Версия для печати

«В заоблачные пределы… Ворвалось ярчайшее свечение»

Эпизод полувековой давности из эпохи холодной войны
Саперов Владимир Рощин Геннадий
В № 20 еженедельника «Военно-промышленный курьер» была опубликована статья, посвященная первому в СССР воздушному испытанию ядерной бомбы. В этом материале рассказано о еще одной важной вехе на пути создания отечественных сил стратегического сдерживания.

В № 20 еженедельника «Военно-промышленный курьер» была опубликована статья, посвященная первому в СССР воздушному испытанию ядерной бомбы. В этом материале рассказано о еще одной важной вехе на пути создания отечественных сил стратегического сдерживания.

15 и 16 сентября 1962 года были проведены войсковые учения дальней авиации (ДА), в которых принял участие 132-й тяжелый бомбардировочный авиационный полк (тбап, город Тарту), входивший в состав 326-й тяжелой бомбардировочной авиадивизии (тбад) 6-го отдельного тяжелого бомбардировочного авиакорпуса (отбак), и 185-й тбап (город Полтава) 13-й тбад 2-го отбак, с бомбометанием штатными экипажами строевых частей с самолетов-носителей серийного производства Ту-16 термоядерных бомб из войскового запаса на Новоземельском полигоне.

Цели и подготовка

Проведение этого учения предписывалось соответствующим постановлением ЦК КПСС и Совета министров СССР от 26 апреля 1962 года. Сброс двух бомб был произведен экипажами полковника А. А. Попова (штурман – майор Виноградов) и заместителя командира 185-го тбап по политической части подполковника И. Баженова. Командиры самолета-дублера – подполковник Н. Д. Пономарев и подполковник К. С. Солдатенков. Экипажи отряда самолетов-лабораторий 71-го полигона ВВС: 15 сентября – М. Г. Воскресенский, В. Ф. Мартыненко, В. М. Лазарев, 16 сентября – В. Ф. Мартыненко, К. К. Лясников, Б. И. Коровкин. Мощность ядерных зарядов составила около 3 Мгт, высота подрыва – 2200 метров.


Коллаж Андрея Седых

Задачами летно-тактического учения (ЛТУ) являлись проверка готовности авиаполков дальней авиации, имеющих на вооружении самолеты-носители Ту-16, к боевому применению ядерных боеприпасов, определение наиболее целесообразных боевых порядков при действиях с применением ядерного оружия, проверка готовности экипажей самолетов-носителей и расчетов к подготовке и применению ядерных боеприпасов, испытания находящихся на длительном хранении ядерных зарядов на работоспособность, определение фактической мощности взрыва и воздействия взрыва на самолеты и экипажи в полете.

Учения проводились под руководством комиссии, в которую входили представители управлений ВВС, ВМФ, дальней авиации, полигонов и разработчиков изделий: председатель – первый заместитель командующего ДА генерал-полковник И. Л. Туркель, заместители председателя – начальник 6-го управления главкомата ВМФ инженер-вице-адмирал П. Ф. Фомин, начальник управления боевой подготовки ДА генерал-лейтенант К. С. Бирюков, начальник 71-го полигона ВВС генерал-лейтенант В. А. Чернорез, члены комиссии – начальник Новоземельского полигона генерал-лейтенант Г. Г. Кудрявцев, начальник оперативного управления ДА генерал-майор В. А. Быхал, генерал-майор Ф. Я. Лобанов, инженер-контр-адмирал Ю. С. Яковлев, представитель ВНИИТФа (Челябинск-40) инженер-полковник Л. Ф. Клопов, начальник испытательного управления 71-го полигона ВВС инженер-полковник С. М. Куликов.

Бомбардировщики Ту-16, участвовавшие в проведении ЛТУ, были серийными машинами, выпущенными в 1955–1956 годах. В 1959-м самолеты дооборудованы в заводских условиях средствами защиты от воздействия поражающих факторов взрыва в соответствии с рекомендациями, выработанными по результатам испытаний на 71-м полигоне ВВС и натурных ядерных испытаний. Подготовка специального бомбового вооружения и средств защиты самолетов, действий экипажей при выполнении полетов в условиях применения ядерного оружия проводилась по руководствам, разработанным для строевых частей Военно-воздушных сил с участием специалистов 71-го полигона.

Ядерные бомбы, выделенные для проведения ЛТУ, являлись серийными выпуска 1959 года, они находились на хранении и эксплуатации в частях Минобороны, где проводились периодические проверки и регламентные работы с боеприпасами в соответствии с требованиями эксплуатационной документации. Перед поставкой на аэродром «Оленья» изделия были переведены специальными формированиями Минобороны в состояние полной боевой готовности. Эксплуатационную документацию по работе с бомбами в подразделениях Минобороны также отработали в ходе летно-конструкторских и наземных испытаний при непосредственном участии специалистов 71-го полигона, для которых ЛТУ были своеобразным экзаменом.

Накануне

По плану ЛТУ для обеспечения необходимых измерений в боевом порядке полка предусматривалось использование отряда воздушных лабораторий Ту-16 от авиагруппы 71-го полигона. За шесть-семь дней до намеченной даты учения отряды боевых самолетов от авиаполков (три бомбардировщика Ту-16, включая машину-носитель) перебазировались на аэродром «Оленья». Здесь проводилась организационно-методическая работа по подготовке бомбардировщиков и их экипажей к участию в ЛТУ. В этой работе кроме комиссии по испытаниям принимали участие и специалисты 71-го полигона: М. Г. Воскресенский, Е. И. Новиков, Л. М. Мезелев и Б. Г. Щербина. Каждый экипаж машин-носителей из отрядов ДА выполнил тренировочные полеты для отработки взаимодействия с отрядом самолетов-лабораторий, пунктами управления и опытным полем Новоземельского полигона. При этом был проведен облет цели с выполнением маневра сбрасывания ядерной бомбы с самолета-носителя по дублеру.

Подвеска изделий на самолеты-носители и окончательная подготовка их к полету были выполнены расчетом воинских подразделений на аэродроме «Оленья» в день проведения ЛТУ. Полет отряда самолета-носителя и отряда самолетов-лабораторий осуществлялся по маршруту: Оленья – мыс Канин Нос – Рогачево – Панькова Земля – полигон (цель) – мыс Канин Нос – Оленья. Общая протяженность маршрута – 3350 километров. Основная группа самолетов полков взлетала со своих аэродромов.

Отряд самолета-носителя и самолетов-лабораторий с боевым порядком полков встречался в районе мыса Канин Нос. Связь в полете осуществлялась с командными пунктами аэродрома «Оленья» и Новоземельского полигона. Отряды самолетов-носителей располагались в голове боевого порядка полка. Впереди отряда самолета-носителя (на удалении 6–7 км) шел отряд самолетов-лабораторий, а перед самолетами-лабораториями – отряд самолетов обеспечения. За отрядом самолета-носителя следовали две эскадрильи боевых самолетов на удалении 50 километров в боевом порядке «колонна отрядов» с дистанцией шесть километров.

Выводы по результатам

Первый вылет в ходе ЛТУ проведен 15 сентября 1962 года в составе 24 экипажей на самолетах Ту-16, а второй – 16 сентября 1962-го. Летно-тактические учения были выполнены в строгом соответствии с планом и заданиями на полеты. По результатам самолетных и наземных измерений установлено, что мощность взрыва изделий в обоих случаях соответствовала основным техническим характеристикам ядерного заряда. Воздействие взрыва на машины Ту-16 отряда носителя проявилось в повреждении светозащитного покрытия самолетов, разрушении посадочных фар и стекол бортовых аэронавигационных огней и обгорании обтекателей антенн радиолокаторов. Полученные повреждения не повлияли на безопасность полета машин. Подразделения самолетов Ту-16 боевого порядка, находившиеся в момент светового воздействия на удалении 50–75 километров и ударной волны – от 35 до 50 километров, затруднений в пилотировании не имели. Обход радиоактивного облака взрыва экипажами самолетов, следовавших за носителем, осуществлялся на расстоянии от кромки облака не менее 25 километров. Радиоактивного облучения и загрязнения машины и экипажи при этом не получили.

Комиссия по ЛТУ отметила, что боевое применение изделий соответствующего типа с серийных Ту-16, имеющих светозащитное оборудование, обеспечивается. Перед выполнением повторных вылетов на задание требовалось проводить ремонт поврежденных узлов и восстанавливать защитное лакокрасочное покрытие самолетов. Была подтверждена достаточная подготовленность частей дальней авиации к боевому применению ядерного оружия.

Учитывая важность и значимость проведенных ЛТУ, акт комиссии по представлению главкомов ВВС, ВМФ, ракетных войск и заместителя министра среднего машиностроения был рассмотрен и утвержден министром обороны Р. Я. Малиновским и главой Минсредмаша Е. П. Славским. За этими испытаниями последовал полуторамесячный перерыв, а затем началась подготовка к завершающему этапу воздушных ядерных испытаний.

Членов экипажа носителя наградили ценными подарками. В полете участвовал весь полк, в составе одного экипажа инструктором был и командир 2-го отбак ДА генерал-лейтенант В. В. Решетников. Вот отрывок из его воспоминаний: «..Вдруг в заоблачные пределы, озолотив облака, ворвалось ярчайшее свечение. Оно озарило ровным светом все окружавшее нас пространство, проникло в кабину, рассеяло тени и осветило приборы. Это длилось секунды. Свет также тихо осел, как и появился, но спустя несколько мгновений нас раз за разом тряхнуло так, как будто мы на автомобиле на большой скорости по разбитой дороге переезжали железнодорожное полотно. Тупые удары пронизали весь каркас машины, прошли по нашим позвоночникам. Чуть закачались крылья, зарыскал нос. По циферблатам приборов загуляли стрелки. Мы пошуровали рулями, успокаивая машину, и она снова поплыла вполне послушно. Слева из ровной глади облаков стал вдруг вздыматься и стремительно расти огромный белый купол. Едва достигнув полушара, он прорвался сквозь облачный слой, таща за собой широкий дымный столб, быстро взбиравшийся на огромную высоту, уже превышавшую нашу. А на вершине его клубился, переливаясь на солнце нежнейшими тонами всех цветов радуги, колоссальный тюрбан и завис на высоте 20–30 километров. Весь полк, как по кругу почета, прошелся вокруг того тюрбана… Я радовался успешному сбросу бомбы, ее удачному взрыву, возвращению полка в полном составе… Дозиметры ничего серьезного не показали. Все машины были целы, никаких видимых повреждений не обнаружили. Исключением был самолет Баженова… На земле его показали экипажам многих полков… и затем тихо списали».

По результатам учений были сделаны выводы: боевое применение ядерных боеприпасов с самолета Ту-16 обеспечивается, части ДА достаточно подготовлены к применению ядерного оружия.

Владимир Саперов,
начальник штаба 182-го гвардейского тяжелого бомбардировочного авиаполка (1976–1979)
Геннадий Рощин,
офицер Генерального штаба ВС СССР

Опубликовано в выпуске № 23 (440) за 13 июня 2012 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...