Версия для печати

Пхеньян никого не напугал

Реальные ракетно-ядерные возможности КНДР под сомнением
Михайлов Алексей
В ночь с 12 на 13 апреля Северная Корея сделала то, что обещала, и против чего категорически возражало мировое сообщество. Состоялся запуск ракеты, заявленной как ракета-носитель (РН) Ынха-3» («Млечный путь-3»).Она должна была вывести в космос спутник дистанционного зондирования Земли (ДЗЗ) «Кванменсон-3» («Сияющая звезда-3») массой 100 килограммов.

В ночь с 12 на 13 апреля Северная Корея сделала то, что обещала, и против чего категорически возражало мировое сообщество. Состоялся запуск ракеты, заявленной как ракета-носитель (РН) Ынха-3» («Млечный путь-3»).Она должна была вывести в космос спутник дистанционного зондирования Земли (ДЗЗ) «Кванменсон-3» («Сияющая звезда-3») массой 100 килограммов.

Предполагалось, что космический аппарат будет работать на солнечно-синхронной орбите (ССО, обеспечивает прохождение КА над определенной точкой земной поверхности примерно в одно и то же время.А.М.) высотой 500 километров. Однако, как известно, попытка осуществить амбициозный проект окончилась крахом.

Все этапы подготовки к старту «Ынха-3», а также анализ возможных причин провала для еженедельника «Военно-промышленный курьер» прокомментировал специалист из российской ракетно-космической отрасли, долгое время работавший с аналогами северокорейской РН – давно снятой с вооружения у нас советской баллистической ракетой 11К65 и созданной на ее основе РН «Космос-3» (ее модификация «Космос-3М» успешно летала вплоть до недавнего времени).

Накануне «пути»

Запуску предшествовал необычный международный ажиотаж. Практически все без исключения страны пытались убедить Пхеньян в контрпродуктивности этого шага, поскольку он явно противоречил резолюциям Совета Безопасности ООН № 1718 (2006 год) и № 1874 (2009 год), которые запретили КНДР какую-либо активность в деле реализации ее программ создания ядерного и ракетного оружия.

Кстати, обе эти резолюции и соответствующие санкции были приняты сразу вслед за двумя атомными испытаниями, осуществленными Северной Кореей.

Убеждения и угрозы не подействовали. 11 апреля, за сутки до назначенного на 12–16 апреля пускового «окна», Пхеньян объявил о начале заправки РН. Старт стал практически неизбежным – по словам руководителей северокорейской ракетной программы, ему могла помешать только погода. Как пояснили эксперты, после завершения заправки «Ынха-3» компонентами ракетного топлива она должна была отправиться в полет в интервале времени от нескольких часов до пяти суток.

«Судя по внешнему виду этой ракеты-носителя, показанному по телевидению, она по габаритам (длина порядка 30 метров) напоминает советские ракеты 11К65 и «Космос-3», эксплуатация которых началась в 60-е годы прошлого столетия, – полагал мой собеседник. – На заправку этих ракет компонентами топлива и сжатыми газами, а также на заключительные операции уходило восемь-десять часов. Затем эти ракеты могли находиться на стартовом «столе» в заправленном состоянии от нескольких часов до пяти суток. Если запуск не выполнялся, пусковому расчету приходилось сливать компоненты топлива».

«Поэтому следует ожидать запуск северокорейской ракеты-носителя максимум в ближайшие пять суток», – уверенно предсказал специалист 11 апреля. И он не ошибся.

Что касается заявленной северокорейцами зависимости старта от метеоусловий, то в данном случае речь шла, вероятно, в первую очередь о величине скорости ветра на большой высоте. «Именно от этого параметра метеоусловий зависели запуски ракет-носителей типа «Космос-3», – напомнил эксперт.

Завершение не просматривается

«Ынха-3» взлетела в 2.38 по московскому времени из района на северо-западе КНДР. Полет ракеты продолжался не более минуты, после чего на высоте до 70 километров она взорвалась и ее обломки упали в Желтое море. Центральное телеграфное агентство Северной Кореи (ЦТАК) сообщило о неудачной попытке запуска пять часов спустя после старта РН.

По мнению собеседника, авария случилась на участке работы первой ступени. При отсутствии точной информации о причинах произошедшего можно лишь предполагать, что полет ракеты был прерван системой аварийного подрыва, включение которой предусматривается либо при отказе ракетного двигателя, либо в случае сбоя в работе системы управления и отклонения РН от заданного курса.

«По имеющимся данным, двигатель первой ступени проработал всего около одной минуты вместо плановых 120 секунд, затем последовал взрыв, – сказал специалист. – Скорее всего такое могло случиться, если произошел сбой в работе системы управления. Из-за этого ракета сбилась с курса, после чего автоматически происходит срабатывание системы ее аварийного подрыва. О наличии на северокорейской ракете такой системы говорил ранее представитель Госкомитета КНДР по космическим технологиям».

Наш эксперт откровенно посмеялся над сообщениями некоторых отечественных СМИ, заговоривших о возможности падения обломков северокорейской ракеты на территорию России и приведении в этой связи в повышенную степень боевой готовности российских средств ПВО-ПРО на Дальнем Востоке. «Спутник «Кванменсон-3» выводился на солнечно-синхронную орбиту, – напомнил собеседник. – Такая орбита предполагает наклонение 98 градусов. Оно достигается пуском либо в северном направлении, либо в южном. В данном случае речь шла только о втором направлении, поскольку под зону падения отработавшей первой ступени резервировался район в Желтом море в 450 километрах от точки старта, второй ступени – к востоку от филиппинского острова Лусон».

По словам специалиста, если даже космическая программа Пхеньяна увязана, как это утверждают на Западе, с разработкой межконтинентальных баллистических ракет, Северная Корея находится лишь в начале пути, завершение которого не просматривается: «В самом деле для отработки МБР необходимы по меньшей мере десять ее успешных пусков. Если даже в случае «Ынха-3» и двух предыдущих неудачных пусков в 1998 и 2009 годах испытывались прототипы МБР, северокорейцам пока слишком далеко до «работающей» ракеты. Хотя «Ынха-3» имеет три ступени, она заметно «слабее» упоминавшихся ранее двухступенчатых российских ракет, выводивших на солнечно-синхронные орбиты полезную нагрузку массой до 850 килограммов».

Как отметил собеседник, если «Ынха-3» способна выводить на ССО полезную нагрузку массой всего центнер, сопоставимой по массе должна быть и головная часть для МБР, созданной на основе ракеты-носителя. «Но разве северокорейцы решили проблему миниатюризации атомного боеприпаса? Конечно, нет», – констатировал он.

Кстати, про прерванный полет «Ынха-3» многое, как представляется, могли бы рассказать наши военные: по данным южнокорейского Минобороны, в момент пуска в Желтом море находились корабли США, России, Китая и Республики Корея. Информацию о присутствии неких российских кораблей в Желтом море в МО РФ опровергли, однако заметили, что участники российско-китайских военно-морских учений от Тихоокеанского флота прибудут туда позднее.

Так это или нет – сказать трудно. В любом случае очевидно, что ВМС ряда стран начали «охоту» за обломками «Ынха-3» – небольшие глубины (70–100 метров) в том районе позволяют сделать это.

Со своей стороны японские военные, готовившиеся сбить «Ынха-3» в случае отклонения трассы ее полета в сторону Страны восходящего солнца, признали, что их многоцелевые системы слежения и наведения «Иджис», установленные на боевых кораблях, не засекли запуска северокорейской ракеты. Оперативную информацию о старте японцы получили от американцев, зафиксировавших его с помощью КА.

Вряд ли по плечу задача

Похожую оценку состояния дел в ракетной программе КНДР дали и американские эксперты – Пхеньян не слишком продвинулся в разработке МБР. Об этом заявил 18 апреля в конгрессе США глава Агентства по противоракетной обороне Пентагона генерал-лейтенант Патрик О'Райлли.

«В очередной раз их (северокорейцев.А.М.) постигла неудача на ранней стадии полета, – подчеркнул он, выступая на слушаниях в сенатском комитете по ассигнованиям. – Исходя из нашего собственного опыта могу сказать, что необходимо проводить очень много испытаний, в том числе летных, чтобы получить в итоге надежную ракету. Они этого не делают. И последнее их испытание показало, что прогресса в ракетной программе они не достигли».

Необходимо отметить: в Вашингтоне не сомневаются в том, что КНДР пыталась использовать вывод спутника в качестве прикрытия для своей программы разработки МБР. Объединенное командование аэрокосмической обороны Северной Америки (НОРАД) вскоре после провалившегося запуска заявило, что речь идет о трехступенчатой ракете «Тэпходон-2», которая по своим характеристикам близка к параметрам межконтинентальных ракет (дальность ее полета достигает 6,5 тысячи километров).

Американская разведка ранее высказывала предположения, что Пхеньян мог произвести до четырех таких ракет. Одна из них была испытана 5 апреля 2009 года. Носитель перелетел через Японию и рухнул в Тихий океан, преодолев примерно 3,2 тысячи километров. По мнению экспертов, пуск не был удачным, поскольку у ракеты не отделилась верхняя ступень. Согласно источникам в Пентагоне долгосрочной целью КНДР является установка ядерной боеголовки на МБР. В настоящее время Пхеньян, похоже, такими возможностями не обладает, считают американцы.

В любом случае Северной Корее придется провести еще множество пусков, чтобы «научить» летать свои ракеты-носители или МБР. Хватит ли у нее на это средств в условиях, когда экономические санкции лишь ужесточаются, а гуманитарная помощь прекращается? Вряд ли.

Опубликовано в выпуске № 17 (434) за 2 мая 2012 года

Loading...
Загрузка...
Новости

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц