Версия для печати

Плацдарм «Аль-Каиды» на западе Африки

Террористическая организация превратилась в организацию политическую
Бабкин Сергей
Сообщения из Мали сегодня редко встретишь в отечественных и зарубежных СМИ. Между тем ситуация, возникшая в этой африканской стране после совершенного 22 марта военного переворота, отставки президента Амаду Тумани Туре, восстания туарегов, провозгласивших независимость Азавада (территория этого региона по площади соизмерима с Францией и Бельгией вместе взятыми), по-прежнему не улучшается и чревата самыми серьезными последствиями для Африки (и не только для нее).

Сообщения из Мали сегодня редко встретишь в отечественных и зарубежных СМИ. Между тем ситуация, возникшая в этой африканской стране после совершенного 22 марта военного переворота, отставки президента Амаду Тумани Туре, восстания туарегов, провозгласивших независимость Азавада (территория этого региона по площади соизмерима с Францией и Бельгией вместе взятыми), по-прежнему не улучшается и чревата самыми серьезными последствиями для Африки (и не только для нее).

Единомышленники однообразны

Эти события, а также общий кризис власти привели к тому, что всего за месяц с небольшим «Аль-Каида в странах исламского Магриба» (АКМ), несколько других вооруженных группировок стали фактическими хозяевами двух третей малийской территории. Как отмечалось ранее на страницах «ВПК» (№№ 14 и 16 за 2012 год), кроме АКМ и союзной с ней исламистской Группы единства и джихада в Западной Африке, на севере Мали действует туарегское Национальное движение освобождения Азавада (НДОА), а также составленное преимущественно из туарегов-исламистов движение «Ансар ад-дин» («Защитник ислама»).

Формирования исламистов сразу же отметились деяниями, свойственными повсеместно их единомышленникам, будь то Афганистан или Йемен. 4 мая в городе Томбукту, превратившемся в оплот АКМ (здесь обосновались трое наиболее известных полевых командиров этой организации), они разграбили и осквернили мавзолей одного из мусульманских святых Сиди Амара, находившийся в комплексе трех средневековых мечетей (внесен в список исторического наследия ЮНЕСКО). Исламисты пообещали разрушить и другие мавзолеи комплекса, а заодно хранилище древних манускриптов.


Коллаж Андрея Седых

23 мая там же исламисты снесли памятник погибшим – монумент, воздвигнутый в память тех, кто погиб в борьбе с диктатурой генерала Мусы Траоре в 1991 году. В этой «операции» участвовали боевики «Ансар ад-дин» и АКМ. Еще одно важное занятие для боевиков двух группировок – искоренение курения.

По данным международных гуманитарных организаций, исламисты ведут себя как на оккупированной территории, совершая массовые нарушения прав человека. Такие действия встречают отпор местного населения.

14 мая вышли на манифестацию сотни жителей города Гао, протестуя против деяний контролирующих его с конца марта различных вооруженных формирований. Поводом для выступления стала попытка исламистов насадить новые порядки – накануне они воспрепятствовали игре молодежи в футбол и разбили телевизор, по которому молодые люди смотрели футбольный матч.

Новые хозяева Гао из числа боевиков «Ансар ад-дин» и НДОА попытались рассеять участников акции, открыв стрельбу то в воздух, то на поражение. В результате ранения получили пять человек. Это не испугало горожан, которые перегородили ряд улиц баррикадами. В одном из кварталов манифестанты сорвали с административных зданий и сожгли флаги двух группировок, вывесив вместо них национальные флаги Мали. «Мы больше ничего не боимся», – объявил по радио диктор местной радиостанции.

На следующий день в Гао воцарилось хрупкое спокойствие, чреватое новым взрывом. Причем, по свидетельствам очевидцев, там все больше заметным становится рост напряженности между ранее мирно сосуществовавшими исламистами и светскими туарегами из НДОА. Они недовольны попытками насадить «исламский» порядок в том виде, каким его себе представляет, например, главарь «Ансар ад-дин» Айяд аг Гали, который проповедует идеи салафитского джихадизма и не скрывает своего намерения ввести законы шариата на всей территории Мали.

Исламисты доминируют

Несколько слов про «Ансар ад-дин». Как утверждал в интервью пробравшемуся в Гао репортеру алжирской газеты «Либерте» представитель руководства этой организации Ахмада аг Биби, «говоря по-честному, действующее название нашего движения временное, оно было выбрано в спешке, сразу после военного переворота в Бамако». Цель «Ансар ад-дин» – «насаждение шариата на всей территории Мали» и попутно исполнение роли «объединителя народа Мали».

«Мы против раскола Мали, вот почему мы ведем переговоры с НДОА с тем, чтобы убедить его отказаться от идеи разделения страны, – сообщил Ахмад аг Биби. – Как первый шаг мы предлагаем руководителям НДОА согласиться с идеей автономии Азавада в федеративном Мали вместо создания независимого государства».

Излагая точку зрения движения на пути выхода из кризиса, аг Биби полагает, что только Алжир может сыграть решающую роль посредника между сторонами конфликта, поскольку Алжирская Народная Демократическая Республика – единственная страна, которая отлично знает Мали.

Как поведут себя в дальнейшем исламисты на севере Мали? Ответ на этот вопрос, похоже, будет дан после личной встречи главарей АКМ, «Ансар ад-дин» и Группы единства и джихада в Северной Африке. Она вскоре должна состояться в Томбукту.

Пока же, по данным мавританских спецслужб, сложившийся альянс АКМ и «Ансар ад-дин» позволяет исламистам занимать доминирующие позиции на севере Мали. Причем они будут только усиливаться – в регион уже хлынули подкрепления из числа тунисских, марокканских и ливийских радикальных исламистов. Кстати, последние в этом потоке составляют подавляющее большинство. Что касается марокканцев, то они прибывают либо через Алжир, либо используя регулярные авиарейсы между Касабланкой и Бамако. Эту информацию подтверждают нигерские и малийские спецслужбы, подчеркивая, что все происходящее в северной части Мали отныне затрагивает все страны Западной Африки.

Руководство отрядами исламистов в районе Томбукту осуществляет Абу Яхья Хаммам – полевой командир одного из самых боеспособных формирований АКМ. У него в заместителях ходит «местный кадр» – туарег с боевым псевдонимом Санда. «По совместительству» он занимает пост «официального» представителя главаря «Ансар ад-дин» Айяза аг Гали.

В связи с действиями исламистов ассоциация «Коллектив выходцев с севера», объединяющая несколько общественных организаций, выступила с коммюнике, в котором призвала жителей севера Мали организовываться, чтобы сопротивляться ежедневным оскорблениям и унижениям в условиях полного отсутствия политических и военных властей страны. Ассоциация предупредила, что считает власти Мали ответственными за то, что они не обеспечили безопасность населения и его имущества на севере страны.

16 мая правозащитная организация «Международная амнистия» опубликовала доклад о положении в северной части Мали, в котором на основе собранных фактов утверждается, что насилия, массовые казни, внесудебные аресты и рекрутирование детей-солдат совершали и продолжают совершать все стороны конфликта – туареги, исламисты и солдаты правительственной армии.

По данным ООН, пытаясь спастись от хаоса, 350 тысяч человек уже бежали с севера в глубь Мали и за его пределы. По крайней мере не меньше людей хотели бы последовать их примеру. Ситуация усугубляется серьезным продовольственным кризисом в ряде районов страны.

А тем временем…

В течение мая в малийской столице Бамако не прекращалось «перетягивание каната» между сторонниками бывшей военной хунты во главе с капитаном Амаду Саного и исполняющим обязанности президента страны на переходный период Дионкундой Траоре. Последний получил номинальную власть на основании соглашения о восстановлении конституционного порядка в Мали, достигнутого 6 апреля между путчистами и Экономическим сообществом стран Западной Африки (ЭКОВАС). Однако затем бунтовщики-военные фактически блокировали деятельность врио главы государства. Он лишь был приведен к присяге 12 апреля, причем первоначально предусматривалось, что его полномочия продлятся всего 40 дней.

Показательно, что в ходе церемонии принятия присяги Траоре признал: «Я сознаю, что становлюсь президентом страны, которая находится в состоянии войны». Он же проявил неожиданную для математика по образованию твердость в отношении туарегов и исламистов, пригрозив им «тотальной войной».

30 апреля стало очевидным, что не все малийские военные поддерживают хунту. В тот день, полный драматичных событий, солдаты и офицеры – сторонники свергнутого президента Амаду Тумани Туре атаковали ряд объектов, в частности штаб-квартиру путчистов в Кати близ Бамако, международный аэропорт и здание государственной радиотелевизионной компании. Нападение было отражено. Погибли свыше 20 человек.

Все это время ЭКОВАС пыталось найти общий язык с путчистами с тем, чтобы убедить их передать бразды правления Мали гражданским властям, однако предпринимаемые усилия долго не приносили никаких результатов. Страны – участницы региональной организации в случае с Мали не пожелали прибегать к военному решению проблемы, как в Гвинее-Бисау, поскольку по ряду причин не смогли бы сформировать дееспособный миротворческий контингент, перебросить его на север Мали и обеспечивать в течение достаточно продолжительного периода.

Вместе с тем на состоявшейся 19 мая в Абиджане (Кот-дИвуар) встрече руководителей МИДа государств – членов ЭКОВАС ивуарийский министр Даниель Каблан Дункан в жесткой форме возложил всю ответственность за политический тупик, в котором оказалось Мали, на путчистов и обвинил их в игнорировании мнений соседних стран. Возможно, именно внешнее давление вынудило главарей мятежников объявить 20 мая, что они «принимают решения ЭКОВАС» и согласны с тем, чтобы Траоре находился у власти в течение всего переходного периода вплоть до проведения выборов.

В свою очередь один из эмиссаров региональной организации Даниель Каблан Дункан сообщил, что ЭКОВАС, Африканский союз и ООН ясно дали понять малийским военным – хунта должна оставаться вне политического процесса. Ивуарийский министр предупредил: любые попытки вмешательства в этот процесс автоматически повлекут за собой санкции.

Тогда же представители ЭКОВАС и путчистов договорились о продолжительности переходного периода – один год. Отсчет начался с 22 мая, когда завершились 40 дней нахождения у власти Траоре.

Благодаря новым соглашениям с ЭКОВАС юг Мали избежал самого худшего – силового сведения счетов между противниками и сторонниками путчистов. При этом и хунта «не потеряла лицо», и демократические институты не умерли. Теперь в Бамако теоретически могут заняться севером страны (но не поздно ли?). Новые соглашения с хунтой положительно восприняли в странах ЭКОВАС. Однако в Бамако их приняли не все.

21 мая тысячи сторонников мятежных военных из так называемой Координации патриотических организаций Мали (КПОМ)вышли на манифестацию. Ее участники двинулись в сторону холма Кулуба, где находится правительственный квартал. Они хотели выразить протест против нового соглашения, достигнутого путчистами с ЭКОВАС, согласно которому Траоре будет находиться у власти в течение года. Кстати, тем же соглашением для капитана Саного предусмотрен почетный титул «бывшего главы государства» с соответствующими привилегиями. Не были забыты и простые путчисты. Малийский парламент принял специальный закон, предоставивший им амнистию.

Походу на Кулубу предшествовал митинг в Бамако. «Соглашения с ЭКОВАС не касаются малийцев. Это предательство. Те, кто приехал в Бамако, не считаются с малийцами», – заявил на нем лидер КПОМ Хамадун Амион Гиндо. Обвинения в измене прозвучали и в адрес Саного.

Несмотря на то, что комплекс правительственных зданий находился под охраной солдат Национальной гвардии, группа участников акции сумела ворваться в кабинет Траоре и избила исполняющего обязанности президента. 70-летний политик после оказания медицинской помощи скрылся в «безопасном убежище» и 23 мая вылетел в Париж. Как было объявлено в Бамако, для запланированного заранее медицинского обследования.

Несколькими часами ранее активисты КПОМ, презрев все договоренности с ЭКОВАС, назначили Саного «переходным президентом» Мали. Правда, в отсутствие капитана.

В поисках решения проблемы

Видя полную недееспособность малийских властей (вернее, их фактическое отсутствие), члены ЭКОВАС попытались сами вступить в контакт с новыми хозяевами северного Мали. Роль посредника возложили на Блэзу Компаоре, президента Буркина-Фасо. Выбор был далеко не случайным – община туарегов имеется и в этой стране. Компаоре быстро взялся за дело, объявив, что начал «консультации» с представителями вооруженных формирований с целью «выработки графика урегулирования кризиса на севере Мали», в частности с НДОА, «Ансар ад-дин» и Группой единства и джихада в Западной Африке (надо отметить, что АКМ в списке нет).

Речь идет о «скорейшем достижении соглашения между переходным правительством и действующими на севере страны вооруженными группами, предусматривающего сохранение территориального единства Мали, обеспечение безопасности и уважение прав человека». Для решения данной задачи в короткий срок всем группировкам предложено выработать «совместный минимальный список требований». Впрочем, посредник признает, что это вряд ли выполнимо из-за враждебных отношений между туарегами и исламистами.

Весьма показательный факт. По сведениям алжирской газеты «Либерте», Группа единства и джихада в Западной Африке представляет собой «наркоторговцев, объединившихся в движение и контролирующих несколько изолированных деревень, в частности Тангара, что в 140 километрах к северо-западу от Гао». Подобная «специализация» делает ее самой грозной на севере Мали. Вдобавок она называет себя ветвью АКМ и получила значительную часть ливийского оружия, попавшего в Мали.

Тут нельзя не упомянуть еще об одной детали. Выяснилось, что малийские туареги, вооружившись в Ливии, возвращались в родные края двумя путями – через Алжир и Нигер. По первому маршруту провезти оружие удалось (хотя в Алжире неоднократно утверждали, что в связи с ливийскими событиями охрана границ АНДР усилена), а по второму – нет: не позволили нигерские власти.

Излюбленное занятие Группы единства и джихада в Западной Африке – разграбление деревень и похищение заложников. Именно ее боевики с 3 мая удерживают алжирского консула и шестерых его подчиненных, захваченных в Гао. За освобождение пленников затребовано 15 миллионов евро. Если выкуп не будет выплачен до 8 июня, алжирцев грозят убить. Исламисты удерживают также трех западноевропейцев, угодивших им в руки 23 октября 2011 года близ алжирского города Тиндуфа, и согласны отпустить бедолаг за 30 миллионов евро.

Всего АКМ и Группа единства и джихада в Западной Африке ныне вольны распоряжаться жизнью и смертью 20 иностранцев. Все они теперь стали объектами настоящего торга, в том числе и политического. 30 апреля АКМ заявила о готовности освободить британца Стефана Малькома (похищен в ноябре 2011 года в Мали), если Соединенное Королевство предоставит возможность радикальному имаму Абу Катаде выехать в одну из стран, затронутых «арабской весной», или в любую другую страну по его выбору. Этого имама, который считается главой «Лондонистана» (под названием подразумеваются все радикальные исламисты, обосновавшиеся на берегах Темзы), англичане намерены выдать Иордании, где его с нетерпением ждет местная Фемида. АКМ предупредила: если Абу Катаду отправят в Амман, Великобритания откроет «врата ада» для своих подданных.

В целом хаос, царящий в Бамако, продолжает играть на руку формированиям исламистов и туарегов, ставших полновластными владыками севера Мали.

Опасный прецедент

Урегулирование малийского кризиса путем предоставления ЭКОВАС капитану Саного статуса «бывшего главы государства» вызвало тревогу в Африке. Во многих странах континента опасаются, что создан опасный прецедент, поощряющий инициаторов будущих переворотов. Там полагают, что ЭКОВАС должно было проявить твердость по отношению к путчистам, однако громкие слова о возможности применения силы не были подкреплены делом. Понятно, что пока организация недееспособна в военном плане, ее угрозы не испугают никого, включая тех, кто хозяйничает сейчас на севере Мали.

Есть и другая причина неожиданной мягкости ЭКОВАС.

Похоже, именно взрывоопасная ситуация в Азаваде и вынудила членов организации пойти на компромисс. Им пришлось из двух зол выбирать меньшее. К тому же складывается впечатление, что в ЭКОВАС прекрасно осознают свою неспособность повлиять на ситуацию в Мали. Следующим шагом может быть обращение за международной военной помощью, которую реально способен предоставить только Алжир.

К использованию внешней военной силы в Африке для борьбы с терроризмом все больше склоняются и в Европе. В апреле британский неправительственный Объединенный королевский институт по исследованию вопросов безопасности и обороны (Royal United Services Institute for Defence and Security Studies – RUSI) опубликовал доклад, авторы которого полагают, что в настоящее время центр приложения усилий по борьбе с терроризмом необходимо переместить в Африку, и в частности в Мали. Эксперты RUSI считают реальной тревожную перспективу возникновения региональной дуги нестабильности, которая протянется от Сахаро-Сахельской зоны до Африканского Рога.

Благодаря этой новой дуге нестабильности ослабленное в настоящее время руководство «Аль-Каиды» рассчитывает укрепить ряды своей организации и провести перегруппировку сил с тем, чтобы вновь быть способным наносить террористические удары по Западу. «Западные спецслужбы полностью осознают новые риски, связанные с эволюцией джихадизма и его расползанием на обширные территории африканских стран, власти которых либо ослаблены, либо не существуют вообще», – отмечается в докладе. В нем подчеркивается, что региональные джихадистские группы получают помощь от центрального руководства «Аль-Каиды» в виде содействия в подготовке боевиков, финансовой подпитки и поставок оружия.

В любом случае можно констатировать, что «Аль-Каида» в лице АКМ в Мали добилась того, чего она хотела всегда и везде, – установить контроль над какой-то конкретно взятой страной или ее значительной частью. Теперь АКМ выступает уже не просто как террористическая организация, а как организация политическая. И пусть пока никто не идет на переговоры с ее представителями, контакты с ней неизбежны из-за малой вероятности военного решения проблемы. А эти контакты фактически легализуют магрибскую составляющую «Аль-Каиды».

Как представляется, решить проблему севера Мали можно попытаться через налаживание диалога с НДОА и противопоставление этого светского по духу движения исламистам.

Опубликовано в выпуске № 22 (439) за 6 июня 2012 года

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц