Версия для печати

Ракетные войска «великого наследника»

Пхеньян стремится набрать стратегические козыри
Чуприн Константин
Корейская Народно-Демократическая Республика, по мнению многих экспертов и политологов, – обитель государственных тайн, один лишь намек на которые достаточен, чтобы неосторожный на язык подданный страны чучхе оказался в какой-нибудь «зоне революционизации», как там называют лагеря для неблагонадежных. К числу важнейших секретов КНДР принадлежит почти все, что связано с развитием ракетных войск Корейской народной армии (КНА).

Корейская Народно-Демократическая Республика, по мнению многих экспертов и политологов, – обитель государственных тайн, один лишь намек на которые достаточен, чтобы неосторожный на язык подданный страны чучхе оказался в какой-нибудь «зоне революционизации», как там называют лагеря для неблагонадежных. К числу важнейших секретов КНДР принадлежит почти все, что связано с развитием ракетных войск Корейской народной армии (КНА).

Тот самый «Скад»

Ракетные войска (РВ) Северной Кореи, чье командование для конспирации называется «бюро управления артиллерией», созданы по образу и подобию ракетных войск Китая, где они тоже секретности ради получили в свое время статус «второй артиллерии». Подчиняется это «бюро» непосредственно Верховному главнокомандующему. Ранее это был умерший 17 декабря 2011 года «Полководец и Любимый Руководитель» Ким Чен Ир, а сегодня – официально объявленный «великим наследником» его сын – Ким Чен Ын.

Как и китайские РВ, их северокорейский аналог включает части, оснащенные тактическими и оперативно-тактическими ракетными комплексами (РК). Впрочем, с учетом доктринальной задачи нанести при удобном случае военное поражение Южной Корее все части РВ КНА в регионально-геополитическом плане могут считаться де-факто стратегическими. Вдобавок северокорейцы настойчиво реализуют программу разработки межконтинентальных баллистических ракет (МБР).

Само «бюро управления артиллерией» было образовано в 1999 году с передачей под его начало всех армейских частей, вооруженных БР. Ранее они не имели единого начальства и находились в ведении командования артиллерии КНА. Ныне в арсенале «бюро» насчитывается не менее тысячи развернутых и заскладированных неуправляемых и управляемых баллистических ракет.


Коллаж Андрея Седых

Создание ракетных войск в КНДР началось еще в 60-е годы после получения от Советского Союза тактических РК 2К6 «Луна» с неуправляемыми баллистическими ракетами 3Р8 (FROG-3 – по классификации НАТО) и 3Р10 (FROG-5) в осколочно-фугасном снаряжении. Затем в 1969 году последовали поставки более дальнобойного тактического РК 9К52 «Луна-М» с неуправляемой баллистической ракетой 9М21 (Р-65, Р-70, по классификации НАТО – FROG-7) с фугасной боевой частью (БЧ). В дальнейшем в КНДР для ракет «Луна» и «Луна-М» были разработаны химические БЧ.

Однако уже в 70-е годы дальность (соответственно до 45 и 65–70 километров) и низкая точность стрельбы этих комплексов перестали устраивать командование КНА. Для удовлетворения возросшего «ракетного аппетита» было принято решение приобрести советский оперативно-тактический ракетный комплекс (ОТРК) 9К72 с управляемой БР 8К14 (Р-17, по классификации НАТО – SS-1C или Scud-B), имеющей дальность пуска 300 километров. Однако по каким-то причинам получить его непосредственно у СССР, поставившего немало таких комплексов не только своим союзникам по Варшавскому договору, но и многим странам третьего мира, у Пхеньяна не получилось. Поэтому комплексы 9К72 с боекомплектом (ракетами в фугасном снаряжении) в обход ограничений, устанавливаемых в подобных случаях изготовителями вооружений, северокорейцы закупили у располагавшего ими Египта. Президент АРЕ Анвар Садат разругался к тому времени с Кремлем и начал потихоньку приторговывать советским оружием.

Приобретение в 1976–1981 годах северокорейцами комплексов 9К72 имело для них огромное значение при налаживании производства собственных БР, за основу которых была взята легендарная 8К14. Как и китайцы (большие любители копировать зарубежные образцы военной техники, игнорируя права стран-производителей и международное право), специалисты КНДР воспользовались методом reverse-engineering, то есть разобрали ракету 8К14 до винтика и сконструировали после ее досконального изучения свою БР, несколько увеличив дальность полета (до 330 километров) за счет снижения массы боевой части. Первая северокорейская управляемая ракета оперативно-тактического назначения на основе советской 8К14, получившая название «Хвасон-5» (Хвасон – по-корейски Марс), была успешно испытана в 1984 году и запущена сначала в опытное, а в 1987-м – в серийное производство и в итоге принята на вооружение КНА. Для ракеты «Хвасон-5», помимо фугасной, разработаны химическая и бактериологическая БЧ. Пхеньян поставлял ракеты «Хвасон-5» Ирану (там они получили наименование «Шахаб-1»). Кроме того, КНДР оказала технологическую помощь Египту в изготовлении своего варианта Scud-B.

Вдохновленные успехом «Хвасон-5», северокорейцы приступили к созданию новой, более дальнобойной (с радиусом действия 500 километров за счет снижения массы БЧ и увеличения запаса горючего и окислителя путем удлинения изделия) оперативно-тактической ракеты «Хвасон-6». На Западе ее назвали Scud-С или Scud-PIP (product improvement program – программа усовершенствованного производства). Проектирование ракеты связывается с приписываемым Ким Чен Иру (тогда еще не главе государства, но уже «божеству») заявлением, датированным примерно 1987 годом: «Если мы в состоянии сделать это, нам бояться нечего. Даже американские мерзавцы не смогут нам помешать. Незамедлительная разработка «Хвасон-6» – вопрос жизни и смерти».

Ракету испытали в 90-м и приняли на вооружение КНА. Причем она тут же заинтересовала уже оценивший северокорейскую ракетную технику Иран, а также Сирию. Туда были поставлены партии «Хвасон-6», а Тегеран приобрел еще и технологию их производства под национальным наименованием «Шахаб-2». Как считают некоторые эксперты, к середине 90-х годов «Хвасон-6» якобы полностью заменили в КНА «Хвасон-5» и поставленные Египтом 8К14, отправленные на хранение.

Дальнейшим развитием оперативно-тактических ракет семейства «Хвасон» стала БР, которой на Западе присвоили условное наименование Scud-ER (ER – extended range – увеличенного радиуса действия). Она имеет дальность пуска 750–800 километров. Ее разработка, видимо, была завершена в 2003 году. Иностранные разведслужбы обнаружили ракету в 2005-м, изучая спутниковые фотографии, а публичный показ Scud-ER ракет состоялся на параде в честь 75-летия КНА 25 апреля 2007 года.

Своя «Точка»

Вместе с одноступенчатыми оперативно-тактическими ракетами типа «Скад» (Scud) КНДР освоила производство самоходных пусковых установок для них, копируя штатную ПУ 9П117М советского комплекса 9К72 (на шасси четырехосного тяжелого автомобиля высокой проходимости МАЗ-543). Возможно, здесь не обошлось без помощи специалистов из бывшего СССР, а также китайцев, выпускающих на основе МАЗ-543 тяжелые машины «Ваньшань» семейства WS2400, включая самоходные стартовые агрегаты БР.

Помимо оперативно-тактических КНДР приступила к разработке собственных тактических баллистических ракет класса «земля-земля». За основу была взята советская управляемая БР 9М79 тактического РК 9К79 «Точка» (SS-21 Scarab). С поставкой комплекса северокорейцам в 1996-м помогла Сирия, которая получила его от СССР в 1983 году.

Новый РК создали для замены устаревших комплексов «Луна» и «Луна-М» с неуправляемыми ракетами, поскольку несмотря на наличие ОТРК типа Scud, потребность в тактических ракетах осталась. Считается, что северокорейцы смогли сконструировать на основе 9М79 свой собственный вариант – KN-02, причем с дальностью стрельбы 110–120 километров (некоторые эксперты приводят показатель 140 километров), что соответствует аналогичному показателю советской тактической ракеты 9М79М1 усовершенствованного комплекса «Точка-У». Это также означало, что КНДР удалось, копируя данный советский комплекс, продвинуться в разработке систем управления ракет и освоить твердотопливные ракетные технологии (все БР типа Scud имеют жидкостные двигатели).

Испытания KN-02 проходили в 2004–2007 годах, и в 2007-м появились сообщения о принятии нового РК на вооружение, что вскоре подтвердил и показ пусковых установок на очередном военном параде в Пхеньяне. Самоходную ПУ KN-02 на шасси трехосного грузового автомобиля высокой проходимости cеверокорейцы спроектировали самостоятельно.

Общее количество нестратегических ракетных комплексов КНА оценивается такими цифрами: 24 ПУ тактических РК «Луна» и «Луна-М», 30 – KN-02 и более 30 – оперативно-тактических типа Scud (9К72, «Хвасон-5», «Хвасон-6» и Scud-ER с общим боекомплектом свыше 200 ракет, некоторые источники приводят показатель в 400 ракет, есть и сведения примерно о 180 «Хвасон-5» и более 700 «Хвасон-6»).

Следует иметь в виду, что в СССР для РК «Луна», «Луна-М», 9К72 и «Точка» в качестве основных были предусмотрены ядерные боевые части (ЯБЧ) и не исключено, что северокорейцы тоже их разрабатывают – скорее всего для ракет типа «Хвасон». В обычном же снаряжении боевая эффективность всех этих БР, особенно тактических неуправляемых, невелика – в основном из-за плохой точности, которая характеризуется значительным круговым вероятным отклонением.

Все дальше и дальше

Следующим этапом в развитии БР дальнего действия стало освоение КНДР производства стратегических ракет «Тэпходон» и «Нодон». Наименование «Тэпходон» присвоено западными экспертами по ранее бытовавшему названию района Мусуданри, где расположен главный ракетный полигон КНДР. Топонимическое происхождение имеет и придуманное южнокорейцами, а ныне используемое на Западе имя «Нодон» – это место, где данные БР были впервые замечены сеульской разведкой.

Многоступенчатые ракеты семейства «Тэпходон» продолжили северокорейскую линию развития все той же советской оперативно-тактической БР 8К14 конструкции С. П. Королева, «прародительница» которой – Р-11 – была принята на вооружение Советской армии еще в 1955 году. Это между прочим демонстрирует солидный модернизационный ресурс, более полувека назад заложенный в изделие нашими конструкторами. Некоторые источники утверждают, что разработка ракет «Тэпходон» велась с привлечением ученых из России, Китая, Ирана и Пакистана.

Первой в семействе «Тэпходон» стала двухступенчатая «Тэпходон-1» (известна в западных источниках также под наименованиями TD-1, Scud Mod.E и Scud-X), рассчитанная на среднюю дальность 2000–2200 километров, что сравнимо с тактико-техническими характеристиками советской баллистической ракеты средней дальности (БРСД) Р-12 (SS-4 Sandal) и ее китайского аналога «Дунфын-3», поступивших на вооружение соответственно в 1958 и 1971 годах.

Вторая ракета этого семейства – «Тэпходон-2» – уже межконтинентальная (известна также под наименованиями TD-2, возможными северокорейскими «Хвасон-2» и «Моксон-2», Моксон – по-корейски Юпитер). Ее дальность в двухступенчатом варианте оценивается в 6400–7000 километров, в трехступенчатом (иногда его называют «Тэпходон-3») – 8000 и более километров. Если дело обстоит так на самом деле, полагают эксперты, это означает, что КНДР уже обладает потенциальной возможностью нанести ограниченный ракетно-ядерный удар (РЯУ) по территории США. В пределы досягаемости северокорейских БР могут попасть все страны Азии и Европы, Австралия, Канада и значительная часть Африки.

Существенным недостатком «Тэпходон-1» и «Тэпходон-2», определяющим их уязвимость от упреждающих ударов противника, является то, что они запускаются со стационарных наземных стартовых комплексов, включающих пусковой стол и мачту обслуживания. Заправка горючим и окислителем этих ракет осуществляется непосредственно перед пуском и занимает продолжительное время.

Впервые американские космические аппараты видовой разведки обнаружили «Тэпходон-1» и «Тэпходон-2» в 1994-м. Достоверных данных об их развертывании нет. Однако некоторые эксперты считают, что КНА к 2010 году располагала ракетами «Тэпходон-1» в количестве от 10 до 25–30 единиц.

Одноступенчатые жидкостные БРСД «Нодон-А» и «Нодон-Б» размещаются на самоходных грунтовых установках, первая из которых создана по образцу ПУ 9П117М ОТРК 9К72 на шасси четырехосного тяжелого автомобиля высокой проходимости МАЗ-543, но с удлинением за счет дополнительной пятой оси, а вторая – на основе пусковой установки советского же стратегического РК средней дальности «Пионер» на шасси шестиосного тяжелого автомобиля высокой проходимости МАЗ-7912.

Ракета «Нодон-А» (известна также как «Нодон-1», «Родон-1» и Scud-D), как и БР серий «Хвасон» и «Тэпходон», сконструирована «по образу и подобию» все той же 8К14. Дальность стрельбы «Нодон-А» – 1350–1600 километров, что достаточно для поражения целей в союзных США дальневосточных государствах – от Японии до Тайваня. Увеличение расстояния полета, потребовавшее большего запаса топлива, в данном случае было достигнуто все тем же испытанным северокорейцами методом – за счет наращивания длины и диаметра корпуса. Космическая разведка США зафиксировала опытную «Нодон-А» на стартовой позиции в 1990-м. Испытания БР проходили долго и трудно, сопровождались целым рядом неудач, прежде чем в 1997 году началось ее серийное производство.

Размещение «Нодон-А» на высокомобильном шасси (скорость по шоссе – до 70 км/час, запас хода – 550 км) позволило обеспечить этому РК скрытность и живучесть, однако продолжительную подготовку к старту (60 минут), обусловленную в том числе необходимостью заправки ракеты компонентами топлива, следует считать существенным недостатком данной системы.

В отличие от «Нодон-А» ракета «Нодон-Б» создана на основе не 8К14, а другого советского прототипа – одноступенчатой баллистической ракеты подводных лодок (БРПЛ) Р-27 (SS-N-6 Sawfly), принятой на вооружение ВМФ СССР в 1968 году в составе комплекса Д-5 для субмарин проекта 667А. По мнению правительства США, Пхеньяну удалось получить соответствующую техническую документацию в период между 1992 и 1998 годами. В 2003-м западные разведки обнаружили эти БР на пяти самоходных пусковых установках на северокорейской авиабазе «Мирим» (в связи с чем встречается их наименование «Мирим-1», еще одно название – «Родон-2»), где новые комплексы готовили к участию в военном параде в честь Дня провозглашения КНДР 9 сентября того же года. Однако публичный показ тогда почему-то отменили. Публике их продемонстрировали лишь 10 октября 2010-го, когда праздновалось 65-летие Трудовой партии Кореи.

В июле 2004 года Министерство Народных вооруженных сил КНДР объявило, что Северная Корея приступила к развертыванию новых БРСД с радиусом действия 1860–2500 миль (2750–4000 км), явно имея в виду «Нодон-Б». А в 2007-м западные разведслужбы подтвердили наличие в составе РВ КНА подвижных комплексов с этими ракетами. В любом случае дальность стрельбы «Нодон-Б» превосходит таковую у Р-27 (2500 км), что опять-таки было достигнуто вследствие увеличения длины и диаметра корпуса по сравнению с советским оригиналом.

Указанные меры дали возможность применить на БР более вместительные баки горючего и окислителя, хотя и ухудшили ее летные характеристики. Вероятно, «Нодон-Б» может поражать американские военные объекты на Окинаве и даже (если оценка дальности в 4000 километров верна) на Гуаме, то есть уже на собственно американской территории. Американское руководство как-то выразило беспокойство тем, что если КНДР разместит «Нодон-Б» на борту замаскированных торговых судов, то это позволит северокорейцам угрожать городам на западном побережье США.

По некоторым сведениям, северокорейцы разработали также шахтный вариант ракеты «Нодон-Б», получивший в ряде источников индекс BM25 (BM – ballistic missile, баллистическая ракета) с дальностью стрельбы 2500 километров и «Мусудан-1». Возможно, шахтные пусковые установки для БР, включая перспективные межконтинентальные, строятся на новом ракетном полигоне Пондон-ри (Сохэ).

Оценки общего количества «Нодон-А» и «Нодон-Б» разнятся. Так, в британском справочнике Military Balance (2010 год) указано, что пусковых установок для обоих типов БР примерно 10, а ракет – более 90. Американская пресса в конце 2000-х предполагала, что произведено свыше 200 «Нодон-А» и около 50 «Нодон-Б».

Неизвестно, сколько этих ракет, а также БР семейства «Тэпходон» оснащено (и вообще оснащено ли?) ЯБЧ. Есть основания полагать, что в основном они имеют фугасное и химическое снаряжение. Но в обозримом будущем КНДР способна ощетиниться хотя и редким, но внушительным ракетно-ядерным частоколом – вполне достаточным, чтобы, как утверждают некоторые не лишенные чувства юмора обозреватели, нервируя соседей, продолжать собирать благотворительные урожаи риса в Южной Корее, Японии и США…

Опубликовано в выпуске № 19 (436) за 16 мая 2012 года

Аватар пользователя антон
антон
17 мая 2012
И вот такими ракетами Америкосы пугают пугливых западных европейцев, мол Иран закупил у КНР супер-пупер ракеты и будет вас обстреливать если не разрешите нам построить свои военные базы в Польше, Чехии и Румынии. А напуганые европейские господа с перепуга обделались и соглосились. И не важно что в этих ракетах больше топлива чем взрывчатки и ничего что у них низкая точность попадания и ничего что эти ракеты уже достигли максимума своей дальности но если американский друг сказал что эти ракеты опасны европе значит так и есть.
Аватар пользователя антон
антон
21 мая 2012
нужна а то ответный удар прийдётся ожидать не от одной страны а сразу от нескольких.
Аватар пользователя антон
антон
17 мая 2012
И вот такими ракетами Америкосы пугают пугливых западных европейцев, мол Иран закупил у КНР супер-пупер ракеты и будет вас обстреливать если не разрешите нам построить свои военные базы в Польше, Чехии и Румынии. А напуганые европейские господа с перепуга обделались и соглосились. И не важно что в этих ракетах больше топлива чем взрывчатки и ничего что у них низкая точность попадания и ничего что эти ракеты уже достигли максимума своей дальности но если американский друг сказал что эти ракеты опасны европе значит так и есть.
Аватар пользователя антон
антон
21 мая 2012
нужна а то ответный удар прийдётся ожидать не от одной страны а сразу от нескольких.

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц