Версия для печати

Прогноз оптимистический

Военно-политическая обстановка в мире в 2012 году
Тренин Дмитрий
Будущее невозможно предвидеть: события происходят каждый день и каждое в той или иной мере влияет на облик того, что в конце концов будет. Можно, однако, обозначить тенденции и прорисовать различные возможные сценарии развития ситуации, а также ранжировать эти сценарии по степени вероятности. Предлагаемые вниманию читателя короткие заметки на большее и не претендуют.

Будущее невозможно предвидеть: события происходят каждый день и каждое в той или иной мере влияет на облик того, что в конце концов будет. Можно, однако, обозначить тенденции и прорисовать различные возможные сценарии развития ситуации, а также ранжировать эти сценарии по степени вероятности. Предлагаемые вниманию читателя короткие заметки на большее и не претендуют.

2012 год, по-видимому, будет еще одним годом всеобщего мира на Земле. Отношения между ведущими державами в военно-политической области – Америкой, Китаем, Россией, Индией останутся в целом спокойными. Президентские выборы в РФ и США, а также смена высшего руководства в КНР пройдут на фоне безусловного приоритета внутренней – экономической, социальной, политической – повестки дня. Та же ситуация характерна и для Индии. Европа, до сих пор не ставшая самостоятельным стратегическим игроком, едва ли не полностью сосредоточена на проблемах долгового кризиса и судьбе общей валюты.

Отношения между великими державами

Сказанное не означает, что отношения на «высшем уровне» мировой стратегической иерархии останутся без изменений. Уже в 2011 году появились признаки роста напряженности между Вашингтоном и Пекином. Соединенные Штаты серией заявлений и конкретных шагов – от провозглашения новой тихоокеанской стратегии в статье госсекретаря Клинтон и повышенной активности американской дипломатии в Азии до решения о размещении контингента своих морских пехотинцев в Австралии – дали понять Китаю, что они озабочены ростом военной, особенно военно-морской мощи КНР и не приемлют перехода внешней политики Пекина в более «мускулистую» фазу.

В то же время вывод о начале перехода американо-китайских отношений в конфронтационную фазу был бы неверен или во всяком случае преждевременен. В отличие от риторики вашингтонской администрации в реальной политике США «поворот к Азии» был гораздо менее драматичным: американцы не возвращаются в АТР, поскольку никогда оттуда не уходили. Усиление группировки ВС США в регионе будет скорее относительным, чем абсолютным: в условиях бюджетных ограничений Америка сокращает военное присутствие на Ближнем и Среднем Востоке (Ирак, Афганистан) и в Европе, сохраняя прежний уровень сил и средств на Тихом океане и в Восточной Азии.

Даже в случае прихода в Белый дом республиканцев резкого поворота в российско-американских отношениях ждать не стоит

Со своей стороны пятое поколение руководителей Китая, которое будет призвано на высшие посты осенью 2012 года на очередном съезде КПК, не намерено резко менять внешнеполитический курс страны и тем более идти на столкновение с США. Долгий спор по поводу разграничения исключительных экономических зон в Южно-Китайском море, в котором КНР противостоит ряду стран АСЕАН, прежде всего Филиппинам и Вьетнаму, вряд ли будет решен и в 2012-м, но и вряд ли приведет к серьезному вооруженному конфликту. Очень важным событием, которое будет способствовать сохранению спокойствия в регионе и между КНР и США, стало недавнее (в январе уже начавшегося года) переизбрание Ма Инцзю президентом Тайваня. Г-н Ма известен как активный сторонник развития тесных связей с материковым Китаем.

В отношениях КНР с Индией и Японией сохранится нынешняя тенденция: укрепление экономических связей при нарастании противоречий в политической области. Нарастание противоречий станет главным образом результатом дальнейшего подъема совокупной мощи Китая и усиления опасений со стороны его соседей в отношении того, куда будет направлена эта мощь. Но и в рамках этих двух пар отношений вооруженные столкновения в 2012 году, даже небольшие пограничные инциденты маловероятны.

На этом фоне российско-китайские отношения будут по-прежнему выглядеть превосходно. Внутренние проблемы этих отношений – это тема для совсем другой статьи. На международной арене, например в Совете безопасности ООН, РФ и КНР продолжат выступать с общих позиций. В перспективе – уже за пределами 2012 года – Москва должна быть готова к тому, что Пекин будет стремиться получить российскую поддержку в усиливающейся конкуренции с США. Помимо этого, роль Китая в мировой политике станет повышаться. Китайские руководители будут настаивать на том, чтобы все значимые вопросы в мире решались с непременным участием КНР и чтобы ни один вопрос не мог быть решен вопреки китайским интересам.


Коллаж Андрея Седых

Выборный год отразится на отношениях между РФ и США. В Москве уже набрали силу страхи по поводу американского вмешательства во внутриполитические процессы России. В США республиканцы станут атаковать демократическую администрацию за любые «послабления» российским правителям. Вопрос о степени легитимности Владимира Путина, если он будет избран, как практически все уверены, президентом РФ, станет ключевым. Президенту Обаме, госсекретарю Клинтон и послу США в Москве Макфолу придется активно маневрировать на обоих направлениях – американо-российском и внутриамериканском. Это будет, конечно, провоцировать ответную реакцию Кремля и МИДа.

По сравнению с российскими выборами-2012 американские представляются скорее рядовыми. Тем не менее если в РФ речь не идет о передаче власти, которую Владимир Путин никогда, собственно, не выпускал из рук, то в США смена президента в принципе возможна. На момент написания этой статьи переизбрание на второй срок Барака Обамы выглядит более вероятным, но впереди еще девять месяцев борьбы и много неожиданностей. Однако даже в случае прихода в Белый дом республиканцев во главе с их нынешним фаворитом Миттом Ромни резкого поворота в российско-американских отношениях ждать не стоит.

2012-й скорее всего окажется – в лучшем случае – годом консолидации достижений «перезагрузки», чем ее дальнейшим развитием. В середине года РФ официально станет членом Всемирной торговой организации, но усилия администрации Обамы по снятию поправки Джексона – Вэника вряд ли принесут успех без очень серьезного лоббирования со стороны американских деловых кругов. В условиях кризиса, однако, бизнес США не особенно заинтересован в инвестициях в России и не будет лоббировать достаточно активно. В перспективе эту поправку, ограничивающую российско-американские экономические отношения, вероятно, не снимут «вчистую», а заменят какой-то новой – типа списка Магнитского.

Соглашения между РФ и США/НАТО о сотрудничестве в области противоракетной обороны в 2012 году достичь вряд ли удастся. Американцы и их союзники официально определятся с архитектурой ПРО НАТО на саммите альянса в Чикаго в конце мая. Саммит РФ – НАТО в эти же дни возможен, так как президент России, вероятно, будет принимать участие в чикагской встрече «Восьмерки», но этот саммит окажется скорее проходным, чем прорывным. С другой стороны, практические действия США и их союзников по выстраиванию системы ПРО в Европе в течение нескольких ближайших лет еще не будут непосредственно затрагивать интересы безопасности России и время договориться по ПРО у сторон есть.

Ближний и Средний Восток

Наиболее опасным с военно-политической точки зрения регионом мира и в 2012 году будет оставаться Ближний и Средний Восток (БСВ). Речь идет прежде всего об Иране, Сирии, Афганистане и Пакистане.


Коллаж Андрея Седых

Холодная война между Ираном с одной стороны и США, а также Израилем и Саудовской Аравией – с другой в 2011-м переросла в войну диверсионную. Есть вероятность, что в 2012-м могут последовать прямые вооруженные столкновения. Иранская ядерная программа развивается, несмотря на диверсии и засылку компьютерных вирусов, и параллельно с этим руководство Израиля приближается к порогу терпения. Оказавшись рядом с этим порогом, например, после выборов в США, Израиль может нанести удар по иранским ядерным объектам. Политическими средствами США не смогут помешать этому удару, а военными будут вынуждены поддержать своего протеже.

Результатом в этом случае станет новая война на БСВ, в которую так или иначе окажутся втянутыми многие государства региона, включая Саудовскую Аравию и арабские страны Залива. Поле противостояния расширится до палестинской Газы и ливанской долины Бекаа, а также охватит Персидский залив, Ирак и некоторые районы Афганистана. Выдержав израильско-американский удар и не опасаясь наземного вторжения и оккупации, Иран возьмет курс на создание ядерного оружия, а не только на приобретение способности к его созданию. Война с Ираном расколет международное сообщество, углубив разрыв между США с одной стороны и Китаем, Россией и, возможно, Индией – с другой.

Одна из причин желания США, их европейских союзников, а также Турции способствовать уходу президента Сирии Башара Асада состоит в их стремлении лишить Иран единственного крупного союзника в регионе, расположенного к тому же в непосредственной близости от Израиля. В течение 2012 года Асад, по-видимому, вынужден будет уйти – так или иначе. Компромисс между властями и оппозицией уже вряд ли достижим, военный переворот стал менее вероятным с увеличением числа жертв. Все более возможной становится полномасштабная гражданская война в Сирии с перспективой международного (арабского, турецкого, западного) военного вмешательства. Конфликт вполне может перекинуться на соседние страны – Ливан, Ирак, Иорданию, а также затронуть Израиль.

Ситуация в Афганистане в 2012 году будет развиваться скорее всего в направлении сокращения, а затем ухода иностранных войск, дальнейшего ослабления правительства Карзая и усиления влияния талибов. Переговоры между последними и США напоминают «политику национального примирения», проводившуюся просоветским режимом Наджибуллы. С американцами талибы будут реально договариваться в основном об условиях их ухода из страны, судьба Карзая решится не за столом переговоров, а в ходе боевых действий. Без поддержки извне Карзай способен продержаться меньше, чем в свое время Наджибулла.

Наиболее опасной страной региона с точки зрения проблем внутреннего развития останется Пакистан. Очевидная слабость гражданского правительства создает вакуум власти. В центре этот вакуум будут вынуждены заполнять военные, но на местах может вырасти влияние различного рода радикальных элементов. К счастью, Пакистан как государство более устойчив, чем многие в мире полагают, но слабость власти, религиозный радикализм, ядерное оружие и периодически обостряющийся конфликт с соседней Индией делают эту страну опасной и для себя самой, и для соседей.

Арабские страны – и те, где произошла в 2011 году смена власти, и остальные будут поглощены в основном внутренними проблемами. Ряд арабских монархий – Бахрейн, Иордания, Марокко находятся в неустойчивом состоянии. Ираку в 2012-м угрожает гражданская война и во всяком случае фактический распад на три части. Призрак гражданской войны поселился и в Йемене. Египет, потенциальный лидер арабского мира, будет занят формированием парламента, подготовкой к выборам президента и составлением новой конституции. Мир между Египтом и Израилем вряд ли нарушится в 2012 году, но отношения с Израилем и, возможно, с США станут более напряженными. Напротив, Саудовская Аравия будет играть все более активную роль в регионе, укрепляя режимы стран Залива, противодействуя Ирану на разных площадках и выстраивая взаимодействие с другой все более влиятельной региональной силой – Турцией.

Остальной мир

Смена власти в Северной Корее в декабре 2011 года прошла на удивление многих спокойно, не вызвав не только войны на Корейском полуострове или коллапса пхеньянского режима, но и серьезного скачка напряженности. Это во многом заслуга покойного Ким Чен Ира, хорошо подготовившего престолонаследие. Новый вождь Ким Чен Ын пока нуждается в поддержке регентов – родной тети и ее мужа – для упрочения своей власти. В дальнейшем от него можно ожидать не только самостоятельной политики, но и нового курса, направленного на укрепление Северной Кореи на основе «социалистического рынка» – пути, по которому давно и успешно идут Китай и Вьетнам. КНДР не откажется от своих ядерных наработок и ракетного арсенала и будет стремиться наращивать и то, и другое, но войны в Корее в обозримом будущем ожидать не приходится.

В 2012 году будут происходить многочисленные конфликты, преимущественно внутри отдельных государств. Особенно серьезные последствия такие конфликты могут иметь для крупнейшей по населению страны Африки – Нигерии, самой большой африканской страны по размерам территории – Конго, а также для самого молодого государства этой части света – Южного Судана.

Соседи России

В 2012-м, как и в предыдущие три года, вероятность нового вооруженного конфликта между Россией и Грузией останется низкой. Напротив, напряженность вокруг Нагорного Карабаха, выросшая в 2011 году, может усилиться. Возобновление войны после почти 18 лет перемирия представляется не очень вероятным, но полностью исключать возможность такой войны не следует. Слабыми по-прежнему остаются шансы на достижение армяно-азербайджанского соглашения по Карабаху. Поскольку Кавказ с точки зрения безопасности представляет собой во многом единый комплекс проблем, к сказанному приходится с сожалением добавить, что российский Северный Кавказ и в 2012-м останется очагом нестабильности и районом действий вооруженных групп, орудующих методами террора и диверсий.

Ситуация в Казахстане и странах Средней Азии характеризуется ростом социальной напряженности, остающейся в основном пока под спудом. Тем не менее декабрьские волнения в западном Казахстане позволяют представить себе масштабы недовольства. В ряде случаев – как, например, в 2010 году в Киргизии – это недовольство обращается на соседей, принадлежащих соседнему этносу. В 2010–2011 годах Киргизии – на удивление многих, в том числе в Москве – удалось сравнительно беспроблемно сменить президентскую форму правления на парламентскую, обеспечивающую более равномерное представительство различных клановых групп во власти. Другие страны региона, и прежде всего две ведущие – Казахстан и Узбекистан, приближаются к моменту передачи власти от «отцов-основателей» этих государств новым лидерам. Скорее всего состояние здоровья позволит и Нурсултану Назарбаеву, и Исламу Каримову остаться у власти в течение всего 2012 года, но час испытаний и для той, и для другой страны приближается.

Для самой России, где накануне 2012-го неожиданно для большинства наблюдателей возродилась политическая борьба, час испытаний уже наступил. Очень многое зависит от того, сумеют ли политические лидеры и стоящие за ними активные участники вновь пошедшего «процесса» совместными усилиями реформировать политическую систему РФ так, чтобы она отвечала современным реалиям. В противном случае внутрироссийский календарь 2012 года можно будет сравнивать с календарем 1912-го, а дальше – 13-го и нескольких последовавших за ним годов. Пока что, как и ровно сто лет назад, время еще есть, хотя и немного.

Дмитрий Тренин,
директор Московского центра Карнеги

Опубликовано в выпуске № 3 (420) за 25 января 2012 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...