Версия для печати

Россия и остальной мир — часть II

Взгляд на настоящее и перспективы нашей страны авторитетного американского аналитика
Грэм Томас
Среди элит существует согласие относительно того, что Россию необходимо модернизировать, чтобы она могла выжить в качестве крупной державы в течение следующего десятилетия и далее. Это не означает, что модернизация действительно состоится.

Окончание. Начало читайте в предыдущем номере.

Среди элит существует согласие относительно того, что Россию необходимо модернизировать, чтобы она могла выжить в качестве крупной державы в течение следующего десятилетия и далее. Это не означает, что модернизация действительно состоится.

Возможные последствия инерции

Недостаток воображения на самом высоком уровне принятия политических решений, борьба бюрократических группировок, инертность чиновничества или его прямое сопротивление, социальный консерватизм – все это может свести на нет любые программы модернизации. Развитие событий по инерционному сценарию ослабит Россию если не абсолютно, то сравнительно с другими крупными державами, активизирует центробежные силы на всей территории бывшего советского пространства и уменьшит вес РФ в мировых делах.


Коллаж Андрея Седых

Это вовсе не означает, что в следующем десятилетии Россию ожидает катастрофа, скорее всего ее не будет. Российское руководство пока что молодо, напористо и уверено в своем праве управлять страной, а население не проявляет особой жажды к активным протестам, опасаясь возвращения беспорядка и нестабильности, которыми были отмечены конец Советского Союза и первое десятилетие новой России. Это не революционная ситуация. К тому же даже без модернизации Россия в ближайшем будущем сохранит достаточный военный потенциал, включая ядерные силы, так что ни у какой другой державы не возникнет соблазна захватить территорию или ресурсы России. Никто не заинтересован в развале Российской Федерации, так как это создало бы зону нестабильности с огромным количеством ядерных материалов в самом сердце Евразии. Конечно, существуют экстремистские силы, которые могут попытаться использовать слабости системы, особенно на Северном Кавказе, отчего последний может стать неуправляемым, а некоторые его части могут стать де-факто независимыми (как это на короткое время случилось с Чечней в 90-х), но вряд ли это будет означать крах системы в целом. Короче говоря, в отсутствие модернизации наиболее вероятный сценарий на ближайшее десятилетие – это постепенное сползание вниз вплоть до некоторой критической точки в том случае, если эту тенденцию не удастся повернуть вспять.

Оптимальный сценарий: что нужно делать?

Оптимальный сценарий предполагает тщательно сбалансированное сочетание модернизации экономики, политической мобилизации, военной реформы и прагматичной внешней политики.

Непременным условием расширения роли России в мире является экономическая модернизация. Она позволит стране укрепить столь необходимое ей присутствие на постсоветском пространстве таким образом, чтобы это не создавало угроз для других крупных государств, и плодотворно сотрудничать со всеми великими державами по широкому кругу глобальных проблем. Тем самым Россия заставит себя уважать. Наконец, модернизация продемонстрирует серьезность намерений властей поставить национальные интересы выше личной выгоды.

Экономическая модернизация – это многоплановый процесс, включающий обновление инфраструктуры страны, большая часть которой сохранилась еще с советского периода и со временем только ветшала, активизацию производственной базы на основе самых передовых методов и технологий мирового класса, инвестиции в развитие передовых технологий, создание сильных и эффективных внутренних финансовых рынков, а также реформу систем здравоохранения и образования для формирования конкурентоспособной рабочей силы, тем более что численность трудоспособного населения России в течение следующего десятилетия наверняка будет продолжать снижаться. Для успеха модернизации понадобятся согласованные общенациональные усилия, умелое государственное руководство и поддержка со стороны наиболее активных групп населения. Потребуются также значительные инвестиции, как минимум несколько триллионов долларов в течение следующего десятилетия, которые РФ не сможет получить только из внутренних источников.

Хотя Россия явно нуждается в диверсификации своей экономики, в ближайшие годы энергетика останется ее важнейшей отраслью и доходы от энергетического сектора по-прежнему будут составлять большую часть поступлений в бюджет и помогут финансировать крупномасштабные программы модернизации. В этой связи России необходимо предпринять больше усилий по разведке и добыче ресурсов к востоку от Урала и на шельфе, особенно в Арктике. Разработка новых ресурсов будет иметь решающее значение для выполнения Россией обязательств по контрактам с европейскими потребителями в течение следующего десятилетия и для удовлетворения растущего спроса на энергоносители в Китае и других странах Азии. Для успеха в этом трудном деле стране необходимы технологии и управленческие навыки, которые в настоящее время она не может получить из внутренних источников.

Россия кровно заинтересована в хороших отношениях с Западом. Часть необходимых ей инвестиций в течение следующих десяти лет она может получить из Китая и некоторых других незападных стран, но необходимые технологии и ноу-хау для модернизации экономики и развития энергетического сектора она может найти лишь на Западе и прежде всего в Соединенных Штатах. Хорошие отношения означают две вещи.

Во-первых, России необходимо продолжать смягчать напряженность в отношениях с Западом, опираясь на «перезагрузку» с Соединенными Штатами и устранение разного рода раздражителей в отношениях с европейскими государствами (по модели разрешения многолетнего спора с Норвегией из-за границы в Баренцевом море и сближения с Польшей в начале этого года). Но при этом ей не следует довольствоваться простым ослаблением напряженности – нужно развивать взаимовыгодное сотрудничество с Западом по широкому спектру проблем безопасности и экономических отношений. В этой связи приоритет должен быть отдан соглашению о ключевых элементах архитектуры европейской безопасности (хотя оно необязательно должно быть основано на предложении российского президента), в частности для устранения политических проблем, которые приводили к перекрытию потоков энергоносителей из РФ в Европу в последние годы. Наконец, России придется работать в тесном контакте с Соединенными Штатами, Канадой, Норвегией и Данией, чтобы обеспечить сотрудничество в области освоения ресурсов Арктики и ограничить риск опасной геополитической конкуренции.

Во-вторых, России необходимо будет создать у себя привлекательный инвестиционный климат. Что необходимо сделать в этой связи, хорошо известно: меньше бюрократии, меньше коррупции, независимый, компетентный и справедливый суд, более эффективная защита прав собственности, особенно интеллектуальной. Вступление РФ во Всемирную торговую организацию, которое недавно состоялось, стало для иностранных инвесторов свидетельством стремления России к интеграции в глобальную экономику и ее заинтересованности во внешней торговле и прямых инвестициях. Членство в Организации экономического сотрудничества и развития поможет убедить западных бизнесменов в том, что страна является привлекательным местом для ведения бизнеса.

Однако для достижения своих целей России будет недостаточно наладить хорошие отношения с Западом. Она должна также, насколько возможно, способствовать формированию благоприятной международной обстановки, прежде всего непосредственно у своих границ, что позволило бы ей сосредоточить внимание на модернизации. Это потребует постоянных усилий по налаживанию конструктивных отношений с Китаем, более активных действий в деле стабилизации положения в Афганистане и вокруг него, энергичных дипломатических усилий, особенно по отношению к Ирану, для предотвращения войны на Ближнем Востоке.

На внутреннем фронте для воплощения в жизнь программы модернизации российскому руководству придется мобилизовать как элиты, так и значительную часть остального населения. Поскольку решающее значение для успеха модернизации имеют творческое начало, гибкость и умение рисковать, необходимо, чтобы политическая система стала открытой. Открытые дискуссии помогут найти правильные решения по целому ряду вопросов, задействовать творчески активные и склонные к риску группы населения, преодолеть всеобщую апатию в отношении общегосударственных дел. Кроме того, выгоды от модернизации должны распределяться как можно равномернее, чтобы обеспечить поддержку, необходимую для долгосрочного успеха. Это означает, в частности, проведение политики, ориентированной на обеспечение большего социального равенства.

Следует предпринять шаги по укреплению чувства политической общности, то есть понимания того, что все россияне связаны общей судьбой. Это почти наверняка повлечет за собой всплеск национализма в той или иной форме. Данная проблема требует пристального внимания. Избежать отчуждения почти 20 процентов населения, принадлежащего к другим этносам, можно, стимулируя гражданский национализм, который должен занять место национализма этнического. Чтобы не ставить под угрозу столь важные для страны иностранные инвестиции, нужно направить энергию на восстановление России и повышение уровня жизни ее населения, а не на мобилизацию граждан против внешнего врага. Повторение антизападной риторики, характерной для избирательного цикла 2007–2008 годов, чревато быстрым свертыванием столь необходимого России сотрудничества с Европой и Соединенными Штатами.

Требуется сделать так, чтобы все эти шаги не привели к дестабилизации политической системы. В частности, руководству страны придется убедить элиты и население в целом, что оно сможет осуществить модернизацию, не допустив дестабилизации, подобной той, что подорвала горбачевскую перестройку и разрушила Советский Союз. Сейчас ситуация, конечно, не столь угрожающая, как 20–25 лет назад: в России не бурлят подспудные этнические конфликты, как это было в Советском Союзе, нынешние руководители страны молоды, энергичны и уверены в себе (в отличие от старых, вялых и неуверенных советских лидеров), уровень недовольства народа сейчас гораздо ниже, чем в конце советского периода. Тем не менее российскому руководству следует позаботиться о том, чтобы переход к открытой политической системе не опережал способность системы интегрировать новых участников политического процесса. Необходимый сдвиг в сторону политической открытости создаст проблемы и для наиболее прогрессивных элементов российского общества, которым придется найти способы сотрудничества с государством, даже если его политика будет не такой решительной, а политическая система станет открываться не столь быстро, как им бы хотелось.

Вся российская история показывает, что радикальная оппозиция режиму со стороны прогрессивных сил, как правило, создает более благоприятные условия для установления авторитарного режима, а не для демократических институтов: достаточно вспомнить завершающий период дореволюционной России и отказ кадетов от сотрудничества с царским режимом или конец советского периода и прогрессивную оппозицию Горбачеву.

Наконец, России требуется основательная военная реформа, которая позволит ей создать Вооруженные Силы, предназначенные для решения чрезвычайных ситуаций, с которыми стране наверняка придется столкнуться, и прежде всего конфликтов низкой интенсивности вдоль ее границ (такие конфликты более вероятны, чем обычные крупномасштабные войны между великими державами). России нужно обеспечить надежное стратегическое сдерживание – хотя и на более низких уровнях – в быстро меняющейся геополитической обстановке, когда возможно увеличение числа государств, обладающих ядерным оружием. Строительство Вооруженных Сил, способных справиться с наиболее вероятными угрозами, поможет улучшить отношения с Западом, в том числе с США. Такая реформа станет убедительным доказательством того, что РФ отошла от анализа характера угроз в духе времен холодной войны и расширяет свои возможности сотрудничать с Соединенными Штатами по широкому кругу проблем, в частности, в Евразии и на Большом Ближнем Востоке.

Критически важные узлы

Оптимальный сценарий развития до 2020 года должен предусматривать стабильное, скоординированное развитие по указанным выше направлениям в четырех областях – в экономике, во внутренней политике, внешней политике и в Вооруженных Силах. Для реализации этого сценария России понадобятся умелые руководители, хорошо понимающие корреляцию между этими четырьмя направлениями и поддерживающие тонкое равновесие между ними и вместе с тем достаточно гибкие и творчески мыслящие, чтобы справляться с проблемами и кризисами, которые неизбежно возникнут в следующем десятилетии. По этой причине критически важны периоды, когда на повестке дня стоит вопрос о власти, то есть электоральные циклы 2011–2012 (который заканчивается) и 2016–2018 годов.

Сейчас на наших глазах коренным образом меняется мировой порядок. Система мироустройства, сложившаяся в эпоху холодной войны, наконец уходит в прошлое – спустя целое поколение после окончания холодной войны как таковой – и приходит осознание того, что даже последняя оставшаяся сверхдержава не в силах доминировать в глобальных делах. Уходит в прошлое также и центральная роль Европы на международной арене, которая сохранялась за ней на протяжении пяти веков.

Главным сюжетом грядущего и последующих десятилетий будет борьба за новое глобальное равновесие, которая скорее всего определит облик всего XXI века. А для России главный вопрос в том, достанет ли у нее воображения, чтобы найти для себя достойное место в этом новом мировом порядке, творческого начала для выработки политики, которая позволила бы ей занять это место, и политической воли для реализации такой политики. В конечном счете это и будет ответом на вопрос о будущем России: предстоит ли ей новый подъем или окончательное завершение периода национального успеха.

Томас Грэм,
бывший сотрудник Совета национальной безопасности США (2002–2007)

Опубликовано в выпуске № 35 (452) за 5 сентября 2012 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц