Версия для печати

Вишня в шоколаде

Система ПРО Москвы создавалась вопреки мнению скептиков
Кнутов Юрий

На совещании руководящего состава Минобороны глава военного ведомства генерал армии Сергей Шойгу недавно объявил о том, что в войска в ближайшей перспективе поступит новая ЗРС ПРО. Речь о ЗРС С-550, которая является специализированной системой дальнего перехвата боевых блоков МБР и может стать важнейшим элементом противоракетной обороны Москвы. В связи с этим полезно вспомнить об опыте создания ПРО столицы.

В декабре 1949 года Комитет начальников штабов вооруженных сил США утвердил план ядерного нападения на СССР «Дропшот» (Dropshot). В 1951-м в Корее начинается война, в ходе которой Пентагон отрабатывает возможность ядерной бомбардировки советских городов.

Опасаясь удара по крупнейшим городам страны, в сентябре 1953 года семь маршалов пишут письмо в ЦК КПСС, в котором ставят вопрос о необходимости создать отечественную систему противоракетной обороны. В нем говорилось: «В ближайшее время ожидается появление у вероятного противника баллистических ракет дальнего действия как основного средства доставки ядерных зарядов к стратегически важным объектам нашей страны. Но средства ПВО, имеющиеся у нас на вооружении и вновь разрабатываемые, не могут бороться с баллистическими ракетами. Просим поручить промышленным министерствам приступить к работам по созданию ПРО (средств борьбы против баллистических ракет)». Письмо подписали Маршалы Советского Союза начальник Генерального штаба – первый заместитель министра обороны СССР Василий Соколовский, первый заместитель министра обороны СССР Александр Василевский, первый заместитель министра обороны СССР Георгий Жуков, председатель Военного совета Минобороны СССР и командующий Прикарпатским военным округом Иван Конев, командующий Войсками ПВО страны маршал авиации Константин Вершинин и его первый заместитель маршал артиллерии Николай Яковлев, а также командующий артиллерией Вооруженных сил СССР маршал артиллерии Митрофан Неделин.

В 1964 году на атомных подводных лодках стали устанавливать баллистические ракеты UGM-27C Polaris A-3 с тремя боевыми блоками. Это означало, что при пуске более чем двух ракет с одной подводной лодки система А-35 с поставленной перед ней задачей не справлялась

В 1958 году Пентагон принимает на вооружение баллистические ракеты средней дальности PGM-19 Jupiter, а в 1959-м – PGM-17 Thor. Первые были размещены в Турции, вторые – в Великобритании. Возникла реальная угроза ракетно-ядерного нападения на Советский Союз.

Еще в 1953 году под председательством начальника КБ-1 Сергея Владимирского прошло совещание, посвященное письму семи маршалов. В ходе прений председатель научно-технического совета Главспецмаша Александр Щукин назвал идею создания системы ПРО глупостью. Его поддержал начальник Радиотехнической лаборатории АН СССР Александр Минц. Он сравнил предложение военных руководителей со стрельбой снарядом по снаряду. Против создания комплекса ПРО был и главный конструктор системы «Беркут» Александр Расплетин, назвав его чушью. Начальник ОКБ-1 НИИ-88 и главный конструктор Сергей Королев заявил, что не видит смысла в разработке подобной системы, так как ракетчики ее смогут всегда обойти. Особо подчеркнем: речь идет не о системе ПВО вокруг Москвы, решение о создании которой было принято еще 9 августа 1950 года, а о системе ПРО.

Несмотря на эти возражения, заместитель технического руководителя по испытаниям радиолокационной станции Б-200 (ЗРК С-25) Григорий Кисунько поддержал обращение семи маршалов. К нему присоединился и главный инженер КБ-1 Федор Лукин.

Уже 28 октября 1953 года Совет министров СССР выпускает распоряжение «О возможности создания средств ПРО», а 2 декабря – «О разработке методов борьбы с ракетами дальнего действия». Для того чтобы Расплетин не мог влиять на работу своего подчиненного Кисунько, 7 июля 1955 года министр оборонной промышленности Советского Союза Дмитрий Устинов подписал приказ «О создании СКБ-30 и проведении НИР в области ПРО». С этого момента у Кисунько появляется возможность самостоятельной деятельности в качестве главного конструктора специального конструкторского бюро.

В-1000 против боевых блоков

Систем противоракетной обороны в то время в мире не существовало и все приходилось создавать с нуля. Несмотря на имевшиеся огромные трудности, уже в 1955–1960 годах на полигоне Сары-Шаган (Казахстан) строится испытательный комплекс, который позволил отработать концепцию создания ПРО района. Комплекс получил название система «А». Разработчики между собой его называли «Аннушка». Система включала в себя радиолокационную станцию дальнего обнаружения, радиолокационные станции сопровождения цели узкого луча, а также противоракеты В-1000. Специально для системы «А» была разработана электронно-вычислительная машина, способная решать в реальном времени задачу наведения противоракеты на головную часть баллистической ракеты и выдавать команду на подрыв БЧ, так как из-за больших скоростей обычный радиовзрыватель оказался неэффективен.

Почти одновременно, в 1958 году в КБ-1 под руководством главного конструктора Кисунько начались работы по созданию ПРО Москвы. Систему назвали А-35. В ее основе лежала система «А».

4 марта 1961 года на полигоне Сары-Шаган была произведена первая успешная стрельба. Впервые в мире противоракета В-1000 успешно поразила боевой блок ракеты Р-12. Противоракета была разработана в ОКБ-2 (МКБ «Факел» им академика П. Д. Грушина»). Она включала в себя две ступени. Конструктивная схема была взята у ракеты В-750, которую разработали для ЗРК С-75. Первая ступень представляла собой твердотопливный ускоритель, который работал от 3,2 до 4,5 секунды. За это время противоракета разгонялась до 630 метров в секунду. После отделения ускорителя запускался маршевый жидкостный реактивный двигатель второй ступени. Он работал от 36,5 до 42 секунд и разгонял противоракету до скорости 1000 метров в секунду. Дальность поражения составляла почти 60 километров, высота поражения – 28 километров. Ошибка в наведении не превышала пяти метров.

В ракете В-1000 использовалась осколочно-фугасная боевая часть (БЧ). Она имела вес 500 килограммов. Зона поражения составляла 75 метров. В состав БЧ входило 16 тысяч стальных шариков диаметром 24 миллиметра с взрывчатым веществом внутри. Дополнительно в каждом шарике находился еще один шарик диаметром 10 миллиметров из карбидовольфрамового сплава с добавлением кобальта. Подрыв боевой части противоракеты производился по команде ЭВМ с земли. Корпус БЧ рассекался детонирующими шнурами. Одновременно срабатывал центральный метательный заряд из порошкообразной смеси тротила и пороха. В результате стальные шарики разлетались равномерно. При столкновении с боеголовкой они пробивали отверстия в прочном корпусе. Это происходило благодаря высокой кинетической энергии и подрыву небольшого количества внутренней взрывчатки, имевшейся в шариках. Через образовавшиеся отверстия в боеголовку проникали внутренние сверхпрочные шарики, которые разрушали детонирующее вещество. Участники испытаний назвали эту необычную боевую часть «вишня в шоколаде».

Узнав об успешных испытаниях системы «А», Никита Хрущев летом 1961 года на сессии ООН заявил на весь мир, что мы теперь можем попасть в муху в космосе. Надо сказать, что американцы смогли добиться аналогичного результата только через 23 года.

На основе успешных испытаний в 1961-м был утвержден эскизный проект противоракеты. Он получил обозначение А-350Ж. В 1962 году в Сары-Шагане проводятся первые испытательные пуски противоракет, а с 1963 по 1964 год осуществляются пуски доработанных изделий (так в то время еще называли ракеты). С 1965 по 1967-й проходят пуски штатной противоракеты А-350Ж (другие названия В-1100 и 5В61).

Несмотря на то, что разработка и испытания системы «А» еще только шли, для экономии времени уже в 1962 году вокруг столицы Советского Союза начинается строительство основных объектов будущего комплекса ПРО. Его создание завершилось в 1967-м. Он включал в себя:

  • главный командно-вычислительный центр (ГКВЦ) с вычислительным комплексом;
  • две РЛС дальнего радиолокационного обнаружения (ДРЛО);
  • четыре позиционных района со стрельбовыми комплексами «Енисей» или «Тобол»;
  • 64 противоракеты А-350Ж;
  • техническую база подготовки ракет АТП-35;
  • систему передачи данных «Кабель».

В качестве РЛС ДРЛО использовались РЛС «Дунай-3». Станции работали в дециметровом диапазоне и использовали фазированные антенные решетки. Одна РЛС включала в себя передающий и приемный радиоузлы, разнесенные на 2,5 километра. РЛС ДРЛО могла обнаруживать до трех тысяч целей на дальности 2500 километров.

Кроме ДРЛО, имелись стрельбовые комплексы «Енисей» или «Тобол». Первый отличался от второго количеством и типом используемых ЭВМ (две и одна соответственно). В каждый входили свои радиолокаторы. Для точного сопровождения цели узким лучом применялся радиолокатор канала цели РКЦ-35 с дальностью обнаружения 1500 километров. РКЦ имел высоту 25 метров. Зеркало параболической антенны составляло в диаметре 15 метров и находилось под сферическим радиопрозрачным укрытием. Радиолокатор канала изделия РКИ-35 сопровождал противоракету и передавал команды для коррекции ее траектории. Антенна имела диаметр 4,6 метра. Один РКИ-35 позволял наводить одновременно две противоракеты.

В каждый стрельбовый комплекс входило восемь пусковых установок (ПУ) – четыре для первого залпа и столько же для второго. Каждая ПУ могла вращаться по азимуту на 360 градусов. Пуск противоракеты производился под углом 60–78 градусов. Для перезаряжания пусковая установка могла опускаться в горизонтальное положение.

Изделия хранились в транспортно-пусковых контейнерах (ТПК) из стали, которые устанавливались на пусковые установки. Длина ТПК – 20 метров. Сверху и снизу использовались герметичные текстильные прорезиненные крышки. При старте верхняя крышка прорывалась носом противоракеты, а нижняя прогорала от пламени стартового двигателя. Наличие ТПК позволяло избежать целого ряда проблем, связанных с хранением, заправкой и возможной утечкой агрессивного жидкого топлива на стартовой позиции. Что же собой представляла сама противоракета?

Цель в ближнем космосе

Противоракета А-350Ж была двухступенчатая. Длина ее составляла 19,8 метра. Масса заправленного изделия – от 30 до 33 тонн в зависимости от модификации. Управление по курсу и рысканью производилось с помощью специального маневренного двигателя. А-350Ж была рассчитана на заатмосферный перехват и поражение баллистической боеголовки в ближнем космосе, где ударная волна отсутствует. В противоракете использовалась осколочно-фугасная либо специальная (ядерная) боевая часть. Последняя имела мощность 500 килотонн и относилась к категории нейтронных. Это позволяло в радиусе 200 метров гарантированно уничтожить боеголовку баллистической ракеты противника. Мощное нейтронное и мягкое рентгеновское излучение приводило к изменению физических свойств ядерной начинки, что делало невозможным цепную реакцию. В результате ядерная боеголовка выводилась из строя.

Противоракета А-350Ж имела минимальную дальность поражения 130 километров, максимальную – 400 километров. Высота поражения составляла от 50 до 400 километров. Весь комплекс ПРО А-35 имел на вооружении 64 противоракеты. Они находились как на стартовой, так и на технической позиции. Макет противоракеты А-350Ж в ТПК впервые показали на параде в Москве 7 ноября 1964 года.

Важное место в системе А-35 заняла уникальная система передачи данных. Все ЭВМ были связаны друг с другом кольцевыми и радиальными каналами связи, благодаря чему их работа осуществлялась согласованно.

10 июня 1971 года система ПРО А-35 была сдана в опытную эксплуатацию, а в июне 1972-го началось ее опытное боевое дежурство.

США тоже не дремали и совершенствовали свои системы нападения. В 1964 году на атомных подводных лодках стали устанавливать баллистические ракеты UGM-27C Polaris A-3. Каждая из них имела разделяющуюся головную часть рассеивающего типа с тремя блоками. Это означало, что при пуске более чем двух ракет с одной подводной лодки система А-35 с поставленной перед ней задачей не справлялась. Что уж говорить о массированном пуске 12 ракет с одной ПЛАРБ. Советская система ПРО, образно говоря, просто захлебнулась бы.

В 1972 году политики нашли компромисс. Между СССР и США заключается Договор об ограничении систем ПРО. Он ввел целый ряд ограничений на действующие и перспективные комплексы противоракетной обороны. Но в конце 70-х годов ХХ века США вместо ядерных начинают производить нейтронные боеприпасы. Ядерный взрыв боевой части противоракеты А-350Ж больше не приводил к саморазрушению ядерной боеголовки. Более того, он вызывал сильную засветку на экранах своих РЛС, что не позволяло своевременно обнаружить и перехватить боевые блоки других ракет.

Еще одно слабое место А-35 оказалось в том, что все ее элементы были плохо защищены от поражающих факторов ядерного оружия. Возникла острая необходимость в создании новой системы ПРО. Но ее разработка и строительство требовали времени, больших финансовых средств. Поэтому было принято решение пойти по пути модернизации имеющегося комплекса.

В 1975 году вместо Кисунько главным конструктором системы А-35 назначается Анатолий Басистов. Под его руководством ПРО Москвы модернизируют до уровня А-35М. В ходе проведенных работ были усовершенствованы система связи, стрельбовые комплексы. В противоракете старая радиоаппаратура заменена на устойчивую к электромагнитному импульсу полупроводниковую. Усовершенствованная противоракета получила наименование А-350Р, а вся система ПРО Москвы – А-35М.

В мае 1977 года модернизированная система была принята на вооружение и вскоре заступила на опытное боевое дежурство. Система А-35М позволяла с некоторыми ограничениями поражать не только одиночные, но и сложногрупповые цели. В случае начала военных действий она могла уничтожать спутники на низких орбитах.

Однако в 1970 году в США на вооружение поступает первая в мире баллистическая ракета с разделяющейся головной частью LGM-30G Minuteman III с тремя блоками индивидуального наведения. В этом же году появилась баллистическая ракета для подводных лодок UGM-73 Poseidon C-3 с десятью блоками индивидуального наведения. За период с 1975 по 1980 год при сохранении общего числа носителей количество ядерных боеголовок в американской ядерной триаде выросло более чем в три раза. Стало ясно, что система ПРО А-35М больше не в состоянии защитить Москву от ракетно-ядерного удара. Поэтому в 1971-м начинается разработка новой системы ПРО, получившей название А-135.

Какой она стала, мы расскажем в следующем материале.

Опубликовано в выпуске № 46 (909) за 30 ноября 2021 года

Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц