» проведено 179 успешных пусков противоракет.)

В январе 1972-го завершены государственные испытания головного комплекса системы А-35, а уже в мае того же года были заключены советско-американские договоры по ограничению систем ПРО и сокращению стратегических наступательных вооружений. Конечно, это произошло не только из-за успешного развития ПРО в СССР, но скорее всего эти успехи были определяющими. Этому есть подтверждение. В конце 90-х годов прошлого века положение Вооруженных Сил России стало весьма плачевным, в том числе и в области развития систем ПРО. Как же поступили американцы? Они в одностороннем порядке вышли из Договора по ПРО. Им показалось, что больше ничего их не сдерживает. И сделали они это напрасно.

Рождение нового рода войск

В военном плане создание систем ПРО и принятие их на вооружение дали толчок подготовке специальных военных кадров, перепрофилированию военных училищ, открытию новых факультетов и кафедр в военных академиях.


Фото: Михаил Ходаренок

Возникла необходимость обучения в короткие сроки большого числа офицеров, которые составляли более 50 процентов формируемых частей и подразделений ПРО. Перед ними стояла задача – квалифицированно эксплуатировать самые современные комплексы и системы, которыми до настоящего времени практически не обладает ни одна армия мира.

При решении кадровой проблемы управление ПРО совместно с промышленностью выработало оптимальный порядок подготовки и переподготовки специалистов для объединения ПРО, который в дальнейшем успешно применялся в войсках РКО. На начальном этапе были организованы обучение и работа в НИИ, на предприятиях промышленности, участвующих в создании средств ПРО, совместное проведение монтажных и пусконаладочных работ. В дальнейшем были перепрофилированы на войска РКО два училища (Житомирское и Пушкинское) и усилена подготовка кадров в Калининской и Харьковской академиях, где начали функционировать еще и высшие академические курсы для старшего командно-инженерного звена. Системы ПРО, как и все средства РКО, постоянно модернизировались, и задача постоянного повышения квалификации и переучивания специалистов для этих систем была решена на базе 12-го Учебного центра ПВО.

В целом сформированная за эти годы система подготовки кадров для войск ПРО и РКО позволила направлять туда высокоинтеллектуальных квалифицированных командных, штабных и инженерных профессионалов, которые в тяжелые 90-е годы удержали системы РКО от деградации и развала и сегодня продолжают успешно нести боевое дежурство.

Создание систем ПРО дало толчок развитию идеологии и теории военного дела и военной теории. Возникла необходимость в корне изменить идеологию мышления абсолютного большинства офицеров, в сознании которых прочно укрепились навыки и знания, полученные ими в академиях и военных училищах войск ПВО по ведению борьбы с аэродинамическими средствами нападения противника. На существующие тогда в соединениях и частях ПВО при планировании боевых действий такие понятия, как «располагаемое время», «принятие решения», «доведение решения и его планирование», легли жесткие ограничения, обусловленные борьбой с БР и применением средств системы ПРО в автоматическом режиме.

В этих условиях при планировании боевых действий в основу была положена необходимость содержания средств ПРО в постоянной боевой готовности и систематического анализа боевого функционирования системы и ее средств. Это потребовало от командного состава принципиально иных действий по руководству боевыми расчетами с опорой на доскональное знание боевых программ и алгоритмов функционирования средств в различных режимах работы, осознанное понимание особенности их применения на всех этапах борьбы с баллистическими целями, знание сильных и слабых сторон СНС противника.

Создание систем ПРО, по выражению главнокомандующего Войсками ПВО страны в 60–70-е годы Маршала Советского Союза П. Ф. Батицкого, объективно привело к созданию рода войск ПРО и ПКО, «который впредь считать первым и главным». При этом новому роду ставилась стратегическая задача – выполнить боевую задачу государственной важности по своевременному, с высокой точностью обнаружению старта БР на траекториях их полета с определением района старта, места и времени до падения, по автоматизированной системе выдать эту информацию предупреждения Верховному главнокомандующему, министру обороны, главнокомандующим видов Вооруженных Сил. Быть в готовности уничтожить группу баллистических ракет противника, атакующих Москву. Вести непрерывную разведку и контроль космического пространства, особое внимание уделить обнаружению и сопровождению отечественных космических аппаратов, обнаружению, сопровождению и распознаванию иностранных ИСЗ военного назначения. Быть в готовности к разрушению космических систем военного назначения противника. Эти задачи и сегодня с учетом всех коллизий перестройки, реформ армии выполняют Космические войска.

Особой гордостью противоракетчиков и сотрудников НИИРП стало участие в десяти парадах войск на Красной площади. Показ мощных противоракет весом более 90 тонн на марше вызывал восхищение наших граждан и уважение присутствующих на трибуне иностранных гостей.

Всеобъемлющие результаты

В техническом плане системы ПРО дали старт развитию сверхмощной, высокоточной радиолокации. Появились локаторы с фазированной антенной решеткой (ФАР), в которых управление лучом локатора осуществляется электронным способом, а не механическим вращением всей антенны. Это позволило практически мгновенно зондировать большие области возможного нахождения целей, летящих с огромными, практически космическими скоростями к Земле. Развилась отрасль радиопромышленности по созданию локаторов, для которой не существует проблем по обнаружению малозаметных целей на огромных дальностях, в том числе изготовленных по хваленой технологии «Стелс». Эти локаторы способны на дальности более тысячи километров обнаруживать объекты размером с куриное яйцо и при этом с высокой точностью определять их положение и траекторию движения.

Родоначальница нынешних систем ПРО – система «А» была, пожалуй, первой в мире сложной системой вооружения, в которой управление большим множеством разнотипных объектов осуществлялось полностью автоматически, без вмешательства человека, по заранее разработанным боевым алгоритмам. К этому обязывала не имевшая до этого аналогов скоротечность противоракетного боя, в котором множество перехватчиков наводится на множество баллистических целей, несущихся на космических скоростях и сопровождаемых множеством разнотипных локаторов, объединенных быстродействующими системами связи и передачи данных и управляемых с главного командно-вычислительного центра. Человек физически не успевал всем этим управлять. И сами научные термины: «большие системы», «сложные системы вооружения» и т. д. во многом обязаны своим появлением системам ПРО, которые дали мощный импульс их бурному развитию, в том числе и кибернетике, которая в то время официально не признавалась в СССР.

Системы ПРО дали мощный толчок развитию как вычислительной техники, так и специального программного обеспечения к ней. Сложность алгоритмов управления, скоротечность противоракетного боя и тогда, пятьдесят лет назад, и сейчас предъявляют очень высокие требования к характеристикам вычислительного комплекса: быстродействию, объему памяти, надежности, способности к восстановлению вычислительного процесса после сбоев, стойкости к внешним воздействиям и др. При этом вычислительный комплекс должен быть сопряжен линиями связи со средствами и работать в реальном времени управления ими. Кстати, и сам термин «работа в реальном времени» появился именно тогда, пятьдесят лет назад. Необходимо признать, что и тогда, да и сейчас возможности вычислительной техники уже традиционно отстают от потребностей, продиктованных сложностью решаемых задач управления.

С другой стороны, это отставание определило именно в нашей стране активное развитие многих общих теоретических и прикладных наук. Как говорится, голь на выдумки хитра. Серьезно продвинулись численный анализ, методы аппроксимации и интерполяции, теория вероятностей и математическая статистика, методы линейной и нелинейной оптимизации, методы оптимальной фильтрации и многие другие.

С началом работ по тематике ПРО началась погоня за скоростью в ракетостроении. Для своевременного перехвата на заданных рубежах боевых головок БР, летящих со скоростью до семи километров в секунду, необходимо было обеспечить скорость противоракеты (ПР) до двух и более километров в секунду. При этом времени на неторопливый разгон нет. Необходимо развивать эту огромную скорость на первых секундах полета в самых плотных слоях атмосферы. Необходимо было решить сложную задачу создания мощных ускорителей, решить проблемы температурных перегрузок и управления противоракетой в таких условиях. Бортовые системы и перехватчик в целом должны были выдерживать огромные перегрузки, при этом ракета должна быть полностью управляемой.

Проблемы шаг за шагом были успешно решены. Сегодня мы имеем уникальный гиперзвуковой перехватчик, не имеющий аналогов в мире. Конечно, он не решает всех проблем современной ПРО. Необходимо идти дальше. Создавать противоракеты, которые способны осуществлять перехват на дальних подступах к объектам обороны, с применением методов самонаведения, с помощью которого необходимо решить задачу прямого попадания и безъядерного поражения.

Следует заметить, что первый перехват 4 марта 1961 года был безъядерный. Боеголовку поразило осколочное поле. И после первого перехвата еще десять раз боеголовки поражались тем же способом. Это тот результат, к которому мы и американцы стремимся сейчас.

Возникает вопрос: что, мы не можем повторить результат пятидесятилетней давности? Необходимо объективно на него ответить. Стрельба в те годы велась не по головным частям (ГЧ) межконтинентальных баллистических ракет, а по ГЧ БР средней дальности без средств преодоления ПРО, с характеристиками уязвимости значительно меньшими, чем у МБР. Кроме этого, для получения приемлемых точностей наведения на полигоне были развернуты три радиолокатора точного наведения (РТН), развернутые на окружности диаметром 170 километров, которые обеспечивали методом триангуляции за счет разнесенной базы необходимую точность определения положения цели в процессе наведения перехватчика.

Для создания боевой системы, обеспечивающей перехват множества целей, такое построение было громоздким, дорогостоящим и весьма ненадежным. В этом нельзя винить первопроходцев. Они это понимали. Как пишет в своих воспоминаниях участник первого пуска, доктор технических наук Юрий Каменский, «…начиная с 1956 года проводился целый ряд экспериментов по определению уязвимости ГЧ БР осколочными и в особенности ядерными боевыми частями (ЯБЧ) ПР. По их результатам (после подключения к работам по ПРО организаций МСМ (ныне Росатом) и ученых Академии наук) становилось все более ясным, что возможности поражения ГЧ БР с помощью осколочной боевой части ограниченны».

В итоге было принято решение: боевую систему А-35 оснащать ядерной боевой частью. Для получения надежных данных по поражающему действию высотных ядерных взрывов (ЯВ) была проведена серия таких взрывов при пусках БР с ядерными зарядами с полигона Капустин Яр в район полигона Сары-Шаган, где была дислоцирована система «А», – операция «К». Задачей этой операции являлось определение воздействия ЯВ на ГЧ БР, атмосферу, работу радиотехнических средств системы и на наведение ПР. И по сей день это единственные экспериментальные данные по воздействию высотных ЯВ на вооружение и военную технику, так как 5 августа 1963 года в Москве был подписан Договор о запрещении ЯВ в атмосфере и под водой.

На базе экспериментальных данных операции «К», проведенной на системе «А», были построены теоретические и прикладные модели как развития различных факторов высотного взрыва, так и их влияния на радиолокационные средства и другую технику. Как говорится, результат на века.

Создание систем ПРО потребовало новых подходов к средствам и методам испытаний. Существенное развитие получила измерительная техника. Полномасштабные натурные испытания на такой системе проводить было невозможно из-за больших финансовых затрат и ограничений по безопасности их проведения. Широкое применение получили методы математического моделирования на цифровых вычислительных машинах. При этом исходные данные для моделирования получались при проведении стендовых и натурных экспериментов. Для оценки характеристик радиолокационных средств и радиотехнических бортовых противоракетных средств впервые начали привлекать специальные космические аппараты.

В целом по итогам испытаний системы «А» был разработан опытно-теоретический метод проведения испытаний сложных систем вооружения, за который группа военных и гражданских ученых была удостоена Государственной премии. В настоящее время опытно-теоретический метод получил широкое развитие и применение для испытаний сложных систем различного назначения не только у нас в стране, но и за рубежом.

И самое главное…

Противоракетная оборона в нашей стране продолжает свое развитие. В конце 2010 года завершилось реформирование оборонно-промышленного комплекса, занимающегося вопросами воздушно-космической обороны. Наше предприятие – ОАО «НИИРП» присоединено к ОАО «Головное системное конструкторское бюро «Алмаз-Антей» имени академика А. А. Расплетина» (из которого оно 50 лет назад вышло). Теперь в ОАО «ГСКБ «Алмаз-Антей» интегрирован весь научно-технический потенциал, занимающийся вопросами борьбы с воздушно-космическими целями. Есть молодежь, есть высококвалифицированные инженеры, прошедшие хорошую школу создания систем ПВО и ПРО.

Продолжают работать в нашем коллективе и передавать свой богатый опыт создатели первых систем ПРО – Айтхожин Нариман Абенович, Виноградов Борис Петрович, Ганцевич Марк Михайлович, Григорьев Вениамин Александрович, Дыгин Виталий Сергеевич, Камынин Леонид Павлович, Куликов Ванцетти Петрович, Логинов Вольмар Петрович, Оконешников Виктор Степанович, Павлов Вячеслав Васильевич, Пантелеев Борис Михайлович, Поборцев Михаил Григорьевич, Соколова Татьяна Юрьевна, Соловьев Юрий Михайлович.

На нашем предприятии сохраняются их опыт и лучшие традиции взаимодействия с объединением ПРО. Примером этого могут служить непосредственное участие командования ПРО в разработке проектов по модернизации средств и систем, при этом промышленностью максимально учитываются предложения военных по сосредоточению усилий на наиболее важных направлениях, обеспечивающих выполнение боевых задач, и все коллизии реформирования армии. Только за последние три года проведена совместная работа по модернизации и уточнению боекомплекта средств, переоборудованы КП, разработаны автоматизированные рабочие места с телемониторингом наиболее ответственных устройств и операций с командных пунктов системы. Возрождена совместная работа по испытательным пускам на полигоне с выездом на полигон командования объединения и пока сокращенных боевых расчетов. Есть и еще одно направление нашей совместной работы: на предприятие приходят уволенные офицеры, в том числе и из частей ПРО, которые, имея опыт эксплуатации и обслуживания техники, быстро осваивают специфику работы НИИ и вносят свой неоценимый вклад в создание нового вооружения ПРО.

И наверное, самое главное – центр НИИРП ГСКБ «Алмаз-Антей» как головное предприятие с кооперацией промышленности выполняет государственный заказ по модернизации и созданию новых средств и систем ПРО. Как и 50 лет назад, эта задача остается одной из сложнейших и важнейших оборонных задач. Как и прежде, по ходу ее решения возникают острейшие проблемы и ситуации, они известны, решаемы и останавливаться на них не будем. Мы искренне поздравляем наших коллег по общему делу – ветеранов промышленности и войск, всех воинов объединения ПРО с юбилеем.

Сергей Курушкин,
заместитель генерального директора – директор Центра НИИРП ОАО «ГСКБ «Алмаз-Антей»

Опубликовано в выпуске № 2 (419) за 18 января 2012 года

Loading...
Загрузка...
Аватар пользователя Александр из Перми
Александр из Перми
19 января 2012
Это торжество научно-технической мысли 80-х годов в СССР. А пока в контейнер, например, С-400 ("Триумф")вставляют ракеты со слегка обновлённой "электороникой" с начинкой С-300 Вы лукавите или не в курсе дела! Знаю сиё изнутри как работавший в те годы начальником лаборатории по разработке быстрогорящих смесевых ТРТ для всех систем ПВО-ПРО... Смотрите сайт Пермского национального исследовательского политехнического университета (ПНИПУ)!Аэрокосмический факультет, кафедра "технология полимерных материалов и порохов".
Аватар пользователя Александр из Перми
Александр из Перми
19 января 2012
Это торжество научно-технической мысли 80-х годов в СССР. А пока в контейнер, например, С-400 ("Триумф")вставляют ракеты со слегка обновлённой "электороникой" с начинкой С-300 Вы лукавите или не в курсе дела! Знаю сиё изнутри как работавший в те годы начальником лаборатории по разработке быстрогорящих смесевых ТРТ для всех систем ПВО-ПРО... Смотрите сайт Пермского национального исследовательского политехнического университета (ПНИПУ)!Аэрокосмический факультет, кафедра "технология полимерных материалов и порохов".

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц