Версия для печати

«Терминатор» для исламских террористов

А также военный реформатор и провидец, не допустивший в стране «арабскую весну»
Куделев Владимир
Месяц назад на 73-м году жизни скончался бывший начальник Генштаба Национальной народной армии (ННА) Алжира Мохаммед Ламари. 12 лет этот человек был одним из главных тяжеловесов политической жизни республики. Пройдя путь от лейтенанта до генерала, он пользовался огромным уважением военных своей страны. Но не поэтому я решил рассказать о нем читателям «ВПК»...

Месяц назад на 73-м году жизни скончался бывший начальник Генштаба Национальной народной армии (ННА) Алжира Мохаммед Ламари. 12 лет этот человек был одним из главных тяжеловесов политической жизни республики. Пройдя путь от лейтенанта до генерала, он пользовался огромным уважением военных своей страны. Но не поэтому я решил рассказать о нем читателям «ВПК»...

Мохаммед Ламари родился 7 июня 1939 года в Алжире. Военное образование получил во Франции – в кавалерийском училище в Сомуре. Однако вскоре молодой лейтенант дезертировал из французской армии, чтобы вступить в Армию национального освобождения Алжира (АНО).

Антиэкстремистский клан

После завоевания Алжиром независимости Ламари учился в СССР (в Военной академии имени М. В. Фрунзе), а затем вновь во Франции. Длительное время служил в оперативном управлении Генштаба ННА. Командовал войсками 5-го военного округа. В 1989 году был назначен на должность командующего сухопутными войсками.


Коллаж Андрея Седых

Тогда же, в 1989-м алжирские власти руками военных жестко подавили народные выступления против режима партии «Фронт национального освобождения» (ФНО). Чтобы сбить накал страстей, президент Шадли Бенджедид ввел в стране многопартийность. Первые же выборы в местные органы власти в 1990 году выиграли исламисты. Несовершенство алжирской избирательной системы позволило Исламскому фронту спасения (ИФС) победить в первом туре парламентских выборов.

Алжирские военные в лице Высшего совета национальной безопасности (ВСНБ) в январе 1992 года отменили итоги голосования и создали коллективный орган управления страной – Высший государственный совет (ВГС). Президент Бенджедид ушел в отставку. Утверждают, что именно Ламари потребовал от главы государства оставить свой пост. Другие генералы предпочли промолчать в ожидании дальнейшего развития событий.

С уходом Бенджедида армия вернулась в большую политику. Исламисты же сформировали несколько религиозных экстремистских группировок. Число жертв последовавшего вслед за этим внутриалжирского противостояния определяется к настоящему времени цифрой 200 тысяч человек.

Первые месяцы 1992 года Ламари работал советником министра обороны Алжира генерала Халеда Неззара, а в сентябре стал координатором структуры, на которую легла основная тяжесть борьбы с терроризмом. Она состояла из частей специального назначения ННА, жандармерии и полиции общей численностью до 15 тысяч. Ламари также подчинили разведку армии и полиции. Его приказы обязаны были неукоснительно исполнять все силовые структуры.

В те времена клан сторонников светского развития страны, к которому относился и Ламари, назвали терминаторами – они выступали за полное искоренение радикального исламизма и связанного с ним терроризма. В должности уже начальника Генштаба ННА Ламари координировал боевые действия против исламских экстремистов и принимал непосредственное участие в организации операций по разгрому наиболее крупных банд.

Благодаря действиям алжирских силовиков только за период с 1992 по 2001 год были уничтожены до 17 тысяч боевиков. Как отмечал Ламари в интервью французскому еженедельнику «Пуэн», к началу 2003 года в джебеле (так называют в Алжире горно-лесистую местность) оставались не более тысячи бандитов.

После 2004-го самостоятельность военных в части принятия решений на применение силы постепенно начали вновь ограничивать.

ВТС с Россией и создание новой армии

Начало налаживания взаимодействия между Алжиром и США в вопросах борьбы с терроризмом было положено после терактов 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке и Вашингтоне. Ламари тогда продолжал возглавлять «мозг» ННА. Алжирские военные стали пользоваться разведданными с американских спутников. Они также получили из Соединенных Штатов большую партию оружия и аппаратуры, включая приборы ночного видения и тепловизоры. До этого за океаном придерживались негласного эмбарго на подобные поставки Алжиру.

С этим запретом во многом связано и инициированное Ламари возобновление военно-технического сотрудничества с Москвой. Фактически оно приостановилось в начале смутных российских девяностых. В марте 1999 года Россия и Алжир подписали соглашение о ВТС. Генерал Ламари неоднократно посещал с визитами нашу страну. В ходе его поездок в РФ были заключены важные контракты, сделавшие Алжир основным покупателем отечественного оружия в Африке. В ноябре 2001 года состоялось подписание соглашения о сотрудничестве между российским военным ведомством и алжирским Министерством национальной обороны.

Москва начала активно поставлять оружие Алжиру с 2000-х годов. Еще в ту пору, когда Ламари был начальником Генштаба ННА, республика закупила в России 22 фронтовых бомбардировщика Су-24МК и шесть самолетов-заправщиков Ил-78, 18 реактивных систем залпового огня «Смерч», различные типы специальных вооружений. Тогда же были заключены контракты на модернизацию боевой техники советского производства. Только в 2001 году РФ и АНДР подписали договоры в сфере военно-технического сотрудничества на сумму 2,1 миллиарда долларов. Во многом благодаря основе, заложенной генералом Ламари, республика сегодня вышла на второе место среди зарубежных партнеров России по линии ВТС.

Начался при Ламари (в 2000-м) и переход ННА на смешанный контрактно-призывной принцип комплектования. Задуманная генералом военная реформа полностью оправдала себя. Алжирская армия создавалась по образу и подобию ВС СССР. Оснащенные тяжелыми вооружениями соединения были предназначены для классических боевых действий. Для ведения специфической войны с мобильным противником, использовавшим приемы партизанской борьбы, ННА оказалась плохо приспособленной. Важно, что трансформация армии не проводилась огульно. На направлениях, где алжирская военная доктрина предполагала возможность возникновения широкомасштабных войн, сохранены «тяжелые» танковые дивизии. Вместе с тем созданы высокомобильные «легкие» воинские части, главная задача которых – ликвидация террористических бандформирований.

Уход из политики

Ламари вышел в отставку 3 августа 2004 года. Через три месяца после получения Бутефликом второго президентского мандата. По официальной версии, генерал оставил свой пост добровольно «в связи с состоянием здоровья» (диабет и гипертония).

До Ламари никто из алжирских генералов не уходил из ННА по своей воле. Многие предположили, что президент отстранил начальника Генштаба от дел, понизив тем самым роль военных в принятии важных политических решений. Считалось, что в течение 40 лет именно военные располагали реальной властью в Алжире, в том числе «назначали» первых лиц страны. В 1995 году армия обеспечила победу Ламина Зеруаля, а в 1999-м – Бутефлики. Тогда Ламари назвал последнего наименее худшим из кандидатов в президенты...

Пунктом острых разногласий между Ламари и Бутефликой стало отношение к исламистам. Генерал не верил, что они могут быть «умеренными», и открыто критиковал политику национального примирения главы республики.

В последние годы нахождения на посту руководителя Генштаба Ламари явно колебался в своих взглядах на роль военных в политической жизни Алжира. Возможно, генерал понял, что постепенный отход ННА от политики – объективный процесс. Выросло новое поколение старших офицеров. Все они в основном получили хорошее современное образование и выступали за постепенное самоустранение армии из политических игр. Это поколение сыграло решающую роль в принятии решения о постепенной профессионализации ННА – во многом вынужденном. Учитывалась активная пропагандистская деятельность исламистов в войсках, особенно среди призывников. На рубеже 90-х годов вследствие этого надежность армии казалась весьма сомнительной.

Так или иначе, но перед президентскими выборами 2004 года Ламари заявил о нейтралитете ННА. Фактически это обеспечило победу Бутефлики. В ходе предвыборной кампании последний не без оснований опасался, что армия предпочтет его главного соперника – бывшего премьер-министра Али Бенфлиса. Перед голосованием Ламари сделал одно важное заявление. Корреспондент газеты «Матэн» задал ему вопрос: как поступят военные, если по результатам народного волеизъявления будет поставлена под угрозу стабильность государства? И Ламари предупредил: «ННА никогда не была и никогда не будет нейтральной в делах, которые касаются будущего Алжира». Как метко заметил тогда известный алжирский политик Саид Саади, «в итоге мы увидели не нейтральную армию, а ее нейтрализацию, совершенную Бутефликой».

Вместе с Бутефликой победу на президентских выборах одержали поставившие на него исламисты и национал-консерваторы из ФНО. Первых устраивало, что в период его правления они политическими средствами стали постепенно добиваться того, чего не смогли добиться военным путем. Вторые через сохранение Бутефлики на посту главы государства пытались обезопасить самих себя. То есть существовавшую и существующую административно-бюрократическую машину.

Беспокойный на покое

Незадолго до отставки Ламари командование ННА, явно выполняя политический заказ, активизировало партнерство с НАТО. Также на двусторонней основе возобновилось и сотрудничество с отдельными участниками Североатлантического альянса, в первую очередь с США. Алжир в 2000 году стал участником программы Средиземноморского диалога НАТО. Другими участниками программы являлись Египет, Израиль, Иордания, Мавритания, Марокко и Тунис. В частности, Алжир присоединился к натовской антитеррористической операции в Средиземном море «Активные усилия».

Перед отставкой Ламари обвинил некоторые западные государства в фактическом углублении кризиса в его стране за счет введения эмбарго на поставки оружия АНДР. По оценке генерала, в середине 2004 года Алжир находился «на пути выхода из кризиса, который был нам навязан или скорее посеян у нас».

Ламари во многом оказался провидцем. Он показал: если бы не военные, Алжир давно бы столкнулся с явлением, получившим сегодня название «арабская весна».

До 2004 года Ламари был единственным в иерархии ННА, кому позволялось делать публичные заявления. Он неоднократно выступал с опровержениями шумных кампаний в иностранных СМИ. В них алжирскую армию обвиняли в расправах с мирным населением в ходе борьбы с религиозным экстремизмом. Анонимно генерал анализировал обстановку в АНДР в независимых изданиях. Он продолжал делиться мыслями со страниц армейского журнала «Аль-Джейш».

После отставки Ламари крайне редко появлялся на публике. Не бросился в бизнес, как это сделали многие его коллеги. Возможно, поглощая жаренное на вертеле мясо газели и виски (он был большим почитателем того и другого), Ламари ждал, что снова окажутся востребованными его знания и огромный опыт... По крайней мере об этом писала в июле 2008 года алжирская газета «Аль-Ватан». Она пользуется репутацией близкого к алжирским военным издания. По ее данным, в АНДР тогда циркулировали слухи о возможном возвращении к делам бывшего начальника Генштаба. А год спустя Ламари прочили пост госсекретаря по вопросам обороны.

Все это осталось только слухами. Даже заклятые «друзья» Алжира не стали обвинять Ламари в делячестве. Очевидно, что у них для этого не оказалось оснований…

Моххамед Ламари умер в результате острой сердечной недостаточности в госпитале в поселка Толга близ города Бискра, что в 420 километрах к югу от Алжира. Его жизнь и победы в борьбе с международным терроризмом, его бесценный опыт и взгляды на пути реформирования ННА от армии советского образца к современной военной организации достойны, как представляется, самого пристального изучения.

Опубликовано в выпуске № 12 (429) за 28 марта 2012 года

Loading...
Загрузка...
Новости

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц