Версия для печати

Монополия на торговлю оружием должна быть сохранена

России в очередной раз реально угрожает утрата управляемости в сфере военно-технического сотрудничества
Ходаренок Михаил
В последнее время и у нас в стране, и за ее пределами часто звучат суждения о необходимости коренным образом пересмотреть сложившуюся систему военно-технического сотрудничества России с иностранными государствами, поскольку-де монополизация торговли оружием за рубежом устарела и в дальнейшем пагубно скажется на состоянии отечественного оборонно-промышленного комплекса. Попробуем разобраться, так ли это на самом деле.

В последнее время и у нас в стране, и за ее пределами часто звучат суждения о необходимости коренным образом пересмотреть сложившуюся систему военно-технического сотрудничества России с иностранными государствами, поскольку-де монополизация торговли оружием за рубежом устарела и в дальнейшем пагубно скажется на состоянии отечественного оборонно-промышленного комплекса. Попробуем разобраться, так ли это на самом деле.

Но сперва следует констатировать: высказываемые о нынешнем порядке ВТС мнения в целом сводятся к одному – лишь вследствие существенной либерализации в сфере продаж отечественных образцов вооружения и военной техники, а равно создания дополнительных условий для внешнеэкономической деятельности, возможно, большему количеству предприятий российского ОПК удастся придать ускорение развитию нашей «оборонки».

Тревожная тенденция

Да, так исторически сложилось, что поставки ВВТ за границу в нашей стране являлись прерогативой государства. В период существования СССР занимавшееся этим ведомство (в те или иные годы оно называлось по-разному) функционировало на средства, выделяемые союзным бюджетом. Однако относительно недавно правительство РФ преобразовало Рособоронэкспорт – компанию-монополиста в области торговли отечественным оружием на мировом рынке ВВТ – в открытое акционерное общество, которое осуществляет свою деятельность за счет комиссионных, получаемых за реализацию иностранным заказчикам вооружения и военной техники российских предприятий-производителей. Эти цифры утверждаются в Федеральной службе по военно-техническому сотрудничеству и согласовываются в правительстве РФ. Все финансовые операции абсолютно прозрачны. Естественно, многие детали военно-технического сотрудничества до широкой общественности не доводятся (подобная практика характерна не только для России), впрочем, надо прямо сказать, особой необходимости в этом нет. С каждым изготовителем ВВТ перед продажей подписывается соответствующий договор о комиссии, которую предприятие обязуется выплатить. Рособоронэкспорт как государственный посредник заключает в этом случае контракты и с инозаказчиком, и с нашим производителем продукции военного назначения и в дальнейшем несет полную ответственность по сделке.

Но вот теперь директорский корпус отечественной «оборонки», как и в начале 90-х, стремится самостоятельно заняться продажей за границей финальных образцов вооружения, военной техники, а также запасных частей к ним. При этом, естественно, свою позицию надо чем-то мотивировать. И в ход идут аргументы, нацеленные на сужение поля деятельности Рособоронэкспорта и фактически полную ликвидацию монополии государства на торговлю оружием.

Однако в результате подобных действий вполне реальна угроза получить полностью разрегулированный рынок ВВТ, вернувшись в результате в ситуацию хаоса в сфере военно-технического сотрудничества, которая существовала в лихие 90-е. А в тот период реально была утрачена управляемость ВТС. Оборонные предприятия, стремясь заинтересовать своими изделиями потенциальных покупателей, проводили откровенно демпинговую политику, интриговали друг против друга, а результат в конце концов оказался, мягко говоря, неутешительным – объем экспорта ВВТ резко уменьшился.

Сегодня налицо все признаки того, что тенденция к движению в этом направлении не только наметилась вновь, но и существенно окрепла. Надо сразу и откровенно заявить: ничего хорошего данное явление на нынешнем этапе развития и ВТС, и ОПК России не сулит.

Правда, российскую общественность пытаются убедить, что монополизация в области продажи оружия за рубежом приводит к резкому удорожанию предлагаемых вероятным заказчикам образцов ВВТ и как следствие к утрате конкурентоспособности изделий нашей «оборонки» по сравнению с иностранными аналогами. В этих утверждениях подчас непонятно, что преобладает: глупость, махровое дилетантство или непонимание основ торгового бизнеса (торговля, о чем уместно напомнить, – удел квалифицированных специалистов, как и почти в любом другом виде человеческого труда)? Весь его смысл как раз и заключается в том, чтобы реализовать товар по максимально возможной цене. Не забудем также: выручка облагается налогами. И если средств от продажи вооружения и военной техники поступит в бюджет страны больше, тому же предприятию – производителю вооружения, и без того не оставшемуся внакладе, государство даст дополнительные заказы уже на оснащение собственной армии, своего флота.

Скажем, можно поставить вертолеты инозаказчику, выручив по семь миллионов долларов за единицу, как гражданские машины (а они вскоре окажутся в войсках национальных вооруженных сил и станут боевыми). А можно за такой же винтокрыл получить 17 миллионов долларов. Что выгоднее для предприятия и государства, вопрос риторический.

Обратимся к недавнему тендеру MRRCA, определявшему выбор поставщика истребителей ВВС Индии. Это «состязание» выиграли французы. Вначале речь шла о сумме около 11 миллиардов долларов. Однако сейчас из Парижа раздаются голоса, что первоначальная стоимость контракта самолетостроителей Пятой республики не удовлетворяет и есть смысл говорить о новой цифре – 18 миллиардов долларов. И что-то во Франции не слышно никаких критических замечаний и возмущений: зря, мол, так поступаем. Те же французы продают свои танки «Леклерк» по цене, примерно в полтора-два раза превышающей наши запросы за Т-90С. Не отстают в этом плане от союзников по НАТО и американцы, предлагая приобрести «Абрамсы». Хотя огневая производительность данных бронированных машин куда хуже, чем нашего танка. И управляемым оружием они не оснащены.

Таким образом, чем дороже удастся продать отечественные вооружения, тем в целом лучше будет для России и производителей, тем больше денег пойдет в бюджет, тем значительнее окажется налогооблагаемая база. А если предприятия пытаются сбыть свою продукцию дешевле, они попросту обкрадывают страну. Да плюс к тому нельзя забывать про серьезнейшие претензии, предъявляемые подчас к качеству поставляемых ВВТ. В ряде случаев российская «оборонка» теряет позиции на мировом оружейном рынке по следующей причине: наверное, нельзя назвать хотя бы один контракт, выполнение которого не сопровождалось бы поступлением рекламаций от заказчика и задержками с отправкой ему изделий в строго обозначенные сроки. Подчас мы не можем найти покупателя нового образца боевой техники только потому, что субъект ВТС, ранее «пристроивший» выпускаемое им вооружение, завалил все послепродажное обслуживание. И таких примеров тоже, к сожалению, немало.

Помимо всего прочего в результате реформы военного образования в России практически прекратилось обучение иностранных офицеров и курсантов. Иными словами, мы не готовим специалистов для эксплуатации нашей же боевой техники, что самым негативным образом влияет на ВТС.

Набегут и затопчут

Впрочем, рискну мысленно представить такой гипотетический вариант: монополия в сфере военно-технического сотрудничества одномоментно ликвидирована, предприятиям ОПК предоставлено право самостоятельно реализовывать продукцию по всему белу свету. Но разве располагают они десятками представительств за рубежом? Где генеральные директора возьмут средства на открытие собственных миссий? И кто будет координировать эту работу производителей ВВТ?

В то же время постоянные и давние покупатели российской продукции военного назначения знают находящихся у них посланцев Рособоронэкспорта, что называется, в лицо. Компания намечает основные направления деятельности на много лет вперед. Составляются маркетинговые планы по сотрудничеству более чем с 60 государствами. Затем эти документы согласовываются с ведущими предприятиями, выпускающими ВВТ. Только на участие в международных выставках вооружений и содержание представительств Рособоронэкспорт тратит свыше 40 миллионов долларов ежегодно. Большие средства за последнее время отпущены на подготовку нового стенда компании – интерактивного выставочного комплекса. К нему же теперь очереди выстраиваются из иностранных делегаций. Вот он, маркетинг, в действии. Деньги выделялись на решение и многих других вопросов.

Сейчас может запросто возникнуть ситуация, при которой сотни предприятий выбегут на столь тщательно культивируемую в течение многих лет делянку и в одночасье вытопчут все, что на ней произросло. Правосубъектность в сфере ОПК в течение последнего времени растет, на выходе получается многоголовая гидра, и как следствие управляемость процессами ВТС естественным образом падает.

А у инозаказчиков много разного рода разведчиков и ходоков. Путем несложных вычислений и комбинаций они обязательно выйдут на отечественного производителя, готового торговать по демпинговой цене. И не приходится этому удивляться. Если на внешнем рынке возникает конкуренция, естественно, зарубежный покупатель будет стремиться приобрести технику дешевле.

Теперь несколько слов об изготовителях оригинальных запчастей. С этим, надо признать, тоже не все слава богу. Например, в качестве головного производителя винтокрылых машин у нас номинирована корпорация «Оборонпром». Допустим, Рособоронэкспорт получает от инозаказчика заявку на запчасти к вертолетам, скажем, колеса, аккумуляторы, приборы. Кажется, чего проще: надо сразу обратиться непосредственно на соответствующие предприятия. Взять комиссионные и продать продукцию.

Но сейчас в ходу следующая схема. В качестве исполнителя определяется «Оборонпром». Он берет комиссию за услугу и… перепоручает дело организациям, входящим в холдинг «Вертолеты России», которые также получают причитающуюся им долю и передают выполнение задания сервисному подразделению. Однако и оно далеко не последнее звено в этой цепочке: ему тоже полагаются комиссионные, а заказ поступает на Казанский вертолетный завод. Только вот и КВЗ не выпускает запчасти. Предприятие – всего лишь сборщик, своего рода интегратор – опять-таки нельзя обделять комиссионными. И лишь после него доходит очередь до непосредственного производителя запчастей. Сколько в итоге после этого может стоить обычная гайка?

Кстати, именно запчасти как раз и пытаются изъять из номенклатуры продаваемого нынешней системой ВТС вооружения и военной техники. А интегрированные структуры на этих запчастях откровенно паразитируют, не давая права на их реализацию. К примеру, на рынках ВВТ звучит выражение: АХК «Сухой» – оригинальный производитель запасных частей. Что очень далеко от истины. И Концерн ПВО «Алмаз-Антей» к таковым не относится.

Но на бумаге написано – и на русском и на английском – original equipment manufacture. И значится – АХК «Сухой». По сути все эти корпорации и интегрированные структуры – откровенно бумажные организации. Там идет настоящая война. Тот же глава ОСК Роман Троценко борется с собственниками верфей. Они умышленно банкротят судостроительные предприятия, чтобы ему копейки отдать. Все это до определенной степени даже обман руководства России, его дезинформация.

Ничем оправдать не удастся

Сегодня некоторые государственные чиновники приходят к генеральным директорам и говорят: прекратите работать с Рособоронэкспортом, мы вам дадим право на экспортную деятельность. Однако что они реально смогут продать? Страны-покупателя эти люди, как правило, не знают, языками не владеют, личных контактов и связей у них нет, подходы к заказчикам им неведомы, как и навыки организации презентаций ВВТ.

А ведь если на мероприятии присутствует, скажем, глава государства, то в этом случае должен быть один подход. Если командующий видом вооруженных сил – другой. Если на презентацию прибыл инженерно-технический состав инозаказчика – третий. Всем докладывать необходимо по-разному.

При ликвидации монополии на торговлю оружием неизбежно встанет и такой вопрос: а кто будет вести дела с теми странами, у которых денег нет, а потребность в ВВТ имеется? В этом случае в качестве оплаты предлагаются различного рода квоты (в частности даже рыбные). В Рособоронэкспорте есть специалисты, многие годы занимающиеся офсетными программами, и между прочим работает целый департамент, курирующий эту проблематику. А кто это будет делать в случае отсутствия подобных структурных подразделений? Директора, производители? Им нужны лишь «живые» деньги. Если только на время представить, что Рособоронэкспорт упразднят, эти страны фактически сразу же выпадают из линейки потенциальных покупателей российского вооружения.

В настоящее время в отечественной промышленности идут процессы интеграции. Однако по-настоящему дееспособные интегрированные структуры в ОПК появятся еще очень нескоро. Немало воды утечет, пока они встанут на ноги, внутри них прекратятся склоки и вражда между компаниями, генеральными директорами, они начнут друг с другом общаться, наладят соответствующие финансово-банковские отношения. Наверное, только тогда им можно давать право выхода на внешний рынок.

Повторю: по сути дела многие интегрированные структуры в промышленности существуют еще только на бумаге. Но зато желания торговать хватает с избытком. Хотя у многих из них еще даже внутренняя кооперация толком не налажена и по-настоящему работать они не начали.

Интегрировать предприятия ОПК в необходимых масштабах, безусловно, надо, но необходимо, чтобы соответствующая корпорация сложилась по-настоящему и приступила к эффективному производству продукции. А то предоставили некоторым предприятиям право послепродажного обслуживания, поставки запчастей, и вскоре выяснилось, что и последних у них нет.

Если предприятие хочет получить право на внешнеэкономическую деятельность, его нужно оценивать по показателям финансовой самостоятельности, стабильности, оно должно выставлять банковские гарантии. А многие из них сегодня попросту не располагают потребными деньгами.

Позволю себе еще один повтор. Кое-кто из иностранных заказчиков, конечно, радуется, когда отечественные производители ВВТ, пихаясь, взывают к потенциальным покупателям: «Я!», «Нет, я!», «А я дешевле продам!». Но уместно спросить: что, за это именно и боролись?

Предприятия, естественно, думают только о своих интересах. И это по-своему нормально, понять их можно. Грянувший кризис тоже в определенной мере оправдывал подобные «экспортные устремления». Но какой резон сейчас, когда в «оборонку» начинают поступать триллионы бюджетных рублей, рваться на внешний рынок отечественным производителям ВВТ? Ведь это теперь не является жизненной необходимостью. Им нужно обновлять фонды, повышать качество производимой продукции. Многим из них абсолютно нечего делать за рубежом. Но они упорно туда лезут.

Государству же Российскому надо больше продавать вооружения и военной техники за границами РФ. Лучше справится с данной задачей единый поставщик, определяющий ценовые параметры на переговорах с потенциальными покупателями. Если Россия хочет удержать завоеванные позиции на мировом рынке вооружения и военной техники, надо хотя бы не мешать существующим структурам ВТС, не допускать увеличения в данной сфере правосубъектности предприятий и интегрированных структур.

Между тем рынок торговли оружием не стоит на месте. К сожалению, уже обозначилась тенденция к существенному снижению контрактации в Центральной Европе и Северной Африке, в Китае и Иране. Да, российский экспорт вооружения за последние годы существенно вырос. Но некоторые регионы и страны были утрачены ввиду изменения политической обстановки внутри самих стран или вокруг них. А торговля оружием, как известно, непосредственно зависит от различных факторов международной политики. Это, безусловно, является существенной причиной для отказа от поспешного упразднения монополии на продажу вооружения и военной техники именно сейчас.

Материалы подготовлены главным редактором «Военно-промышленного курьера» Михаилом Ходаренком,
Куала-Лумпур – Москва

Опубликовано в выпуске № 17 (434) за 2 мая 2012 года

Loading...
Загрузка...
Аватар пользователя Алексей
Алексей
03 мая 2012
Статья явно заказная в защиту Рособоронэкспорт. Что представляет собой эта организация ? Типичный “кровосос” и паразит на теле российского ВПК. Начинала с нескольких процентов за посреднические услуги, а теперь они доходят до 30 % от контракта. По сути предприятия ВПК лишаются средств на перевооружение и НИОКР. А эти государственные чиновники-руководители распылюят по своим нужным структурам. Весь рост объемов экспорта шел за счет банального повышения цен и отбора у оставшихся экспортеров прав на внешнеэкономическую деятельность. Но эти резервы почти исчерпаны. А к пирогу прилипли… и жить хочется этим бывшим генералам ФСБ и армии. А что касается послепродажного обслуживания ? Так цены на наше оружие потому и были ниже, что не могли наши производители обеспечить качественное обслуживание . А для этого предприятия ВПК должны управляться не присланными бестолковыми манагерами, имеющих опыт работы где угодно, кроме ВПК, главное ведь личная преданность этим бывшим генералам. Нужны профессионалы, но им путь заказан. Что касается возможного демпинга цен ? Это полный бред. У российских производителей уже высокая себестоимость, и конкуренции внутренней практически нет. Кроме того, все сделки с ВиВТ регистрируются государством, вот и пусть предприятие с государством и определяет внешние цены. Теперь по помощи оборонэкспорта предприятиям по продвижению оружия за рубежом ? Но этой помощи фактически нет. Они заинтересованы в продвижении больших контрактов (самолеты, корабли), а остальные производители брошены на произвол судьбы. Мелочевка, стоит ли возиться… Что делать ? Ответ на поверхности. Рособоронэкспорт должна стать всего лишь одной из сервисных организаций по оказанию услуг по продвижению ВиВТ на коммерческой (но не принудительной ) основе. Конечный производитель должен иметь прямой выход на внешние рынки. Цены на ВиВТ должны определяться совместно с государством, регистрироваться и иметь обязательный принцип применения для предприятий.
Аватар пользователя Тс-с-с...
Тс-с-с...
03 мая 2012
Согласен с Вами. Абсурд. На развороте поменяли местами федеральное агентство (регулятора) и нахлебника, якобы "владеющего языками" - контору для сынков людей с васильковыми просветами.
Аватар пользователя HZ66
HZ66
13 мая 2012
Автор подменяет понятия. Все указанные проблемы решаются с помощью госконтроля и лицензирования, как это сделано в других странах-экспортерах оружия. А монополия в любой деятельности - вред.
Аватар пользователя Алексей
Алексей
03 мая 2012
Статья явно заказная в защиту Рособоронэкспорт. Что представляет собой эта организация ? Типичный “кровосос” и паразит на теле российского ВПК. Начинала с нескольких процентов за посреднические услуги, а теперь они доходят до 30 % от контракта. По сути предприятия ВПК лишаются средств на перевооружение и НИОКР. А эти государственные чиновники-руководители распылюят по своим нужным структурам. Весь рост объемов экспорта шел за счет банального повышения цен и отбора у оставшихся экспортеров прав на внешнеэкономическую деятельность. Но эти резервы почти исчерпаны. А к пирогу прилипли… и жить хочется этим бывшим генералам ФСБ и армии. А что касается послепродажного обслуживания ? Так цены на наше оружие потому и были ниже, что не могли наши производители обеспечить качественное обслуживание . А для этого предприятия ВПК должны управляться не присланными бестолковыми манагерами, имеющих опыт работы где угодно, кроме ВПК, главное ведь личная преданность этим бывшим генералам. Нужны профессионалы, но им путь заказан. Что касается возможного демпинга цен ? Это полный бред. У российских производителей уже высокая себестоимость, и конкуренции внутренней практически нет. Кроме того, все сделки с ВиВТ регистрируются государством, вот и пусть предприятие с государством и определяет внешние цены. Теперь по помощи оборонэкспорта предприятиям по продвижению оружия за рубежом ? Но этой помощи фактически нет. Они заинтересованы в продвижении больших контрактов (самолеты, корабли), а остальные производители брошены на произвол судьбы. Мелочевка, стоит ли возиться… Что делать ? Ответ на поверхности. Рособоронэкспорт должна стать всего лишь одной из сервисных организаций по оказанию услуг по продвижению ВиВТ на коммерческой (но не принудительной ) основе. Конечный производитель должен иметь прямой выход на внешние рынки. Цены на ВиВТ должны определяться совместно с государством, регистрироваться и иметь обязательный принцип применения для предприятий.
Аватар пользователя Тс-с-с...
Тс-с-с...
03 мая 2012
Согласен с Вами. Абсурд. На развороте поменяли местами федеральное агентство (регулятора) и нахлебника, якобы "владеющего языками" - контору для сынков людей с васильковыми просветами.
Аватар пользователя HZ66
HZ66
13 мая 2012
Автор подменяет понятия. Все указанные проблемы решаются с помощью госконтроля и лицензирования, как это сделано в других странах-экспортерах оружия. А монополия в любой деятельности - вред.

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц