Версия для печати

Выборы как прелюдия войны

Социально-экономические проблемы арабской республики Египет теперь ложатся на плечи исламистов
Куделев Владимир
Итак, египтяне избрали президента страны. После падения в феврале прошлого года режима Хосни Мубарака одно из ведущих государств арабского и исламского миров наконец обрело своего главу. Правда, казалось, что все шансы на успех имеет Ахмад Шафик, ставленник правивших в АРЕ в переходный период военных и последний глава правительства при Мубараке. Но победу одержал его противник – кандидат исламистов Мохаммед Морси. В результате перед самой большой по численности населения арабской страной вместо ожидаемого мира вновь замаячила перспектива конфликтов – внутренних и внешних. Однако обо всем по порядку.

Итак, египтяне избрали президента страны. После падения в феврале прошлого года режима Хосни Мубарака одно из ведущих государств арабского и исламского миров наконец обрело своего главу. Правда, казалось, что все шансы на успех имеет Ахмад Шафик, ставленник правивших в АРЕ в переходный период военных и последний глава правительства при Мубараке. Но победу одержал его противник – кандидат исламистов Мохаммед Морси. В результате перед самой большой по численности населения арабской страной вместо ожидаемого мира вновь замаячила перспектива конфликтов – внутренних и внешних. Однако обо всем по порядку.

Первый тур президентских выборов в Египте прошел 23–24 мая. Незадолго до этого началась война компроматов. По этой части АРЕ недалеко ушла от прочих демократий – и старых, и новых. Каждый из 12 кандидатов, среди которых, кстати, не оказалось ни одного египетского христианина (копта), сливал выгодную для собственного имиджа информацию о себе и соперниках.

Предвыборные интриги и заявления

13 мая предвыборный штаб слывшего технократом 70-летнего Ахмада Шафика поведал о его ратных подвигах, совершенных во время так называемой войны на истощение. Раньше об этом нигде не говорилось, хотя хорошо известно, что Шафик, как и бывший президент Хосни Мубарак, в молодости был летчиком военно-воздушных сил Египта.


Коллаж Андрея Седых

Коммюнике сподвижников экс-премьера появилось в ответ на сообщения о его мздоимстве, прозвучавшие из уст других претендентов на президентское кресло. «Генерал Шафик имеет богатое военное прошлое (он занимал пост начальника Главного штаба ВВС АРЕ.В.К.), – отмечалось в тексте. – Все признают сделанное им, начиная с того, что он сбил два израильских самолета в период с 1969 по 1970 год, когда члену парламента было всего три года».

Речь идет о депутате Эссаме Солтане. Именно он заявил, что бывший пилот якобы продал по заниженным ценам участки земли сыновьям Хосни Мубарака. Сейчас они вместе с отцом обвиняются в коррупции.

Надо, кстати, отметить, что согласно опросам к 13 мая Шафик занимал третье место по популярности среди желающих занять высший государственный пост.

Напомним: АРЕ стала первой арабской страной, подписавшей в 1979 году крайне непопулярное среди арабов мирное соглашение с Израилем. Неудивительно, что ряд кандидатов в президенты обрушились с жесточайшей критикой и на этот документ, и на Тель-Авив.

Например, один из основных претендентов на должность главы республики, а в недавнем прошлом представитель руководства «Братьев-мусульман», 61-летний врач по профессии Абдельмонейм Абуль Футух назвал в телеинтервью Израиль «расистским государством с 200 ядерными боеголовками», угрожающими Египту, и подчеркнул, что мирный договор между Каиром и Тель-Авивом должен быть пересмотрен. Неплохо характеризует политические взгляды Футуха и такой пассаж: американская операция по уничтожению главаря «Аль-Каиды» Усамы бен Ладена – это акция «государственного терроризма».

Чуть ранее в ходе теледебатов с соперником в борьбе за президентское кресло – экс-министром иностранных дел АРЕ Амром Мусой Абуль Футух утверждал, что Израиль – враг Египта, и добавил: «Я всегда считал мирное соглашение с Израилем угрозой национальной безопасности Египта. Это соглашение должно быть пересмотрено. Соглашение запрещает Египту осуществлять полный суверенитет над Синайским полуостровом (предусматривая ограничения на развертывание там египетских вооруженных сил.В.К.). Оно позволяет израильтянам въезжать на полуостров без виз».

Между тем Абуль Футух пользуется популярностью среди молодых исламистов-салафитов и, как ни странно, в некоторых либеральных кругах. Его также поддержала радикальная исламистская группировка «Аль-Гамаа аль-Исламия», отметившаяся в 90-е годы прошлого столетия серией громких терактов. В 2011-м Футуха исключили из движения «Братья-мусульмане» за выступления против консервативной линии его руководителей. Он объявил о своих президентских амбициях в период, когда лидеры «Братьев» еще не приняли решения об участии в выборах.

Впрочем, отставной дипломат 75-летний Амр Муса тоже быстро забыл, что соглашения не бывают односторонними. В общем духе избирательной кампании он присоединился к хору жаждущих провести ревизию мирного договора с Израилем. При этом он назвал палестинскую проблему «вопросом национальной безопасности» для Египта. Вместе с тем в ходе кампании Муса представлял себя как гаранта многоконфессионального и стабильного Египта, сторонника модернизации и противника исламистов.

Резервный кандидат

17 мая «Братья-мусульмане» организовали впечатляющую по масштабам демонстрацию, собрав десятки тысяч сторонников движения на манифестацию в Каире, и дали понять, что считают главным кандидатом в президенты представителя сформированной «Братьями» Партии свободы и справедливости (ПСС) Мохаммеда Морси. Ранее она победила на парламентских выборах, получив почти половину депутатских мандатов. Однако уже в середине июня Конституционный суд объявил результаты народного волеизъявления недействительными в связи с несовершенством (!) избирательного законодательства.

Официальные итоги первого тура президентских выборов были объявлены 28 мая. Во второй тур вышли Морси (24,35 процента голосов) и Шафик (23,25). Удивил настоящий прорыв на третье место левого насериста Хамдина Саббахи. Он получил 20,36 процента голосов.

Любопытно вот что. Морси был резервным кандидатом «Братьев», своеобразным «запасным колесом». Основная ставка делалась на Хейрата аль-Хатера. Однако его «дисквалифицировала» избирательная комиссия (вместе еще с 10 кандидатами). Успешный предприниматель, главный финансист и серый кардинал движения Аль-Хатер не попал в окончательный список претендентов, поскольку при Мубараке по приговору военного трибунала получил длительный срок тюремного заключения за терроризм и отмывание денег, отсидел за решеткой семь лет и вышел на свободу в марте 2011 года (Мубарака к тому времени отстранили от власти). Действующее же в Египте законодательство предусматривает, что для лица, отбывавшего наказание, возможно баллотирование на выборах лишь через шесть лет после освобождения.

Таким образом, во втором туре должны были сойтись выступающий за исламизацию египетского общества консерватор-исламист и сторонник политики твердой руки, отставной генерал, занимавший в недавнем прошлом видные государственные посты. Оба немедленно вышли на охоту за новыми голосами, клянясь в верности идеалам революции 2011 года и обещая править в случае избрания в интересах всех египтян.

Морси попытался даже апеллировать к женщинам и христианам, притом что абсолютное большинство последних отдавали предпочтение Шафику. Египтянкам он пообещал не вводить обязательное ношение хиджаба, последователям Иисуса – сохранение одинаковых с мусульманами прав. Для убедительности предвыборные плакаты Морси украсила его фотография вместе с группой сограждан, среди которых оказались три женщины – одна в никабе (мусульманская женская одежда, оставляющая открытой только кисти рук), другая с открытым лицом в традиционном мусульманском платке, третья с непокрытой головой и коптский священник.

Напряженность возросла

На избирательные участки в ходе первого тура президентских выборов пришли 46 процентов почти из 51 миллиона египтян, обладающих правом голоса. Как отметил председатель избирательной комиссии Фарук Солтан, зафиксированные нарушения не повлияли на общий итог голосования.

Делать тогда какие-либо прогнозы относительно окончательного исхода состязания представлялось сложным. Сразу стало известно, что во втором туре Морси получит голоса салафитов из партии «Ан-Нур» и занявшего четвертое место исламиста Абуль Футуха (17,13 процента голосов). Шафик мог рассчитывать на поддержку части сторонников Саббахи, а также оказавшегося на пятом месте Амра Мусы (10,9 процента голосов). В любом случае известно, что копты, составляющие до 10 процентов от общего населения Египта, в основной своей массе голосовали за Шафика. И это несмотря на то, что патриархи Коптской церкви не давали четких инструкций пастве. За него же отдало голоса и немало египтянок (видимо, из сочувствия Шафику, за месяц до выборов похоронившему жену).

Проигравшими по итогам первого тура оказались светские демократы, сыгравшие важную роль в протестных акциях, приведших к уходу Мубарака. Во втором туре им пришлось выбирать между исламистом и Шафиком, с именем которого связывались попытки реинкарнации прежнего режима, против которого они выступали.

Напряженность в стране не снижалась и в промежутке между двумя турами выборов. 25 мая «Братья-мусульмане» предупредили, что победа Шафика опасна для нации. В свою очередь Шафик заявил, что Египет рискует столкнуться с огромными проблемами в случае избрания Морси, который хочет «вернуть страну в средневековье». Он же пообещал, что став президентом, не повторит эру Мубарака, а также гарантировал египтянам восстановление стабильности и безопасности. После падения прежнего режима об этом мечтают многие граждане АРЕ.

29 мая подверглась разгрому и запылала предвыборная штаб-квартира Шафика в Каире. Его сторонники обвинили в совершении нападения исламистов. Вечером того же дня на площади Тахрир в центре египетской столицы вспыхнули ожесточенные столкновения между несколькими тысячами противников экс-премьера – главным образом исламистами и неизвестными лицами в гражданской одежде. Не исключено, что это были переодетые военные либо полицейские.

Часть прессы тут же высказала недоумение по поводу плохой охраны штаб-квартиры, хотя необходимость в ее усиленной защите была очевидной. «Налет и пожар ставят множество вопросов, и некоторые даже спрашивают, а не был ли он устроен для того, чтобы содействовать росту популярности Шафика», – писала, в частности, независимая газета «Аш-Шурук». По ее оценке, этот штурм по меньшей мере окружен «ореолом таинственности».

ВСВС демонстрирует решимость

Находившемуся в данный период у власти в АРЕ Высшему совету вооруженных сил было непросто в связи с постоянным ростом антивоенных настроений в египетском обществе. После серии инцидентов со смертельными исходами ВСВС пришлось ввести комендантский час в квартале Аббасия, где находится Министерство обороны, и произвести многочисленные аресты среди активистов протестных движений.

Еще одна интрига в период между двумя турами голосования оказалась связана с неопределенностью статуса Шафика. Дело в том, что еще в апреле египетский парламент принял, а Высший совет вооруженных сил одобрил закон о так называемой политической изоляции, лишившей права баллотироваться на выборах высокопоставленных чиновников прежнего режима. Формально Шафик целиком и полностью подпадал под действие этого правового акта и мог выбыть из предвыборной гонки в любой момент. В ожидании решения судебных властей проигравшие в первом туре кандидаты даже предложили отменить второй тур голосования. Однако Высший конституционный суд решил иначе, отменив упомянутый закон, что обеспечило Шафику продолжение борьбы.

Не оплошали и генералы. Им удалось внести в конституцию страны положения, позволяющие ВСВС в значительной степени контролировать решения первого лица государства, фактически сведя его обязанности к представительской функции. В частности, сразу после признания 14 июня парламентских выборов недействительными и роспуска парламента военачальники присвоили себе права законодательной ветви власти, как это уже было после падения режима Мубарака и до первого заседания нового парламента. За собой Высший совет вооруженных сил оставил право следить за процессом разработки будущей конституции и расходованием государственных средств.

«Братья-мусульмане» тут же охарактеризовали действия военных как государственный переворот. В свою очередь группа светских, левых и либеральных партий в совместном коммюнике заявила, что предпринятые меры «демонстрируют решимость ВСВС усилить свою власть и поставить ее на службу кандидату прежнего режима Ахмаду Шафику».

Совсем не понравилось происходящее в АРЕ и Вашингтону, тут же призвавшему ВСВС уважать демократические процессы. США вообще оказались в сложной ситуации в связи с президентскими выборами в Египте. Ни один из двух прошедших во второй тур кандидатов не устраивал Соединенные Штаты. В случае избрания Шафика там опасались политического хаоса в Египте со всеми вытекающими последствиями. Кроме того, Шафик мог считать, и не без оснований, что американцы предали Мубарака. Вряд ли желательной для Вашингтона была и победа Морси. «Братья-мусульмане» не раз осуждали политику США по отношению к Ирану, американское военное присутствие в регионе Ближнего Востока, а также поддержку Израиля. Поэтому вне зависимости от того, кто встанет во главе АРЕ, предугадывались осложнения американо-египетских отношений.

Неубедительная победа

Второй тур президентских выборов в Египте прошел 16–17 июня. Еще до объявления результатов сначала Морси (18 июня), а затем Шафик (день спустя) объявили себя победителями.

Подсчет голосов шел под постоянным прессингом исламистов. Они вышли на массовые манифестации с требованием признать успех Морси и угрожая военным столкновением с народом. Изначально предполагалось, что итоги голосования будут оглашены 21 июня. Этого не произошло, и обстановка на площади Тахрир все больше накалялась. Сторонники Шафика в свою очередь собрались на площади Наср.

Между лидерами «Братьев» и военными началась «перестрелка» враждебными заявлениями. ВСВС, например, пригрозил, что будет действовать «с самой большой твердостью в случае любой попытки нанести ущерб интересам государства и общества». Совет осудил обоих кандидатов за ни чем не оправданное стремление обогнать события. В свою очередь «Братья» утверждали, что не стремятся к конфронтации, а лишь намерены выступить против любой попытки фальсификации итогов выборов.

Чтобы охладить кипящие страсти, председатель избирательной комиссии Хатем Багато назначил новую дату – 24 июня. Необходимость дополнительного времени объяснялась потребностью рассмотреть иски сторонников двух кандидатов о зарегистрированных ими нарушениях. Представители руководства «Братьев» и военных приступили к тайным консультациям.

24 июня «Братья» продолжали оказывать психологическое давление на тех, кто подводил итоги выборов. На площади Тахрир в центре Каира собрались десятки тысяч сторонников исламистов, готовые на все, если выигравшим объявят Шафика. Они ожидали не напрасно, встретив взрывом ликования официальное сообщение об одержанной Морси победе. Правда, не очень убедительной.

По данным избирательной комиссии, за Морси проголосовали немногим более 13,2 миллиона египтян (51,73 процента голосов), за Шафика – чуть больше 12,3 миллиона (48,27). Таким образом, выдвиженец «Братьев-мусульман» победил с отрывом от конкурента менее чем в один миллион голосов – цифра незначительная для 80-миллионного Египта.

Сразу после объявления результатов второго тура выборов Морси пообещал оставить пост председателя ПСС с тем, чтобы начать работу во имя интересов страны и всех ее граждан вне зависимости от их политических и религиозных убеждений.

Кто он, президент АРЕ?

60-летний Мохаммед Морси по образованию инженер, имеет дипломы Каирского университета и университета в штате Южная Каролина (США). В ассоциацию «Братья-мусульмане» вступил в 70-е годы. До этого являлся активистом Комитета сопротивления сионизму. Дважды (в 2000-м и 2005-м) избирался депутатом Народного собрания (парламента) Египта по спискам независимых кандидатов. Сразу после второго избрания попал на семь месяцев в тюрьму за участие в неразрешенной манифестации. В 2010 году стал официальным представителем «Братьев» и членом политбюро движения. В апреле 2011-го, два месяца спустя после «революции 25 января» возглавил созданную специально под парламентские и президентские выборы ПСС.

Морси выступает за развитие Египта на основе исламских принципов, углубленную приватизацию промышленности и уменьшение регулирующей роли государства в экономике АРЕ.

В предвыборных декларациях Морси ратовал за более уравновешенные отношения с США, за налаживание контактов с Ираном, угрожал пересмотреть мирный договор с Израилем, если Вашингтон откажется от предоставления ежегодной помощи Каиру.

После избрания новый президент АРЕ резко понизил тон и теперь говорит, что намерен уважать все контракты и соглашения, подписанные ранее Египтом. Алжирская газета «Либерте» язвительно заметила по этому поводу: «Разве можно верить, что дорвавшийся до власти исламист откажется от своего теократического проекта?».

Морси женат, у него пятеро детей.

Дальше, дальше, дальше...

Представляется, что «Братья» в лице Морси и военные в период между двумя турами выборов смогли прийти к некоему компромиссу. Первый получил желанный пост, вторые – гарантии нерушимости их особого положения в египетском обществе. Таким образом, пока реальная власть в Египте принадлежит генералам. Но как долго они ее сохранят?

Противоборство ВСВС с Морси неизбежно, особенно в вопросе о полномочиях президента. Кроме того, более чем вероятно покушение «Братьев» на бизнес египетских военачальников, создавших свою собственную экономику.

Ныне очевидно одно: всем ветвям и структурам власти в Египте, включая Высший совет вооруженных сил, в самое ближайшее время предстоит столкнуться с катастрофически быстро растущим комом социально-экономических проблем. Решить их даже в среднесрочной перспективе практически невозможно. Налицо кризис туристической отрасли, которая до революции обеспечивала занятость примерно 10 процентов трудоспособных египтян, а также рост бюджетного дефицита (с 24 миллиардов долларов в 2011–2012 финансовом году до 38 миллиардов в 2012–2013-м). Резко сократились валютные резервы АРЕ – с 36 миллиардов долларов в январе 2011 года до 15 миллиардов в настоящее время. Плюс утрата доверия инвесторов. И если раньше в неспособности справиться с трудными задачами, стоящими перед страной, исламисты обвиняли руководство АРЕ, то теперь им предстоит нести ответственность за положение дел в Египте. Как считает бывший директор Арабского инвестиционного банка Мона Исмаил, «единственный путь для выживания Морси – воспользоваться услугами советников, не имеющих никакого отношения к «Братьям».

К тому же вряд ли новый и совсем зеленый Египет устроит коптов, критическая масса недовольства которых растет изо дня в день. Им нечего терять, к тому же они понимают, что им не простят поддержку Шафика.

С другой стороны, согласится ли основная масса простых «братьев» с соглашениями, достигнутыми без их одобрения? Сумеет ли Морси, которого уже упрекают в недостаточной харизматичности, быть убедительным в своих действиях? Ведь если станет совсем плохо, исламисты могут не удержаться от соблазна пойти по самому легкому пути – обвинить во всех бедах АРЕ внешнего врага. Благо, Израиль находится по соседству. А значит, нельзя исключать, что президентские выборы в Египте, вернее, их результаты в конечном итоге могут привести регион к катастрофическому сценарию – новой войне.

Опубликовано в выпуске № 27 (444) за 11 июля 2012 года

Loading...
Загрузка...
Аватар пользователя СМЕРТЬ ШПИОНАМ
СМЕРТЬ ШПИОНАМ
09 июля 2012
УРА ДАЕШЬ ЖЕЛТЫЕ НОВОСТИ
Аватар пользователя СМЕРТЬ ШПИОНАМ
СМЕРТЬ ШПИОНАМ
09 июля 2012
УРА ДАЕШЬ ЖЕЛТЫЕ НОВОСТИ

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц