Версия для печати

Историки рассмотрели проблемы применения идеологии Розенберга - Геббельса в настоящее время

Круглый стол историков из России, Латвии, Эстонии и Франции "Присоединение Прибалтики к СССР: новые документы, новые исследовательские перспективы" раскрыл историю предельно иделогизированного неологизма "оккупация", введенного в уголовное законодательство трех пост-социалистических республик региона.

Эту видеоконференцию организовал московский историк Александр Дюков, директор  фонда "Историческая память" и persona non grata в Литве после публикации архивных данных о переговорах представителя довоенного диктатора буржуазной Литовской республики Сметоны с руководителями нацистских спецслужб.

 

Что было в июне 1940 года, известно. Советская Украина стала богаче на Волынь и другие польские области, Литва приросла Виленским краем и польским Вильно – сегодня это Вильнюс, литовская столица, границу отодвинули от Минска за счет польских кресов, правда, социалистическая братская Польша получила за это после войны в компенсацию земли Пруссии.Как заметил российский историк Владимир Симиндей, тогда существовал термин "инкорпорация", словосочетание  "жидобольшевисткая оккупация" – изобретение германской пропаганды.

 

"В дипломатических кругах Европы, допускаю, тогда могли говорить "Сталин захватил", но официально геополитическое расширение СССР имело название инкорпорация. То, что сегодня в Прибалтике и на Украине называют "оккупацией", это плоды нацистской пропаганды", - говорит Симиндей.

 

Директор Балтийского центра исторических и социально-политических исследований Виктор Гущин в ходе конференции фонда "Историческая память" заметил, что именно нацисты в листовках и газетах, как "Фолькише Беобахтер", стали впервые последовательно распространять тезисы о советской оккупации 1940 года. Далее, в 1944-1945 году очень многие нацисты, включая коллаборационистов из Прибалтики и Украины, осели в странах Западной Европы, Канаде, Австралии и США. Слово оккупация вошло в словари эмигрантских организаций, при том, что де-юре оккупацию никто из стран НАТО не признал.

 

Как вспоминал один из авторов Декларации о независимости Латвии, профессор Латвийского университета и доктор юридических наук Юрис Боярс, один из главных инициаторов процесса восстановления независимости Балтийских стран по образцу до 1940 года и одним из главных пропагандистов идеологии советской оккупации Латвии - Дитрих Андрей Лебер. Доктор международного права, балтийский немец и профессор Киевского университета, который в годы войны служил в разведывательно-диверсионном подразделении "Бранденбург-800".

 

"Именно Лебер и его эстонский коллега Борис Мейснер внушали своим балтийским коллегам идею непрерывности существования Балтийских республик, суверенитет которых стоит всего лишь восстановить", - говорит Гущин. По мнению историка, принятие 4 мая 1990 года Декларации о независимости (реституции) Латвийской республики имело для народа негативные последствия. Гущин подчеркнул, что в угоду Западу были прерваны многовековые дружба и сотрудничество с Россией. А в уголовном законе Латвии появилась уникальная статья 74 (1), в которой за отрицание или прославление советской оккупации – до 5 лет тюрьмы.

 

"Так от идеологии нацистов мы дошли до этого. Преобразование идеологии Декларации 4 мая в новое законодательство привело к построению недемократического, этнократического политического режима, основанного на жесточайшем подавлении прав национальных меньшинств, ограничения прав и свобод для всего населения Латвии. А также политической и историко-культурной реабилитации идеологии латышского нацистского коллаборационизма", - заявил Виктор Гущин.

 

Василий Соколов

Loading...
Загрузка...
Новости

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц